Сюжеты

Помнить и жить дальше

В России побывал с лекциями архитектор Майкл АРАД, автор Мемориального комплекса «9/11» в Нью-Йорке, возведенного на месте террористической атаки 11 сентября 2001 года

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 142 от 17 декабря 2014
ЧитатьЧитать номер
Общество

В России побывал с лекциями архитектор Майкл АРАД, автор Мемориального комплекса «9/11» в Нью-Йорке, возведенного на месте террористической атаки 11 сентября 2001 года

Мемориальный комплекс «9/11»
Фото предоставлено Госдепартаментом США

Башни-близнецы, которые подверглись атаке в сентябре 2001 года, были частью построенного в 1973 году Всемирного торгового центра, состоявшего из семи зданий. Две башни были разрушены в результате прямого попадания угнанных самолетов и последующих пожаров, еще четыре здания были повреждены падающими частями «близнецов» настолько, что не подлежали восстановлению. Были разобраны и снесены еще два здания, находившихся рядом с местом трагедии, так как они также были повреждены или стали непригодными для использования из-за высокого количества образовавшихся в них токсичных соединений.

Когда общество пришло в себя от шока, возник важный вопрос: что теперь будет на месте Всемирного торгового центра? Вопрос этот был непростым, потому что ответ на него должен был иметь, помимо практического решения, еще и важное символическое значение. Террористы напали на один из символов американской нации, чем ответит страна? Вариантов было множество. Кто-то считал, что надо отстроить башни заново — и это будет говорить о несгибаемости американского народа. Кто-то говорил, что нужно построить что-то новое. Наконец, многие считали необходимым увековечить память о трагедии в мемориальном комплексе.

Майкл Арад — американский архитектор, который видел события 9/11 собственными глазами. 11 сентября у себя дома, на Манхэттене, он услышал по радио о том, что самолет врезался в башню Всемирного торгового центра. Он схватил фотоаппарат и побежал к окну, и на его глазах в небе развернулся самолет и врезался во вторую башню. Арад выбежал из дома, запрыгнул на велосипед и помчался туда, где происходило самое страшное в современной американской истории событие…

В 2003 году был объявлен конкурс на проект мемориала, который должен был занять место башен-близнецов. Еще задолго до конкурса, по собственной инициативе Арад сделал проект памятника, напоминающего о тех страшных событиях. По словам архитектора, он однажды представил себе на Гудзоне воронку: вода, закручиваясь, уходила вниз, и что бы ни попало в воронку — вода, люди, деревья — не могло заполнить эту пустоту. Майкл Арад сделал небольшой макет мемориала таким, каким он его себе представил, — с двумя резервуарами на месте башен, в воронки которых уходит вода, и поместил на крыше своего дома. И когда был объявлен конкурс, Арад представил свою идею. Из 5201 проекта был выбран проект Майкла Арада «Отражение отсутствия». Работа по строительству мемориала оказалась долгой, дорогостоящей, очень непростой, и завершена она была только в 2011 году.

Основная часть композиции — два гигантских бассейна на месте фундаментов рухнувших башен, которые постоянно наполняются водой, уходящей в черные квадратные дыры в центре этих резервуаров. По отвесным стенам стекает вода. На бортах бассейнов в бронзе выбиты имена почти 3000 погибших: близким, чтобы прикоснуться к родному имени, приходится наклониться или встать на колени. Ночью имена начинают светиться… Вода, стекающая по стенкам бассейна тысячами тонких струек, сливается в единый безымянный уносящийся прочь поток. Так и гибель каждого человека, чьи имена выбиты на стенах мемориала, перестала быть трагедией только его семьи, а стала общим национальным горем. Вода здесь — очень мощный образ: это и символ утекающего времени, и напоминание о потоках слез, и все сметающая и уносящая с собой стихия, и уходящая бесследно в землю материя, и никогда не прекращающееся движение жизни.

Вокруг бассейнов высажены деревья, это мемориальный парк, часть бизнес-квартала, куда офисные работники выходят прогуляться, перекусить, поговорить, — но в то же время это и часть мемориала, и, находясь в парке, человек невольно снова и снова возвращается мыслями в тот страшный сентябрьский день.

В процессе воплощения проект Арада претерпел изменения. Изначально планировалось делать мемориал под землей. За прозрачными стенами воды должны были быть галереи, в которых посетители могли бы остановиться и посмотреть сквозь воду на город. Однако под землей сейчас музей трагедии 9/11 — остатки стены 60-х годов, выдержавшей террористическую атаку, сувенирный магазин, а сами бассейны находятся на уровне земли.

Вокруг мемориала — как еще один важный символ — строится новый комплекс зданий Всемирного торгового центра. Основное здание нового комплекса уже действует: Всемирный торговый центр-1, «Башня свободы». Ее высота — 541 метр, на сегодняшний день это самое высокое строение в США. Страна помнит о трагедии, она все время перед ее глазами, но жизнь продолжается.

 

Майкл АРАД рассказал «Новой газете» о Мемориале «9/11» и о своем визите в Россию

— Как ньюйоркцы отнеслись к мемориалу?

— Мемориал восприняли хорошо, было много ожиданий, но, мне кажется, результат оказался успешным. За три года после открытия мемориала его посетили миллионы людей. Конечно, вы задаете вопрос стороне, которая не может быть объективной, потому что я — участник его создания, но я слышал от многих людей, что мемориал очень сильно на них подействовал. Я сам там бываю довольно часто, показываю его посетителям. Более того, офис нашего архитектурного бюро две недели назад переехал и теперь находится рядом с мемориалом. Я вижу, как люди испытывают целую гамму эмоций, приходят к нему группами, семьями. Близкие погибших в террористической атаке выражали нам благодарность за мемориал. Одной из идей его строительства было — создать для них общее пространство, где они будут чувствовать, что не одни со своим горем, и мы это сделали.

— Было много вариантов того, что сделать на месте разрушенных башен-близнецов, в том числе отстроить их заново или построить новые здания. Почему было решено делать мемориал?

— Потому, что очень важно сохранить память об этой трагедии. Сам мемориал планировался таким образом, чтобы посетители не просто приходили сюда один раз и забывали о нем, а чтобы они хотели сюда возвращаться. Мы вложили в мемориал многое, что напоминало бы о происшедшем и говорило бы людям о том, что необходимо жить дальше.

— Почему для общества так важно помнить эту трагедию?

— Есть различные ответы на этот вопрос. Я думаю, что это может повысить нашу осведомленность о тех трагических событиях и указать на путь в настоящем.

— Вы только что были в Петербурге, теперь вы в Москве, видели ли вы наши мемориальные комплексы, какое они произвели на вас впечатление?

— Я был в одном из них в Санкт-Петербурге — это место, где с одной стороны мемориала похоронены жители Ленинграда, а с другой — солдаты, горит Вечный огонь (речь идет о Пискаревском мемориальном кладбище.Ред.). Как раз когда мы там были, проходила служба, посвященная Дню неизвестного солдата, и переводчик сказал мне, что на этой службе присутствует одна из выживших блокадниц. Я очень мало знаю о блокаде Ленинграда, но благодаря этому мемориалу я увидел, какую важную роль играет блокада в жизни современных петербуржцев, как она влияет на то, какими они являются сейчас. Наше прошлое всегда является частью нас.

— Как вам архитектура Москвы и Петербурга?

— Этой моя первая поездка в Санкт-Петербург, вторая — в Москву, поэтому для меня было бы предосудительным делать какие-то глобальные выводы, исходя из того немногого, что я видел. Архитектура этих городов рассказывает о богатой истории и богатом культурном наследии, о том, что это имперские города, и говорит нам, что мы занимаем всего лишь маленькую часть этой длинной истории: поколения приходят и уходят, а города остаются. И для меня большая честь прикоснуться к этой части истории.

— Удалось ли составить впечатление о современной российской архитектуре?

— Из того, что я видел, что-то красивое, что-то — нет, что-то более удачное, что-то менее — это характерно для любого большого города в мире.

— То есть Москва в этом смысле не лучше и не хуже других городов?

— Москва отличается от других городов — так же, как и любой человек отличается от другого.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera