Мнения

Утопить дело

Уголовные дела по фактам участившихся техногенных катастроф не отвечают на главные вопросы об их истинных причинах и виновниках

Этот материал вышел в № 143 от 19 декабря 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Леонид Никитинскийобозреватель, член СПЧ

Уголовные дела по фактам участившихся техногенных катастроф не отвечают на главные вопросы об их истинных причинах и виновниках

18 декабря исполнилось три года со дня крушения в Охотском море буровой платформы «Кольская». В результате катастрофы погибли или были признаны умершими 53 человека. Сегодня их родственники даже не могут узнать, на какой стадии находится следствие и когда и в каком виде это дело будет передано в суд.

После ремонтных работ в Мурманске платформа «Кольская» (ее эксплуатация началась еще при советской власти) была отправлена в виде груза южным путем к Камчатке, но по пути ее снова пришлось ремонтировать, и вместо запланированных двух месяцев до места бурения она добралась за четыре. К работе на западном шельфе Камчатки по заказу ОАО «Газфлот» (созданная в 1994 году «дочка» «Газпрома») они приступили в начале сентября. Уже тогда было ясно, что буровые работы не будут закончены до 15 октября, когда по условиям этой зоны допускается буксировка таких сооружений. Бурение можно было продолжать и зимой, но весной платформу в таком случае затерло бы льдами, поэтому вопрос о буксировки был предрешен.

11 декабря «Кольская» с тремя торчащими кверху «ногами», напоминающими каркас подъемного крана, отправилась через все Охотское море на Сахалин: откуда ее удобнее было перетащить к берегам Вьетнама для работы по новому контракту. Вместо трех буксиров (только так они могли обеспечить маневренность этого сооружения при шторме) буксировку вели два, в том числе не предназначенный для этой цели ледокол. Чуть ранее суда «Газфлота» сняли с «Кольской» свой персонал, но отказались забрать 67 «чужих»: бурильщиков, выполнивших свою часть работы и состоявших в штате Мурманского ОАО «Арктикморнефтегазразведка» (АМНГР), и вспомогательный персонал с Сахалина, включая женщин-поварих.

Обе коммерческие структуры экономили на всем: на ремонте, эвакуации людей и даже на сигнале «SOS», который был подан с многочасовым опозданием, после двух дней шторма, когда платформа уже дала сильный крен. Мы описываем эти факты сухо, но любой может представить себе весь ужас людей, которые гибли в течение двух суток, то теряя, то вновь обретая надежду, и утонули при волне высотой до 5 метров, температуре воздуха –7 и воды +1 градус. Никто из 14 спасенных публично не рассказывает о деталях катастрофы — может быть, как следствие пережитого, а возможно, и под угрозой лишиться работы.

Об окончании следствия (его ведет Дальневосточное следственное управление на транспорте СК РФ в Хабаровске) было объявлено в июне 2013 года, еще через год родственники погибших получили возможность ознакомиться с материалами дела. Их возмущение вызвал тот факт, что следствие считает виновными в гибели людей двух погибших капитанов, а из тех, кто принимал решение на берегу, обвинение полтора года назад предъявлялось двоим руководителям ОАО «АМНГР», но второго ряда. Решение о начале позднего бурения, которое в сентябре уже предопределило судьбу «Кольской», принимали первые лица АМНГР по согласованию с «Газфлотом». В ноябре, когда судьба платформы повисла на волоске (буквально: оборвавшегося буксирного троса), генеральный директор ОАО и его зам совершили собственный «маневр безопасности»: один отправился в командировку, а второй в отпуск.

Следствие вообще не рассматривало вопрос о вине должностных лиц «дочки» «Газпрома», которые фактически отказались снять людей с платформы. Вопреки первоначальным обещаниям так и не было возбуждено отдельное дело по факту слишком позднего начала и неуклюжего проведения спасательной операции.

Адвокат группы потерпевших Юрий Костанов (в прошлом — прокурор с большим опытом работы) указывает, что проведенная по решению следователя технико-эксплуатационная экспертиза платформы «Кольская» не дает ответа ни на один вопрос, связанный с мореплаванием, в том числе: насколько допустимыми с точки зрения существующих правил была сама буксировка и выбранный маршрут. Кроме того, адвокат нашел при назначении и проведении экспертизы процессуальные «технические» огрехи, которые превращают ее в недопустимое доказательство. Если и в сфере правосудия тоже все делается кое-как, то это еще одна общая катастрофа для всей страны.

На предстоящей неделе Саяногорский районный суд в Хакасии огласит приговор по делу о катастрофе на Саяно-Шушенской ГЭС, со дня которой минуло уже более 5 лет. По мнению специалистов, экспертиза по этому делу также не дала ответа на вопрос о том, что стало причиной аварии 2-го энергоблока, а лица, которым будет вынесен, вне всякого сомнения, обвинительный приговор, также являются скорее назначенными «стрелочниками», нежели виновниками массовой гибели людей.

Серийные техногенные катастрофы, преследующие Россию в последнее время, обусловлены двумя решающими факторами: это техническое и моральное старение оборудования и исчезновение обслуживающих его специалистов, помноженное еще и на «экономию». Следствие, а за ним и суд опираются на такие экспертизы, которые указывают на «правильных» виновных, вовсе игнорируя «экономию», то есть алчность коммерсантов, выжимающих прибыль из сложных и устаревающих технических сооружений.

Какова же, в конце концов, спустя три года после катастрофы «Кольской» судьба уголовного дела о гибели людей? Перефразируя: «Оно утонуло»…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera