Сюжеты

Как быть национальным лидером без власти

В пятницу Бельгия прощалась с вдовствующей королевой, 86-летней Фабиолой, вдовой умершего в 1993 году народного любимца короля Бодуэна

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 142 от 17 декабря 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

В пятницу Бельгия прощалась с вдовствующей королевой, 86-летней Фабиолой, вдовой умершего в 1993 году народного любимца короля Бодуэна

 
 

Современные европейские монархи имеют несомненное преимущество перед демократически избранными президентами и премьер-министрами. Отстраненные от политики и управления страной, они до конца своих дней остаются воплощением моральных ценностей нации, источником исторической ностальгии и символом государственного единства. Не очень важно, был монарх на старости лет в статусе главы государства или уже передал место на троне молодым.

Правда, теперь их можно сравнивать с другими народными идолами: героями глянцевых журналов и жертвами папарацци, поп-звездами и футбольными легионерами. Отношение к ним определяется человеческими симпатиями или антипатиями. Они не виноваты в просчетах политиков, имена которых мало кто помнит через десяток лет, если только не проклинают.

В пятницу Бельгия прощалась с вдовствующей королевой, 86-летней Фабиолой, вдовой умершего в 1993 году народного любимца короля Бодуэна. В Брюсселе целый день лил холодный проливной дождь, почти такой же, как в день их свадьбы 15 декабря 1960 года.

Группа испанских туристов, прибывшая на похороны родовитой землячки и допущенная на траурную службу в кафедральный собор Архангела Михаила и Св.Гудулы, была разочарована: да, церемония с участием 1300 человек величественная и торжественная, но на улицах нет людского моря скорбящих, кроме сотни энтузиастов под черными зонтами на мокрых ступенях собора. Неделю назад, когда в Испании хоронили герцогиню Альба, ее провожала вся Севилья.

У испанцев иной темперамент, иное ощущение семьи, праздника и горя, чем у жителей их бывшей нидерландской провинции, да и погода играет не последнюю роль. Но именно монархия, важным персонажем которой была Фабиола, все эти десятилетия была скрепом бельгийского государства, не раз подходившего к грани развала из-за споров между населяющими его фламандцами и франкофонами.

Королева Фабиола, урожденная Фабиола Фернанда Мария де лас Викториас Антония Аделаида де Мора и Арагон родилась в 1928 году в Мадриде. Она была шестым ребенком и третьей дочерью в семье дона Гонсало де Мора и Фернандес Риера дель Ольмо, маркиза де Каса Риера, графа де Мора и доньи Бланки Арагон и Каррильо де Альборнос Бароэта Альдамар и Элио. Семья Фабиолы была приближена ко двору короля Испании Альфонсо XIII. При неясных до сих пор обстоятельствах судьба свела ее с 30-летним Бодуэном, который к моменту их женитьбы уже девять лет был королем.

Бельгийцы ей благодарны за то, что никогда не улыбавшийся король перед свадьбой, наконец, улыбнулся. Остались позади времена семейного несчастья и национального унижения: трагической гибели королевы Астрид в автокатастрофе, гитлеровской оккупации, пленения королевской семьи, неприятия политической элитой и народом ее возвращения на родину, балансирования на грани распада Бельгии, отречения короля-отца Леопольда III в пользу молодого и слишком ранимого сына…

К ней относились с предубеждением: испанка, имя которой трудно запомнить, была в сознании послевоенных бельгийцев воплощением реакции, фашизма. Шутка ли, перед самой свадьбой она встретилась с женой Франко и получила из ее рук золотую корону, инкрустированную драгоценными камнями.

Ей долго не доверяли. Но постепенно она завоевала сердца подданных. Может быть, когда вдруг заговорила на втором государственном языке Бельгии – нидерландском, который тогда и не все министры правительства знали. Может быть, когда после анонимной угрозы, что ее расстреляют из арбалета, появилась на публичном мероприятии с зеленым яблоком с намеком на легенду о Вильгельме Телле. Вечером после объявления о ее кончине перед королевским дворцом рядом с букетами цветов и траурными свечами кто-то положил зеленое яблоко «гранни смит»…

Ходят легенды о фанатичной религиозности Фабиолы, которую в умеренно католической и больше светской Бельгии называют «католической королевой» не без намека на времена легендарного Тиля Уленшпигеля, когда наместник католических королей Испании герцог Альба топил в крови революцию в Испанских Нидерландах.

С одной стороны, ее религиозность воспринимается как достоинство. Все личное имущество, деньги и недвижимость она, в конце концов, завещала своему фонду, который помогает обездоленным. Стремление снизойти до отверженных и благотворительность давно покорили бельгийцев и сделали ее любимицей нации.

С другой стороны, многие обвиняют ее в фундаментальном католическом консерватизме, влиявшем на политику. Мол, она оказывала влияние на мужа. Среди приближенных двора не было ни одного социалиста, в то время как социалистическая партия была одной из влиятельных в стране. Друзья королевской семьи, которых обычно приглашали на приемы в замок Лакен, немедленно исключались из списка приглашаемых, если кто-то из них разводился. Фабиолу считают вдохновительницей политического кризиса, когда ее муж вынужден был временно отречься от престола, чтобы не подписывать принятый парламентом закон о легализации абортов…

Похороны устроены по сценарию, завещанному покойной: «просто и скромно, с радостью». Кроме обязательных элементов, связанных с протоколом.

Гроб был белым, как она этого хотела, и в соборе играла любимая ей классическая музыка. Даже государственный гимн «Брабансонна» звучал в органном исполнении наряду с музыкой Баха. Правда, знаменитый баритон и друг королевской семьи Жозе ван Дамм исполнял арию из музкомедии «Человек из Ламанчи» в популярной обработке Жака Бреля, а приехавший из Испании фольклорный ансамбль и вовсе завершил выступление композицией "La salve rocieira" в сопровождении кастаньет и с припевом «Оле, оле!».

На прощание с бельгийской королевой, пускай уже двадцать один год как вдовствующей и не занимающей официальных постов, слетелись сливки европейской и не только европейской аристократии, а также действующие политики.

На церемонии в соборе была вся герцогская семья Люксембурга, старый испанский король Хуан Карлос и королева София, бывшая королева Нидерландов Беатрикс, король Норвегии Харальд V и королева Соня, король Швеции Карл XVI Густав и королева Сильвия, датская королева Маргрет II, князь Лихтенштейна, представитель семьи эмира Кувейта…

Принц Мулай Рашид представлял короля Марокко Мохаммеда VI. На время правления Бодуэна и Фабиолы пришлась волна трудовой миграции марокканцев в Бельгию, в результате которой выходцы из Марокко и их потомки составляют существенную часть населения Бельгии.

Из-за морей прилетели 80-летняя императрица Японии Митико и принцесса Таиланда Сириндон. Естественно, присутствовало все правительство Бельгии во главе с либералом Шарлем Мишелем, был и глава Еврокомиссии Жан-Клод-Юнкер.

Бельгийские СМИ возмущены, что не было никого из Виндзорской династии Великобритании. Сама Елизавета II давно не выезжает на подобные события, но обычно присылает представителей семьи. На этот раз был только посол…

Королевский эскорт из 130 всадников с эполетами и копьями сопроводил катафалк с белым гробом из центра в королевскую церковь Нотр-Дам де Лакен на севере столицы, в которой похороны все бельгийские короли (немецкая династия Саксен-Кобург-Гота правит в стране с ее основания в 1831 году). Фабиола погребена рядом с обожаемым мужем Бодуэном и войдет в национальный пантеон, какими бы тяжкими ни были просчеты и ошибки подданных ей политиков. Бельгия вряд ли в обозримом будущем развалится пополам, несмотря на языковую проблему, политические и экономические предпосылки для этого.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera