Расследования

«Паленое дело» не горит?

Хозяйственный конфликт двух предпринимателей превратился в историю персональной вендетты при деятельном участии правоохранителей

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 142 от 17 декабря 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Хозяйственный конфликт двух предпринимателей превратился в историю персональной вендетты при деятельном участии правоохранителей

«Новая газета» уже рассказывала историю 60-летнего предпринимателя Владимира Подковырина, оказавшегося фигурантом ряда уголовных дел после конфликта с бизнесменом Арамом Айрапетяном (см. «НГ», № 107 от 25 сентября 2013 года). Вкратце напомню канву: летом 2011 года в Петрово-Дальнем районе Московской области случился сильный пожар на территории ЗАО «Норма» (принадлежит Владимиру Подковырину) — полностью выгорели производственные цеха, арендованные у «Нормы» ООО «А5» (принадлежит Араму Айрапетяну). В результате Айрапетян лишился своего имущества — промышленного оборудования для деревообработки.

По факту нарушения правил пожарной безопасности было возбуждено уголовное дело, однако установить виновных следствию не удалось — дело прекратили.

Айрапетян пытался взыскать понесенные убытки в размере 40 млн рублей в арбитражном суде, но его требования были отклонены. К тому моменту он на территории базы не появлялся, и арендное соглашение между сторонами было автоматически расторгнуто. Часть же сгоревшего лома станков, принадлежащих Айрапетяну, по распоряжению Подковырина была вывезена — это случилось по истечении предельных сроков его содержания и неоднократных уведомлений в адрес Айрапетяна с просьбой вывезти имущество самостоятельно.

Спустя год после пожара, в июле 2012 года, эти действия Владимира Подковырина стали составом преступления — СУ УВД по Красногорскому району было возбуждено уголовное дело по признакам ст. 158 УК РФ («Кража»).

Уголовное дело казалось бесперспективным, пока в сентябре его не передали в производство старшего следователя Дениса Аблязова. После нескольких, мягко говоря, небезупречных допросов работников «Нормы» (которые затем признались, что давали показания под давлением) Подковырину было изменено обвинение на более тяжкое («Грабеж» — ст. 161 УК РФ), после чего предпринимателя поместили в СИЗО.

Уже находясь в изоляторе, Подковырин узнал о новом обвинении, подготовленном майором Аблязовым, — в безучетном потреблении электроэнергии ОАО «Мосэнергосбыт» в период с 2009 года на сумму 22,9 млн рублей.

29 декабря 2012 года адвокатам Подковырина удалось изменить меру пресечения своего доверителя на залог в сумме 1 млн рублей. Сразу после освобождения коммерсант отправился на базу, которая во многом благодаря активности Аблязова была обесточена и фактически обескровлена (многие арендаторы не выдержали постоянных визитов следствия и съехали).

Там-то, сам того не подозревая, Владимир Подковырин нарвался на новое уголовное дело: по версии все того же Аблязова, он якобы принуждал к даче ложных показаний по уголовному делу одного из своих арендаторов — Олега Кузьмина (ст. 309 ч. 2 УК РФ). Наличия свидетелей этого преступления следствию не потребовалось, довод защиты о заинтересованности Кузьмина в оговоре контрагента учтен не был.

Вскоре это дело приросло новым эпизодом: обвиняемый — тот же, обвинение — то же, изменился лишь потерпевший — бывший партнер Подковырина Николай Нестеркин, который якобы тоже подвергся принуждению к даче ложных показаний.

Айрапетян встретился с адвокатом Подковырина для обсуждения отказа от претензий взамен передачи ему части имущества бизнесмена.

Тогда нас заинтересовали диалоги между Айрапетяном и адвокатом Подковырина Санджаром Бекмирзаевым, а также аудиозаписи следственных действий, проводимых следователем Аблязовым, — в них неоднократно упоминалось имя тогдашнего начальника Следственного департамента МВД Юрия Алексеева, который будто бы влиял на тактику расследования этого дела.

Мы направили запрос г-ну Алексееву, и через пару дней нам пришел лаконичный ответ: с Айрапетяном начальник СД МВД лично не знаком, но его позицию фактически поддерживает: объем предъявленного Подковырину обвинения соответствует совершенным им преступлениям.


Новый поворот

Весной указом президента Владимира Путина Юрий Алексеев был отстранен от должности — вскоре его место занял генерал Александр Савенков.

Вслед за перестановками произошли изменения и в расследовании уголовного дела — приказом начальника ГСУ ГУ МВД РФ по Московской области Владимира Воронина оно было изъято из производства следователя Аблязова и передано в областной главк младшему лейтенанту Дмитрию Зинину. Публикации «Новой газеты» были подшиты к материалам уголовного дела, а я оказался в числе свидетелей.

Если честно, поначалу я полагал, что перестановки в МВД и изменение подследственности приведут к нулевой сумме.

На допросе следователь Зинин и его молодой коллега Алексей Федоров с ходу назвали мои статьи тенденциозными, всячески защищали Дениса Аблязова («Он наш коллега — он не мог преступать закон») и с явным пиететом относились к Араму Айрапетяну.

Но спустя несколько месяцев тщательной работы над делом — за ограниченное время они заново допросили практически всех свидетелей, провели очные ставки — их позиция оказалась полярной. Газетные публикации из тенденциозных превратились в объективные; следователь Аблязов из коллеги — в человека, с которым не хочется ассоциировать себя (Аблязова уволили из МВД).

Узнав о том, что я располагаю любопытными для следствия аудиозаписями, Зинин и Федоров грозились даже провести выемку и проинформировать Следственный комитет России.

Сведения, представлявшие тайну следствия, они мне, конечно, не раскрывали, но слова «дело сфальсифицировано полностью» — оказались исчерпывающей оценкой результатов работы их бывшего коллеги.

Этой осенью Зинин и Федоров поставили перед начальством вопрос о прекращении преследования Подковырина по нескольким эпизодам. И руководство вроде бы даже согласилось, но напомнило про негласную истину: любое уголовное дело должно быть передано в суд — иначе как потом объяснять прокуратуре сам факт его возбуждения и помещения в изолятор невиновного человека?

В итоге обвинение Подковырину максимально «облегчили»: квалификацию действий при вывозе сгоревших станков изменили — на самоуправство (ст. 330 УК РФ), ущерб от безучетного потребления электричества снизили до 6 млн рублей, вопрос о принуждении к даче ложных показаний на время «подвесили».

 

Снова в игре

Сторона Подковырина восприняла изменения с радостью — адвокаты предвкушали разгром этого обвинения в суде. Воодушевление усилилось после того, как по запросу Чертановского суда (где рассматривается очередной иск Айрапетяна о взыскании 40 млн рублей убытков вследствие пожара) были получены сведения о движении денежных средств по счетам ООО «А5», на балансе у которого находились сгоревшие-похищенные станки.

Согласно этим проводкам (копия есть в редакции), ООО «А5» заплатило за оборудование лишь однажды — 5 февраля 2011 года. Стоимость договора по приобретению кромкооблицовочного станка составила 250 тысяч рублей — в то же время сумма ущерба по уголовному делу составляет 8 млн рублей, а в Чертановском суде представители Айрапетяна пытаются взыскать 40 млн. Иных расчетов за какое-либо оборудование со стороны ООО «А5» за указанный период времени не производилось.

Сторона Подковырина ходатайствовала перед следствием о производстве дополнительного допроса, поскольку полагает, что представленные соглашения о приобретении станков были мнимыми.

Однако именно в этот момент Следственный департамент, похоже, вновь вернулся в игру. По информации источников «Новой», в Газетном переулке теперь проводятся регулярные совещания (чуть ли не при участии Айрапетяна), а у уголовного дела появился куратор в звании подполковника (фамилия и имя известны редакции).

Декларируемая цель — вернуть расследованию «правильный» коленкор, что по факту означает обратное изменение квалификации действий Подковырина на ст. 158 УК РФ усилиями молодых следователей или, в случае их отказа, — сотрудников Следственного департамента. В пресс-службе МВД эту информацию пока не прокомментировали.

Мне абсолютно понятны резоны Арама Айрапетяна, стремящегося расквитаться со своим обидчиком: год назад в нашей редакции он фактически признал, что уголовное преследование Подковырина для него — дело принципа. Свое слово он держит: постоянные заявления приходят на Подковырина со всех сторон, а следователи Зинин и Федоров в перерывах между следственными действиями отвечают на вопросы прокуратуры и УСБ МВД, откуда приходят проверяющие по жалобам потерпевшего.

Дело оформляется новыми, порой мрачными декорациями: у адвокатов горят автомобили, у обвиняемого — новые помещения базы…

И все это — на глазах у руководства Следственного департамента. Я немало хорошего слышал о генерале Савенкове — о его принципиальности и порядочности. Но уголовное дело против Подковырина, на мой взгляд, симптоматично: именно через призму этого дела можно увидеть контуры изменений, происходящих в Следственном департаменте.

Пока же единственные кадровые чистки могут затронуть следователей Зинина и Федорова, которых ломают через колено, оставляя два пути: либо служить начальству (а не закону, как их учили в Академии МВД) — либо искать себе новое место работы где-нибудь в переулке. Разумеется, не в Газетном.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera