Сюжеты

Порвать Сеть и приручить

Чиновники и депутаты пытаются превратить интернет из территории свободы в послушный им инструмент

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 141 от 15 декабря 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Мария ЕпифановаДиана Хачатрян«Новая газета»

Чиновники и депутаты пытаются превратить интернет из территории свободы в послушный им инструмент

Петр САРУХАНОВ — «Новая»
 

«Новая газета» продолжает следить за тем, как чиновники и депутаты изощряются в разработке запретительных инициатив, регламентируя все сферы общественного бытия. Мы уже писали о попытках блюстителей морали залезть в постель к своим избирателям и ограничить их права в сугубо частной жизни (см. «Новую», № 126 от 10 ноября). Теперь поговорим о регулирование интернет-связей.

События 2011 года, когда соцсети стали эффективным инструментом мобилизации людей для участия в протестных акциях, существенно изменили вектор государственной политики в области регулирования интернет-жизни. Постепенно из островка свободы интернет превращается в зарегулированную зону, а для некоторых граждан — даже в ловушку.

Пару недель назад житель Ижевска получил уголовную статью за анекдот, рассказанный на странице «ВКонтакте», — его расценили экстремистским. Ярлык «экстремизм», как известно, у нас можно легко навесить на все, но дело не в этом. Государство шлет отчетливый сигнал: будь осторожен, когда оставляешь запись в блоге, скачиваешь фильм, переписываешься в чате. Даже здесь за тобой следят.

 

ТОП инициатив, ограничивающих интернет

Борьба с «неправильными» сайтами

1 ноября 2012-го вступил в силу закон «о черных списках сайтов», инициированный Лигой безопасности интернета. Отслеживать сайты с «вредоносной» информацией (детская порнография, информация о суициде и наркотиках) поручено Роскомнадзору, ФСКН и Роспотребнадзору. Процедура такая: Роскомнадзор уведомляет провайдера хостинга, владельцу сайта дается трое суток на удаление информации — если этого не произошло, ресурс блокируется и попадает в единый реестр сайтов с запрещенной информацией. Процесс «разблокировки» — после выполнения требований ведомства по обращению.

15 ноября 2013 года Роскомнадзор, Роспотребнадзор и ФСКН опубликовали совместный приказ о возможности блокировки любых сайтов, содержащих ссылки на уже заблокированные ресурсы.

1 февраля 2014 года вступила в силу «поправка Лугового». Согласно закону, инициированному депутатом от ЛДПР Андреем Луговым, Роскомнадзор имеет право блокировать сайты, распространяющие призывы к массовым беспорядкам, до решения суда. Для разблокировки владелец сайта должен обратиться в Генпрокуратуру — без ее сигнала Роскомнадзор не может вернуть доступ к сайту, даже если «экстремистские» материалы уже удалили. Так вскоре были заблокированы «Грани.ру», «Ежедневный журнал», «Каспаров.ру».

6 декабря 2014 года парламент Республики Северная Осетия внес в Госдуму законопроект, позволяющий до суда блокировать сайты за информацию, «пропагандирующую расовую, национальную или религиозную ненависть». В настоящее время решение о блокировке по этим основаниям принимает суд по заявлению прокуратуры.

 

Борьба с пиратами

1 августа 2013 года вступил в силу «антипиратский закон», позволяющий блокировать сайты за размещение фильмов и ссылок на них без согласия правообладателя. Механизм почти как с «черными списками»: правообладатель жалуется в Роскомнадзор, тот отправляет уведомление и дает три дня на удаление фильма, в противном случае — досудебная блокировка.

19 ноября 2014 года Совет Федерации одобрил второй «антипиратский закон» — он распространяет действие первого на музыку, книги и программное обеспечение. Закон должен вступить в силу 1 мая 2015 года. Правила для «нарушителей» еще больше ужесточаются: теперь, если правообладатель дважды выиграет в суде у одного и того же ресурса, такой ресурс может быть заблокирован навсегда.

 

Контроль над пользователями

22 апреля 2014 года Госдума приняла так называемый «антитеррористический пакет» поправок, внесенный главой Комитета по безопасности Ириной Яровой и ее коллегами. Кроме террористов и экстремистов депутаты решили ограничить:

электронные переводы: теперь анонимные интернет-переводы физическим лицам полностью запрещены;

владельцев серверов — «организаторов распространения информации»: теперь они обязаны уведомлять Роскомнадзор о начале своей деятельности, а также хранить данные обо всех действиях пользователей в течение полугода;

популярных блогеров: сетевые журналы с посещаемостью более 3 тысяч человек в сутки оказались фактически уравнены в обязанностях со СМИ. Они должны проверять достоверность информации, соблюдать законодательство о выборах, размещать в своем блоге имя, фамилию и контактные данные, не допускать нецензурной лексики в своих постах и комментариях к ним.

22 июля 2014 года Владимир Путин подписал закон о запрете хранения персональных данных россиян за рубежом. По закону любой оператор обязан обеспечить хранение персональных данных россиян в базах данных, расположенных на территории РФ. В противном случае Роскомнадзор может требовать ограничения доступа к этим ресурсам. Фактически это может означать отключение от Google, Facebook, Twitter и других крупных международных сетей.

18 июля 2014 года Министерство связи и массовых коммуникаций опубликовало приказ о совершенствовании СОРМ (система технических средств для оперативно-разыскных мероприятий) — так называемая СОРМ-3 должна заработать с 31 марта 2015 года. Спецслужбы увеличивают каналы доступа — электронная почта, IP-адреса, службы мгновенных сообщений, номера телефонов и так далее. При этом весь пользовательский трафик операторы обязаны хранить минимум 12 часов.

31 июля 2014 года Правительство РФ внесло изменения в Закон «Об информации». Для подключения к интернету в «коллективных пунктах оказания телематических услуг» (в отделениях «Почты России» и интернет-кафе) необходимо будет указывать персональные данные. Провайдеры обязаны хранить их в течение полугода.

***

Как все начиналось

Всерьез о регулировании интернета власти задумались в конце 2011 года — до этих пор специальных законов никто не принимал, а суды за неправильную запись в блоге были редкостью. «Государство не должно придумывать правил для интернета», — заявил 9 сентября 2011-го Игорь Щеголев, тогда — глава Минкомсвязи. А уже через два дня в сети RuLeaks (наш аналог WikiLeaks) появился проект первого запретительного закона — о «черных списках сайтов». Начало было положено. Следом приняли закон «о политической цензуре», развернули борьбу с пиратством, ограничили интернет-платежи, приравняли блогеров к СМИ, напринимали поправок, касающихся персональных данных пользователей.

Блокировать сайты довольно бессмысленно, говорят эксперты. В Сети — масса инструкций о том, как обойти запреты Роскомнадзора, настолько простые, что справится и школьник. Те же «Грани.ру», уже почти год официально заблокированные, теряют в просмотрах и рекламе, но их основная аудитория никуда не делаcь и продолжает спокойно читать ресурс.

Иногда сильно страдает логика. Так, в первые месяцы под блокировку попал сайт психологов за публикацию доклада «Суицид. Как предотвратить самоубийство». Или канал YouTube — за социальную рекламу против суицида, получившую несколько международных наград.

— За последние 2 года мы получали предупреждение за 20 разных статей, — рассказывает Станислав Козловский, исполнительный директор «Викимедиа РУ». — Например, за статью про пентобарбитал — в ней сказано, что с помощью этого вещества покончила с собой Лиля Брик, поэтому это расценили как пропаганду суицида. То же самое — со статьей про самосожжение, от нас требуют убрать определение этого термина.

 

Дело техники

Проблема не только в особой логике Роскомнадзора. За последние 2 года под горячую руку чиновников попала куча посторонних интернет-страниц. Сайт Тины Канделаки, сайт детского сада «Солнышко», страничка Свято-Введенского прихода — вот несколько самых первых жертв закона «о черных списках». Это все технические ошибки.

Существуют два способа заблокировать ресурс: точечная (по URL-ссылке, когда блокируется отдельная страница сайта) и неточечная (когда блокируется весь ресурс по IP-адресу). Стоит ли говорить, что первый способ лучше, но при этом значительно сложнее и дороже — а потому не все операторы связи могут его использовать. Согласно нашему законодательству вид блокировки выбирает сам оператор.

— IP-адресов ограниченное число, а сайтов гораздо больше, поэтому на одном адресе могут находиться десятки сайтов, — объясняет Артем Козлюк, один из основателей портала «Роскомсвобода», объединяющего борцов за права интернета. — Операторам даются все параметры: URL-ссылка, домен, IP-адрес. Те, кто не может блокировать постранично, блокируют весь ресурс. Поэтому заодно в «черные списки» попадают десятки «добропорядочных» ресурсов.

По данным, собранным редакцией портала «Роскомсвобода», с 1 ноября 2012 года было заблокировано 175 тысяч «добропорядочных» сайтов — это 93% реестра. Недавно разработать процедуру точечной блокировки пообещал крупнейший оператор — «Ростелеком».

Как правило, Роскомнадзор блокирует быстро, а вот добиться исключения из реестра непросто. Тем, кого «поймали» на информации о наркотиках, суициде или детской порнографии, — нужно удалить «опасные страницы» и обратиться в Роскомнадзор.

В случае с политической цензурой все сложнее: решение о разблокировке может принять только Генпрокуратура, но она далеко не всегда конкретизирует свои претензии. Так, «Грани.ру» оказались заблокированы «по совокупности материалов», — чтобы сайт разблокировали, с него надо просто-напросто удалить всё.

Кстати, от наших законодательных нововведений страдает не только российский сегмент интернета. Через сеть «Ростелекома» проходят трансграничные трафики на территорию Армении, Азербайджана, Молдовы, Узбекистана. И там пользователи стали жаловаться на блокировку отдельных ресурсов по российскому законодательству. В «Ростелекоме» пообещали разобраться.

 

Кто контролирует интернет

— Проблема интернета в том, что у него нет своей группы лоббистов — тех, кто защищал бы интересы пользователей, — считает депутат Госдумы Илья Пономарев, экс-глава Комитета по информационным технологиям и информационной политике. — При этом существуют различные структуры, которые контролируют интернет. Это администрация президента — прежде всего Вячеслав Володин и Радий Хабиров. При Суркове эти функции выполнял Константин Костин. С другой стороны — Минкомсвязи под руководством Никифорова.

Особое место в этой структуре занимает так называемая Лига безопасного интернета. Именно лига внесла в Госдуму первый вариант законопроекта «о черных списках» — в самой жесткой редакции. Сейчас в лиге предлагают ввести «белые списки» — фильтрацию на уровне оператора. Предполагается, что провайдер будет давать пользователям доступ только к проверенным и безопасным сайтам, а остальные — блокировать автоматически.

— «Белые списки» хорошо работают, когда это дополнительная услуга, например, различные виды «родительского контроля», — считает Артем Козлюк. — Но когда это пытаются внедрить на уровне государства в обязательном и массовом порядке на стороне оператора связи без возможности отключения со стороны пользователя — это прямое нарушение прав граждан на доступ к информации с введением очередной степени государственной цензуры.

Кроме того, непонятно, как можно фильтровать весь поток интернет-трафика с учетом того, что новые сайты открываются каждый день. Козлюк предполагает, что для новых сайтов введут предфильтрацию: например, они не смогут заработать без согласования Роскомнадзора.

Перспектива «белых списков» кажется абстрактной «страшилкой», если не принимать во внимание то, что разрабатывали этот проект именно в лиге, которая обладает мощным ресурсом и прямым выходом на администрацию президента. Лига заработала в 2011 году, глава попечительского совета — бывший министр связи Игорь Щеголев. Председатель правления — его ближайший соратник Константин Малофеев, чей Благотворительный фонд Святителя Василия Великого является основным спонсором. Сам Малофеев в одном из интервью сказал, что лига создана по поручению «известного общественного православного деятеля», имени которого он называть не хочет. При этом очевидно, что со связями у лиги все в порядке.

— Они обладали серьезным влиянием при Щеголеве, — говорит Илья Пономарев. — Потом его сменил Никифоров, но у Щеголева остались тесные контакты с Громовым, а через него — с Роскомнадзором. К тому же Малофеев дружен с Сергеем Ивановым — это еще один канал.

Помимо борьбы с «нехорошими сайтами» Константин Малофеев, как известно, активно помогает «Новороссии» — за это он даже попал в санкционные списки Европы и Канады, а на территории Украины обвиняется в пособничестве терроризму. Малофеева связывают давние отношения с Александром Бородаем, экс-премьером ДНР: тот работал консультантом Малофеева в Marshall Capital, которым владеет бизнесмен.

Видимо, этим объясняется то, что лига, радеющая за нравственность и мир, смотрит сквозь пальцы на многочисленные сайты, с призывом записаться в ополчение и разжигающие ненависть к украинцам, — а таких сайтов в Рунете все больше.

 

Что еще хотели бы запретить

Одних только интернет-сайтов чиновникам мало — они все чаще норовят покуситься на соцсети. Особо рьяные борцы были бы не просто «ограничить», но и вообще закрыть и Twitter, и Facebook — но пока не находят поддержки в верхах.

 

Август 2013-го. Депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Виталий Милонов представил законопроект, предусматривающий введение наказания за размещение ложной информации в форме шуток в социальных сетях.

Январь 2014-го. Тот же Милонов предложил штрафовать россиян, создающих фейковые аккаунты в соцсетях, на сумму от 5 до 10 тысяч рублей (юридических лиц — от 1 миллиона до 2 миллионов рублей).

Май 2014-го. Заместитель главы Роскомнадзора Максим Ксензов в интервью газете «Известия» сообщил, что некоторые зарубежные интернет-компании не идут на контакт с российскими властями и «используют пользователей как инструмент политики». «Мы завтра же можем в течение нескольких минут заблокировать Twitter или Facebook в России. Мы не видим в этом больших рисков», — сказал он. Глава правительства Дмитрий Медведев раскритиковал заявление Ксензова. По его словам, «отдельным чиновникам нужно иногда включать мозги и не давать интервью, объявляющие о закрытии соцсетей».

Август 2014-го. Виталий Милонов заявил, что у властей должна быть возможность досудебно блокировать нежелательные аккаунты в Twitter, «если они оскорбляют Россию».

Сентябрь 2014-го. Депутат Госдумы от «Единой России» Евгений Федоров предложил перевести российский сектор поисковой системы Google под государственный надзор, а также «национализировать» Facebook и Twitter.

Октябрь 2014-го. Сначала глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров предложил «отрезать» россиян от Skype и Twitter, затем — отключить жителей Чечни от интернета вообще. По его мнению, глобальная Сеть мешает правильному воспитанию молодежи.

 

Бывает и хуже

В рейтинге интернет-свободы Freedom House аутсайдерами являются Китай, Куба и Иран. Россия, соседствуя с Зимбабве и Венесуэлой, находится пока на 41-м месте (из 60) по уровню свободы интернета, ее статус оценивается как «частично свободный».

 

Китай

Официальное название системы интернет-цензуры, запущенной в 2000 году, «Золотой щит» (наши интернетчики называют ее «Великий китайский файрвол»).

На данный момент в Китае существуют два способа фильтрации страниц: с помощью автоматической блокировки или живых людей (по разным данным, на государство работают от 20 до 50 тысяч человек). Главный параметр поиска — ключевые слова, связанные с государственной безопасностью.

Все сайты, расположенные в самом Китае, регистрируются в министерстве промышленности и информационных технологий. Для получения права на размещение постов пользователи соцсетей должны сообщить администрации сервиса свои реальные имена и номера удостоверений личности. Публикация запрещенной информации (к примеру, критики в адрес лидера партии) может обернуться блогеру, который имеет более 5 тысяч посетителей в день, лишением свободы на 3 года.

Facebook и Twitter были заблокированы в Китае в середине 2009 года, а сайт The New York Times и десятки других сайтов иностранных СМИ — в 2012 году. Правозащитные организации утверждают, что в китайских тюрьмах находится самое большее в мире количество осужденных за «интернет-преступления».

 

Иран

С 2005 года власти Ирана жестко контролируют интернет. Согласно официальной статистике, в 2007 году было заблокировано 10 миллионов сайтов. Самая частая причина — порнография. К ней Иран относит сайты знакомств, материалы по половому просвещению и правам женщин и даже изображения «провокационной одежды».

После массовых протестов в 2009 году иранские власти заблокировали доступ к западным соцсетям, опасаясь координации пользователей для участия в протестных акциях.

По всей стране установлено общее ограничение максимальной скорости интернет-доступа — 128 Кбит/с (одна из самых низких в мире). Три месяца назад президент Рухани, известный своими либеральными взглядами, пообещал увеличить скорость в 8 раз. Однако сразу после этого духовный лидер Ирана аятолла Хаменеи издал фетву — он назвал 3G аморальным, подрывающим устои шариата.

Власти Ирана активно применяют уголовное преследование в отношении пользователей интернета, в том числе смертную казнь. Так, 30-летний Сохейл Араб был приговорен к смертной казни за оскорбление пророка Мухаммеда в Facebook. А в 2010 году популярного блогера Хоссейна Дерахшана приговорили к 19,5 года тюрьмы за «антиисламскую пропаганду». А в начале этого года в Иране запретили переписку в соцсетях между незнакомыми мужчинами и женщинами.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera