Сюжеты

Ярмо мое

Ипотечные заемщики, взявшие кредит в валюте, в критической ситуации

Этот материал вышел в № 141 от 15 декабря 2014
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Наталья ПоловинкоКорреспондент

Ипотечные заемщики, взявшие кредит в валюте, в критической ситуации

В пятницу у здания Центробанка прошел пикет граждан, для которых общая наша экономическая катастрофа стала персональной:  у них валютные ипотечные кредиты. Понять людей, для которых выход на улицу не просто политический акт (в ближайшем времени они останутся без своих квартир, не справившись с долговой нагрузкой), безусловно, можно. Но место для проведения пикета, пожалуй, было выбрано ошибочно. Да, ЦБ отвечает за курс рубля, но не за факторы, отправившие его в пике, вроде падения нефтяных цен или «геополитической напряженности». И уж точно не ЦБ принимал решения за людей, решивших брать ипотеку в валюте, а значит, выражаясь рыночными терминами, играть против доллара.

Тем не менее социальная острота проблемы очевидна, и правительству придется по этому поводу высказаться. Либо сказать людям: «Сами виноваты», либо придумать какие-то механизмы их поддержки. «Новая газета» обсудила ситуацию с финансовым омбудсменом Павлом МЕДВЕДЕВЫМ:

— Ожидаете ли вы роста обращений от людей, имеющих ипотечные кредиты в валюте?

— Я подозреваю, что те, кто мог, уже обратились: зачастую в связи с реструктуризацией. Безусловно, сейчас очередной всплеск. Последний раз так было в феврале 2009 года — очень много обращений ипотечников. Ситуация аховая.

— Есть ли в вашей практике решенные споры по валютным ипотечникам, как они разрешались?

— Не могу такого припомнить. Раньше, в 2009 году,  почти все обращения ко мне как к депутату в конце концов приводили к тому, что так или иначе проблема решалась. И тогда была государственная программа помощи ипотечным заемщикам.

Согласно букве закона, я не имею права оказывать им помощь, потому что мой потолок — 300 тысяч рублей. Но я регулярно нарушаю это правило. Потому что это правило, а не закон. Но обращаюсь к банкам только с просьбами. Однако в последнее время не припомню, чтобы спор разрешился положительно.

— Стоит ли правительству придумать специальный механизм поддержки валютных ипотечников и каким он мог бы быть?

— Как финансовый омбудсмен, однозначно считаю, что стоит. Однако это должны быть деньги из бюджета, другого источника нет.

— В сложной ситуации оказываются и банки, ведь во многих случаях, даже если они заберут залог, его стоимость будет из-за девальвации ниже стоимости кредита?

— Банки в ужасном положении. На перевод валютных кредитов в рублевые они не соглашаются. Дело в том, что у банка есть активы и пассивы. Актив в валюте есть только потому, что есть пассив в валюте. Кто-то доверил банку 100 тысяч долларов, которые были выданы в качестве кредита в долларах какому-то заемщику. И если заемщик не обслуживает кредит в долларах, тогда невозможно кредитору банка, разместившему депозит, вернуть этот самый депозит. Поэтому банк и возражает.

— Какой наиболее вероятный выход из сложившейся ситуации?

— По большому счету, решение только одно: предложение со стороны правительства денег из бюджета. Для правительства, насколько я понимаю, такое решение сейчас будет очень трудным. С другой стороны, если после вмешательства правительства окажется, что взятие кредита в валюте не является рискованным предприятием и потери заемщика кто-то компенсирует, — боюсь, мои призывы никогда не брать кредиты в валюте, отличной от валюты заработной платы, никогда не будут услышаны.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera