Сюжеты

Сибирь, дыши!

Пересмотра судьбы Енисейского ферросплавного завода не будет

Этот материал вышел в № 141 от 15 декабря 2014
ЧитатьЧитать номер
Общество

Алексей ТарасовОбозреватель

Пересмотра судьбы Енисейского ферросплавного завода не будет

Енисейский ферросплавный завод (ЕФЗ) под Красноярском не появится. Верховный суд РФ поставил в деле точку, отказав ЗАО «ЧЕК-СУ» — инвестору проекта — в передаче жалобы на запрет строительства ЕФЗ судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ.

Напомню: на мощной волне общественных протестов администрация Емельяновского района и Шуваевский сельсовет отказались дать разрешение на возведение завода. С января 2012 года тянулась череда судебных разбирательств в арбитражах разного уровня — инвесторы требовали от суда обязать местные власти выдать разрешение на строительство. Однако ни одна из инстанций так и не нашла для этого оснований.

Красноярцы одолели очень нерядовой проект. Он позиционировался, как государственный, призванный снизить зависимость от импорта марганцевого сырья и ферросплавов. Поддержанный на высшем уровне, необходимый для обороноспособности страны. А учредили «ЧЕК-СУ» совладельцы кипрского офшора Urals Energy, добывавшего нефть в России, они же бывшие советские разведчики, получившие второе гражданство в Бельгии. Георгий Рамзайцев, председатель совета директоров «ЧЕК-СУ», в ходе красноярских дебатов в прямом эфире подтвердил, что у него есть гражданство Бельгии, где он отработал 16 лет.

О Вячеславе Ровнейко известно, что он тоже работал в Бельгии. (Среди других акционеров Urals Energy — Леонид Дьяченко, бывший зять Бориса Ельцина, в руководстве финской «дочки» одного из многочисленных чекистских «Юралсов» значился Геннадий Тимченко.) Еще одним соучредителем и гендиректором «Чек-Су» стал Виктор Хроленко. Недоучившись в пограничном училище КГБ и женившись на американке, он создал еще в 1985-м компанию «Белка интернешнл», издал на английском и распространял за рубежом мемуары Ельцина. Потом была «Белка Трейдинг», торговля нефтью и цветметом. И дело «Бэнк оф Нью-Йорк», в рамках которого вызывали на допрос как Хроленко, так и Леонида Дьяченко, ставшего в 90-х соучредителем «Белки Трейдинг»: власти США подозревали эту компанию в налоговых преступлениях. В 2002-м Хроленко организовал новый бизнес, нацеленный на освоение Усинского месторождения марганцевых руд на Кузбассе и выплавку марганцевых ферросплавов — печами ЕФЗ.

Красноярск появился в этом проекте стараниями Александра Хлопонина, ныне вице-премьера РФ, в то время красноярского губернатора. В феврале 2008 года он, Хроленко и Внешэкономбанк, финансировавший проект, подписали соглашение о взаимодействии. Через два года намерение о воздвижении ЕФЗ краевая администрация и «ЧЕК-СУ» подтвердили новым соглашением. Рассказывая о ЕФЗ, его директор вспоминал Маяковского: «через четыре года здесь будет город-сад». Однако Красноярск, уже и так донельзя загазованный, один из самых грязных городов России и мира, вовремя опомнился и от такого счастья отказался.

О формах гражданского негодования «Новая» подробно рассказывала. Ничего подобного в путинские годы в городе не наблюдалось. Красноярск окрасился в желтый — цвет протестного движения: на стекла машин, куртки прохожих, на рюкзаки и детские коляски были налеплены желтые стикеры с черепом — «Нет заводу!»; желтые косынки и шарфики, повязки на рукавах, пикеты под желтыми флагами и шариками, многотысячные митинги, флешмобы с десятками людей в противогазах, благотворительные концерты под лозунгами «Мы не хотим жить в КрасноЯДске», «Строительство завода перенести на Рублевку». Помню на самом многолюдном митинге бабушку на трибуне, она говорила об отце: его, интеллигента, политического, забрали в 37-м. И урка сказал: снимай сапоги, я их проиграл. Так вот, продолжила женщина, нас всех, Красноярск, снова в очередной раз проиграли. Под протестной петицией было собрано 170 тысяч подписей, в автопробеге к площадке ЕФЗ участвовало до 3 тысяч автомобилей. Координация сторонников движения «Красноярск против» осуществлялась через соцсети.

Город только что, с началом календарной зимы, в очередной раз пережил недельный смог: был объявлен режим «черного неба», форточку не открыть. Особенно в темное время суток, когда и происходят залповые выбросы. Источники и причины загрязнения традиционно не выявлены. В крае, занимающем первое место в РФ по выбросам в атмосферу грязи и ядов от стационарных источников, надзорные органы даже не допущены к дымящим трубам — они вынуждены доверять цифрам выбросов, передаваемым самими предприятиями. Нечем замерять, некому, нет полномочий. Образцовая колония. Формально Конституция РФ, закрепившая право на безопасную окружающую среду, действует и за Уралом тоже. Но в Москве по поводу единичного выброса возбуждают уголовное дело, а миллионный Красноярск травят регулярно, особенно в выходные, по ночам, под утро — и это в порядке вещей.

Главного загрязнителя — Красноярский алюминиевый завод Олега Дерипаски — прикрыть нереально. Пока. Но хотя бы новые плавильные печи здесь не появятся. Для судьбы Сибири, ее деколонизации, это важнейшая победа.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera