Сюжеты

Олимпиада и другие тяжелые травмы

Строитель олимпийских объектов осужден за то, что пожаловался на пытки в полиции

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 144 от 22 декабря 2014
ЧитатьЧитать номер
Общество

Евгений Титовсобкор по ЮФО

Строитель олимпийских объектов осужден за то, что пожаловался на пытки в полиции

Мардирос Демерчян со своей семьей. Фото автора

Адлерский районный суд Сочи вынес приговор Мардиросу Демерчяну, который признан виновным по статье 306, «ложный донос». Прошлым летом Демерчян работал на стройке, где ему задолжали зарплату. Он рассказал, как его задержала и пытала сочинская полиция, которая требовала отказаться от заработанных денег и признаться в краже. Наличие телесных повреждений подтвердили медики, Мардирос Демерчян обратился в Следственный комитет.

Но осудили не полицейских, а Мардироса. Показания о сотрясении мозга и ушибах суд не заметил, а главного свидетеля и вовсе упекли в СИЗО. И отныне там может оказаться каждый, кто подает заявление на незаконные действия полицейских.

 

Железный аргумент

Перед Олимпиадой это видео взорвало интернет. Лежа на больничной койке, сочинец Мардирос Демерчян рассказывает: в полиции его сначала били боксерскими перчатками, потом выбили зубы, а к концу процедуры принесли лом. «Я в наручниках сидел на стуле, двое держали меня, двое вниз головой наклонили», — говорит на видео Мардирос, а затем описывает, как лом засунули ему в задний проход.

Впоследствии на судах Демерчян рассказал и другие подробности. Полицейских было пятеро. Пытали в комнате, где находились тренажер, теннисный стол и боксерская груша на цепи. Демерчян сидел на стуле со спинкой, за которую завели его руки, скованные наручниками. В ходе избиений он несколько раз падал, а затем «потерял ощущение времени». Лом был красного цвета. Когда Мардироса подвесили к груше, он согласился подписать явку с повинной.

Больничное видео было снято в июне 2013 года в Сочи. СМИ, включая «Новую», выдали ряд публикаций. Политик Борис Немцов увиделся со строителем, после чего направил запрос главе МВД Владимиру Колокольцеву. Имидж Олимпиады оказался подпорченным. А потом возникло уголовное дело, но не на полицейских, а на Демерчяна.

 

Служебный долг

На стройку общежития для волонтеров Мардирос Демерчян устроился в марте 2013-го. Официально строила компания «Даурия-строй», но от ее имени действовал некто Самвел Пашян. Трудовых договоров он не заключил, а на словах пообещал полторы тысячи рублей в день. Надо было делать распределительные коробки и тянуть проводку.

В апреле Самвел Пашян выдал Мардиросу 15 тысяч рублей. В середине мая он сказал, что недоволен темпами работы, и Мардироса уволил. По расчетам Мардироса, работодатель остался должен ему 95 тысяч рублей.

На этой же стройке работал родственник Мардироса, Сергей Крбащян. Его тоже уволили, не выплатив примерно такую же сумму. Мардирос и Сергей стали названивать представителю «Даурия-строй» Пашяну. Но тот поставил точку: про зарплату надо забыть или будет хуже. А 12 июня 2013 года вдруг позвонил: мол, готов расплатиться (в редакции есть детализация звонков). Когда Мардирос и Сергей пришли на стройку, их встретили люди в штатском, надели на них наручники и отвезли в отделение полиции поселка Блиново. Там потребовали сознаться в краже какого-то кабеля, а также, по их словам, отказаться от зарплаты. Какое отношение полиция имеет к зарплате?

 

Грустно в селе Веселом

Главный предмет в комнате Мардироса Демерчяна — печка-буржуйка. Ее топят остатками мебели, которую нашли на свалке. Еще в комнате — два старых дивана и четверо детей. Под потолком висит тусклая лампочка. Сквозь содранные обои проглядывают шлакоблоки, а в углу навалена куча детских вещей вперемежку с игрушками.

На кухне жена Людмила разогревает на сковородке макароны — самое частое в доме блюдо. «То я подработаю рублей за 500–600, то «детские» деньги пришлют. В целом тысяч пять в месяц выходит», — рассказывает Людмила Демерчян, помешивая макароны.

Мардирос сидит на старой кровати, отрешенно глядя в окно. Уже полтора года он не работает. «Следователь говорил, что поможет нам, что поддерживает. А потом дело на меня завели. Я теперь на улицу вообще не выхожу. Потому что подстроят что-нибудь, чтобы доказать, что они правы». Людмила перебивает: «Болеет он, понимаете? Почки, желудок, печень они ему отбили».

От села Веселого до «олимпийских» спортивных дворцов всего несколько километров.

 

Самоизбиение

Поскольку родственники Мардироса подали заявление в Следственный комитет, следователь Артем Семенец взял у него подробные объяснения. Но спустя пять дней попросил сделать еще и устное заявление, предупредив об ответственности за ложный донос. Именно из-за устного заявления было возбуждено уголовное дело по соответствующей статье — 306-й.

— Он вообще мог не делать этого заявления, — объясняет адвокат Демерчяна Александр Попков. — У следователя уже были заявления родственников, публикации СМИ, объяснения Демерчяна. Зачем еще и устное заявление? Зачем?

В частном медцентре «Уро-про» у Демерчяна выявили «заживающие микроразрывы заднего прохода». Впоследствии судмедэкспертиза показала кровоподтек на глазу и «переломы 3–4-го левых зубов верхней челюсти с кровоизлиянием в десне 4-го зуба». Через месяц Мардирос опять попал в больницу. В выписке зафиксировано: «Острый посттравматический панкреатит <…> На УЗИ органов брюшной полости обнаружены гематомы печени, в области прямой кишки обнаружена трещина». Но у следствия, очевидно, особая логика.

Вообще, изучать это дело «занятно». Например, запись с камеры, установленной в отделе полиции, следователь не изъял. Официальная причина: в Сочи экономили свет и камеру не включили. Или другой момент: явку с повинной Демерчян написал 12 июня, а фирма сообщила в полицию о пропаже кабеля только через 10 дней, 22-го. На следствии представитель «Даурия-строй» Пашян показал, что кража произошла за одну ночь. По материалам дела, 2 километра 300 метров кабеля Демерчян и его родственник Крбащян пронесли мимо охраны, обмотав кабелем себя и надев куртки.

Демерчяна и Крбащяна, напомним, доставили в полицию вместе. Позже, при проверке Следственного комитета, Крбащян рассказал, что слышал крики Мардироса. Но выслушать Крбащяна в суде оказалось невозможным: когда допрашивали свидетелей защиты, его поместили в СИЗО — по тому же «кабельному» делу. Он до сих пор там.

 

Протокольное сито

Посещая наши суды, привыкаешь ко всему, но бывают открытия совсем уж неожиданные. На суде врач-нейрохирург рассказал, например, что у Демерчяна были явные симптомы сотрясения головного мозга. Но показания врача, которыми заполнен целый лист, в протокол заседания не вошли. Такая же судьба постигла свидетельство другого врача — о наличии у Мардироса ушибов. Не включили в протокол и показания фельдшеров «скорой» — о том, что Демерчяна рвало. Разумеется, адвокат Попков подавал судье замечания на протоколы, приложив аудиозаписи заседаний. Судья Александр Якименко все отклонил. Его приговор Демерчяну — 300 часов исправительных работ. Приговор будет обжалован.

Олимпиада — это имена, и не только спортивные. Каждый знает Евгения Витишко — эколога, который критиковал сочинские Игры и был посажен в тюрьму во время их проведения. Теперь в олимпийскую историю вошло имя Мардироса Демерчяна — строителя, который всего-навсего хотел получить зарплату.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera