Расследования

«Идеология выше жизни»

На процессе по делу националистов из банды БОРН подсудимые начали давать показания и попытались объяснить, зачем они убивали

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 141 от 15 декабря 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Надежда Прусенковакорреспондент

На процессе по делу националистов из банды БОРН подсудимые начали давать показания и попытались объяснить, зачем они убивали

Максим Баклагин. Фото из материалов дела
 

Первым свой рассказ начал Максим Баклагин. Среднего роста, в рыжем свитере и темно-синих джинсах, с наметившимися залысинами — в следующем году ему исполнится 30. Родился и вырос в подмосковном наукограде Дубне, окончил институт, работал сначала помощником юриста, потом — юристом на заводе. Женился, пока был в бегах, родилась дочь.

Баклагина задержали в июне 2012 года, вместе с подельником Вячеславом Исаевым, на съемной квартире в городе Александрове Владимирской области. По нашим данным, выйти на роль Баклагина в преступлениях следствию сильно помог уже осужденный на пожизненный срок за убийство адвоката Маркелова и журналистки Бабуровой (а теперь еще и за организацию банды БОРН) неонацист Никита Тихонов — он написал полную и подробную явку с повинной и дал дополнительные показания.

Баклагина обвинили в убийствах (эпизоды с антифашистами Джапаридзе и Хуторским, чемпионом мира по тайскому боксу Абдуллаевым, таксистом Хачикяном), посягательстве на жизнь лица, осуществляющего правосудие (убийство судьи Чувашова), покушении на сотрудника правоохранительных органов (нападение на участкового Беняминяна), участии в банде и экстремистском сообществе, а также — в незаконном обороте оружия. В общем — это пожизненное.

Свою вину Максим Баклагин полностью признал еще на следствии, дал подробные показания, показал на месте, как совершались преступления, указал, где прятали оружие. А в суде в течение двух дней рассказал присяжным, как он убивал.

Но так и остался без ответа вопрос: где проходит та грань, перейдя через которую мальчик из хорошей семьи, юрист, берет в руки оружие и идет убивать? И почему из пяти его одноклассников, тоже националистов, которым предложили вступить в банду и убивать людей, двое отказались, но трое — Баклагин, Исаев и Тихомиров — ответили «да»…

Баклагин говорит четко и спокойно. Не сбиваясь, почти без пауз. Объясняет это тем, что «много раз прокручивал в голове все эти эпизоды». Каждый протокол его допроса дописан неровной строчкой: «…в совершенных преступлениях раскаиваюсь, сожалею». Впрочем, рассказ его не был похож на историю раскаявшегося человека или хотя бы осознавшего, что он совершил и зачем.

Читайте также:

Убить судью

В суде по делу БОРН рассмотрели убийство Эдуарда Чувашова

Он познакомился с Коршуновым (еще один член БОРН, непосредственный убийца Ивана Хуторского и судьи Чувашова, в 2011-м подорвался на собственной гранате) в 2005 году, в Медведкове, — Коршунов там жил, а Баклагин с Исаевым снимали квартиру. Общались на разные националистические темы, в какой-то момент поругались, и Коршунов пропал. Тогда же в 2005-м Коршунов познакомил его с Михаилом Волковым — активным на тот момент участником неонацистской банды ОБ-88.

Коршунов появился вновь в 2008 году, позвонил, предложил встретиться и завел разговор о том, «что происходит в стране, какая бесконтрольная миграция, а ты женился, работаешь, завязнешь в быту. Наши единомышленники — националисты — томятся в тюрьмах, а кавказцы на улицах убивают и насилуют. Хочешь ли ты жить в такой стране, как Франция? Где на улицах ходят геи, в сборной по футболу играют одни мигранты и превращают страну в халифат?» Баклагин задумался.

В декабре 2008-го Коршунов познакомил его с Никитой Тихоновым, который был в розыске за убийство антифашиста Александра Рюхина (2006 год). Адвокатом потерпевших по делу был Станислав Маркелов. Именно он добился того, что обвинение в убийстве было предъявлено Тихонову и Паринову (последний — член БОРН, до сих пор в розыске, предположительно в Украине), и они в итоге были объявлены в розыск.

«Я спросил Тихонова, жалеет ли он о том, что так все вышло? Он ответил, что не жалеет, что только уважать себя больше начал. Что живет не обычной жизнью, а на нелегале, занимается спортом, читает книги и ведет слежку за возможными жертвами».

В январе 2009-го произошло убийство Маркелова и Бабуровой. Через несколько дней Баклагин встретился с Тихоновым. «Я спросил его, он ли это сделал, он ответил отрицательно. Но я сказал, что человек на стоп-кадрах похож на него, и, если ему нужна помощь, я помогу. Тихонов и Коршунов предложили мне поговорить со своими друзьями о возможном начале совершения преступлений в составе БОРН. Если совершать преступления от имени БОРН, считали они, будет больше резонанса. Если о совершенном преступлении никто не знает, его, считай, и не было». Тогда же Тихонов рассказал про антифашистов Джапаридзе и Авалишвили. По его информации, они избили сестру осужденного националиста Павла Скачевского (информация распространилась на правых сайтах, в действительности никакого избиения не было, уголовное дело было сразу же закрыто). Передал бумажку с адресом и диск с фотографиями. «Если вы согласитесь — станете частью БОРН». Через несколько дней Тихонов сказал, что с Авалишвили их опередили: вечером неизвестные подкараулили антифашиста у дома и несколько раз порезали ножом. Оставался 20-летний студент Илья Джапаридзе.

В феврале 2009-го Баклагин встретился в Дубне со школьными друзьями. Их было пятеро: кроме Баклагина — Вячеслав Исаев, Юрий Тихомиров, Иван Козлов и Игорь Майшев. Двое — наотрез отказались. Остальные в итоге — на скамье подсудимых.

Алексей Коршунов

Убийство Джапаридзе готовили несколько месяцев. Пытались выяснить его график, но у студента «Вышки» особого графика не было. Тогда решили дежурить по субботам: народу меньше. Три месяца каждую субботу они приезжали к дому Ильи, но встретили его там лишь однажды — в день убийства. Премудрости убивать учил их Коршунов: он уверил, что если стрелять сразу в голову, то человек теряет сознание. А потом можно добить. Стрелять должен был Тихомиров. Это единственный его эпизод. После убийства Джапаридзе Коршунов сказал, что опасается иметь с ним дело, «он еще не готов к убийствам». «У него и кличка была — Эстонец, он с детства подтормаживал» (сидящий с ним в «аквариуме» Тихомиров улыбнулся), — говорил Баклагин. Впрочем, свое «дело» Тихомиров «сделал» — четыре выстрела из травматического пистолета «Оса» в голову Джапаридзе. Но, вопреки обещаниям Коршунова, антифашист не потерял сознание, он хватался рукой за нож, которым бил Баклагин, и кричал: «За что?!»

Экспертиза установила, что было нанесено 26 ножевых ранений. «Я убил, меня это не оправдывает, но я не Джек Потрошитель. Я ударил раз семь-восемь в грудь и живот, остальные раны у него оттого, что он за нож хватался». Уехали с места преступления на метро, выкинули парики и нож. Тихомиров вскоре был задержан и осужден на 10 лет строгого режима. Баклагин и Исаев были допрошены по делу, но задерживать их не стали, а позже они ударились в бега.

«После убийства Тихонов стал к нам более доверительно относиться. А я понимал, что у меня началась двойная жизнь. Много мыслей было. Тут примером самоотверженности для меня был Коршунов. Он говорил, что, раз мы стали на этот путь, надо идти до конца».

Летом 2009 года Тихонов рассказал о банде «Черные ястребы» — кавказцы, которые избили русских в метро. (То, что это была именно банда, впоследствии не подтвердилось: избиение было единичным случаем.) «Тихонов предложил нам убить одного из членов банды. Мы уже встали на путь борьбы и согласились не задумываясь. Нас поразила наглость — в подробности мы не всматривались». Через несколько дней был убит член "ястребов" Расул Халилов. Это сделал в одиночку Михаил Волков, он признал свою вину. Нападение на второго члена банды, которого должны были убить Коршунов и Баклагин, отменили: возле дома дежурила полиция.

В октябре 2009 года снова встретились вчетвером — в Гольянове, где жил антифашист Иван Хуторской по прозвищу Костолом. «Больше всего убить его хотел Коршунов, он говорил, что «антифа» нападают на слабых националистов и ломают им конечности. Поэтому надо его убить. Также обсуждали приговоры националистам, которые выносят судьи. Называли фамилии Усова и Штундера. Тихонов сказал, что уже ищет о них информацию». Убивать Костолома должен был Коршунов; Баклагин и Исаев — следить.

3 ноября задержали Тихонова и Хасис. «Мы поехали к Коршунову обсудить, что делать дальше, может, всё отменить. Но он сказал, что отменять нельзя. Никита услышит об убийстве, ему будет легче и приятнее». 16 ноября 2009 года Баклагин увидел, как Иван Хуторской вышел из троллейбуса и направился к дому. «Встречай», — сообщил по рации Коршунову. Тот встретил… (В явке Тихонова говорится, что они с Коршуновым нападали на Хуторского еще в 2007 году, — оглушили битой и порезали шею, но Иван выжил. В этот раз — два выстрела в голову.)

Через пару недель Коршунов рассказал о том, что есть спортивный зал, где занимаются кавказцы, — мечтал приехать туда и расстрелять всех из пулемета «Суоми». Но побоялся: в соседнем здании отдел милиции. Тогда он нашел другой зал — на стадионе «Наука». «Потом Коршунов долгое время не выходил на связь, он был на нелегале после убийства Маркелова, его фото были в интернете. Мы решили закончить преступление сами. Стрелять должен был Исаев, потому что я уже убивал, а он — нет».

У выхода из зала разговаривали двое. Исаев приложил приклад к плечу и выстрелил в голову одного из них — жертва погибла на месте. Это был чемпион мира по тайскому боксу Муслим Абдуллаев. Исаев перевел ствол на второго. «Ну, стреляй уже!» — крикнул Баклагин.  «Не могу: заклинило», — ответил Исаев. Руслан Нуричуев успел убежать. «Я стрелял ему вслед из травмата, но не попал. Он тоже отстреливался, Исаеву в ногу попал».

Коршунов появился в феврале без звонка. Снова говорили о судьях. В это время шел процесс неонацистской банды «Белые волки». В Сети появилась аудиозапись, где судья Чувашов, который рассматривал это дело, говорит: «Русских надо вешать и убивать». «Фраза, вырванная из контекста и смонтированная, мы потом только поняли». Коршунов предложил убить судью — запись была лишь поводом.

«Я не знаю, это было малодушие или трусость, но убивать мы отказались — слишком громкая цель. Коршунов тогда попросил проследить за судьей — мы согласились». Убийство он планировал на 8 апреля — день вынесения приговора, но не вышло. Все случилось 12 апреля. «Я прочитал на «Лайфньюс», что убит судья. И сразу понял, кто это сделал». Баклагин разослал по СМИ сообщение, в котором говорилось, что ответственность за убийство взяла на себя БОРН.

«Я не знаю, кто из вас кто, я на вас не смотрю, не могу смотреть, — сказала на это мама убитого судьи, Светлана Чувашова. — Но ответьте мне на один вопрос: «За что вы убили моего сына?!» — «У меня нет ответа на этот вопрос».

Коршунов появился через месяц и подробно рассказал, как убивал судью. Поднялся ему навстречу по лестнице, поздоровался, развернулся и дважды выстрелил в голову. Потом Коршунов попросил помочь ему с переездом — летом он жил в палатке в Тверской области, так можно было не платить за жилье. Зимние вещи закопал в яму, оружие передал подельникам. «С собой у него всегда была только маленькая сумочка: там трусы, носки, зубная щетка, граната и пистолет».

Этим же летом 2010-го Баклагин прочитал на портале «Лайфньюс» о том, что таксист избил сотрудницу салона связи, и у нее случился выкидыш. В суде выступила сама Олеся Агнеева, рассказала: она вовсе не была беременна и никакого ребенка она не теряла. «Вы вообще проверяли информацию из интернета?» — спросила потом Баклагина прокурор. «А зачем? Я верил журналистам», — был ответ.

Убить таксиста Хачикяна предложил сам Баклагин, Коршунов идею поддержал. Но делать это решили не сразу, а когда спадет волна интереса к БОРН. Адрес узнали из электронных баз данных, подкараулили на лестничной клетке. Из обреза один выстрел в голову — таксист погиб сразу. Исаев раскидал листовки «Это за ребенка. БОРН» этажом ниже. Убегая, Баклагин подвернул ногу и неделю провел в больнице.

27 сентября, возвращаясь домой, Баклагин заметил в окнах силуэты: понял, что обыск. Коршунов посоветовал уезжать. Вместе с Исаевым по фальшивому паспорту, сделанному также Коршуновым, сняли квартиру в Ярославле, позже перебрались в Александров. «Мы были очень подавлены, каждый день обсуждали, зачем мы это делали, к чему это привело, ведь миграционная политика не меняется, а последователей у нас не появилось. Почему сейчас об этом так спокойно говорю? Потому, что за четыре с половиной года уже столько раз в голове это прокручивал».

Но Исаев решил продолжить борьбу. Зимой он вычитал на сайте запрещенного уже ДПНИ об участковом, который якобы в конфликте соседей встал на сторону узбеков, а не русских. В суде это не подтвердилось, участковый Беняминян уже 8 лет работал на другом участке и не мог быть причастным к этой истории. Но информацию, как и прежде, никто не проверял. Исаев поехал убивать сотрудника полиции, но, к счастью, лишь ранил его в челюсть. «Единственное, что я сделал, это сжег одежду Исаева, в которой он совершил преступление, в костре за гаражами. Разве это соучастие? С какой целью сжег? С целью сокрытия преступления. Но разве ж это соучастие?!» — все переспрашивал Баклагин.

В феврале 2011-го они последний раз видели Коршунова. Тот подарил им наган и гранату и сказал, что больше они не увидятся. Оказался прав: в октябре этого же года Коршунов подорвался на гранате в Запорожье.

«А мы просто жили до задержания: занимались спортом, читали книжки, ходили за грибами и ягодами. Мы продолжали наши эти разговоры о том, к чему это все привело и что вообще меняется. Государство не слышит нас, не допускает в партии, последователей у нас не появилось. Вот сидим здесь, и что? В июле 2012 года нас задержали. Всё», — закончил Баклагин.

— А почему вы решили убивать? Не просто избить, например, а именно убивать? — спросил председательствующий судья Козлов.

— На тот момент мы ставили идеологию выше жизни. Считали, что убийство — это один из способов сделать так, чтобы нас услышали. Тогда мы думали, что это допустимо.

Следующим показания в суде начал давать Вячеслав Исаев. Затем в суд вызовут свидетелей защиты, в числе которых Илья Горячев — предполагаемый идеолог и лидер БОРН, его дело выделено в отдельное производство, и он сейчас содержится в СИЗО.

Теги:
борн, суды
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera