Сюжеты

Ольга УСКОВА: «Не надо дожидаться, пока рванет — уже рвануло»

Президент Национальной ассоциации инноваций и развития информационных технологий — о перспективах импортозамещения в IT-сфере

Фото: «Новая газета»

Общество

Юрий Ревичобозреватель «Новой»

Президент Национальной ассоциации инноваций и развития информационных технологий — о перспективах импортозамещения в IT-сфере

В последние годы в России очень много говорится о замене импортных технологий отечественными, о достижении технологической независимости. Говорили об этом и ранее, но дальше разговоров так и не продвинулось. Например, на национальную программную платформу (НПП), запланированную в 2010 году в помпезной правительственной программе «Информационное общество», разработчикам было выделено 5 млн. руб. (как сейчас выясняется, из предусмотренных 406 — интересно, куда девался еще 401 миллион?). Понятно, что их хватило только на «аналитическую работу», результаты которой благополучно были похоронены в недрах Минкомсвязи, а на 80% правительственных компьютеров и поныне стоят Windows.

История с санкциями и общее охлаждение отношений с Западом сильно меняет всю картину. Как раз ко времени возник Эдвард Сноуден со своими разоблачениями. В принципе он не сказал ничего такого, чего нельзя было бы предположить и ранее, и о чем прекрасно были осведомлены специалисты. Но одно дело предполагать, а другое — иметь убедительные доказательства перед глазами. Потому вопрос о импортозамещении в IT-области из способа заработать себе очки, рассуждая перед телекамерой, начинает превращаться в реальное явление. После историй с картами Visa и Master Card, угроз отключить российское банковское сообщество от системы SWIFTSWIFT — международная межбанковская система передачи информации и совершения платежей, уже никто, включая отъявленных скептиков, не сомневается, что монополию импортных продуктов необходимо преодолевать.

Российская отрасль производителей программного обеспечения отнеслась к этим событиям со слабо сдерживаемым восторгом. Им обеспечена зеленая дорожка к ресурсам государства и совсем не исключен ввод протекционистских мер, дающих преимущество при госзакупках. Но в какой мере отечественные продукты реально могут заменить известные импортные платформы, развивавшиеся десятилетия и протестированные на миллионах пользователей по всему миру? В какие сроки можно создать альтернативные отечественные продукты, какие средства и ресурсы для этого понадобятся?

Редакция «Новой» обратилась к экспертам отрасли. Для затравки им предлагался один и тот же слайд из доклада министра связи Н. Никифорова, иллюстрирующий ситуацию в области программного обеспечения (ПО), где фактически господствуют три-пять корпораций из одной страны (см. рис).

Бывший зам министра связи, ныне директор «Фонда информационной демократии» Илья Массух выразил мнение, что преодолеть эту монополию несложно: «…если снизить ее (зависимость) процентов до 35-40, это будет хороший результат. Если все правильно делать, то за три года, думаю, это можно сделать без серьезных катаклизмов». И вообще «Заменить тот же Oracle на базу данных российского производства — это вопрос одного года, не больше. Никаких сверхусилий для этого не требуется».

Первой мы предоставляем слово Ольге УСКОВОЙ, президенту Национальной ассоциации инноваций и развития информационных технологий (НАИРИТ), члену Экспертного совета Минэкономразвития РФ и общественного экспертного совета Аналитического центра при Правительстве РФ.

Читайте также:

«Говорить о том, что мы завтра сделаем свой Oracle — безумие»

Директор крупнейшей компании-продавца ПО в России Феликс МУЧНИК — о перспективах «технической независимости», которой грезят чиновники

 

— Насколько программа по замене импортного программного обеспечения осуществима и целесообразна?

— Вопрос целесообразности сейчас не стоит. Стоит вопрос выживаемости: сохранится страна или нет? Два года назад еще можно было рассуждать на эти темы, сейчас уже нет. Для старта программы есть все предпосылки, как объективные, так и субъективные. Отечественный ИТ-рынок призван защитить национальные стратегические информационные ресурсы от попыток проникновения и дестабилизации извне. И сделать это можно только собственными силами. Главное, что на это есть воля руководства страны. У нас в ИТ, наконец, начинает формироваться промышленная политика.

Сейчас очень важный период. Возможно, более важного периода в жизни страны не было с конца восьмидесятых. Я серьезно завидую двадцатилетним, сейчас у них идеальные условия для карьерного роста, мощного старта с прорывными, инновационными проектами в передовых отраслях, серьезного вхождения в экономику. Идет глобальная перестройка внутренних рынков — и внешних, кстати, тоже, — и ровно в такой период молодые имеют все условия. Сейчас перед Россией стоит задача построения внутренней экономики — хочет она этого, или нет, это вопрос выживаемости страны.

— Вопрос о том, как это осуществить на практике?

— С тем, как это осуществить на практике, я с министерством связи сильно расхожусь. Его последние инициативы идеи введения сборов от продаж с разработчиков ПО, отмены льгот по НДС на программные продукты не были поддержаны ни рынком, ни правительством. Те, с кем мы сейчас работаем и в рамках НАИРИТ и в рамках думской комиссии по развитию  стратегических информационных систем, исходят из следующих трех основных положений. Первое — необходимость стимуляции спроса, который порождает контроль за выполнением задач, это ключевой момент. Второе —  среда, которая дает возможность развиваться рынку: налоги, преференции и т.д. Третье — наличие высокотехнологичных команд, работающих на российской территории.

— Кстати, налоговые льготы у вас же существуют?

— Да, в этом смысле у нас ситуация идеальная. Любой, кто скажет, что сейчас айтишную компанию держать в России хуже, чем где-то в мире, ошибается. Придираться к поведению государства в этом смысле трудно. Есть нюансы по таможне в части экспорта, не очень хорошо отработанные, но мы сейчас же говорим о внутреннем рынке. А вот тема со спросом — ключевой момент. Мы начали заниматься этой проблемой еще до всех историй с Украиной, с санкциями и т.д., мы и тогда считали, что это критически важно, а сейчас это стало очевидно большому количеству людей. Мы говорим, что для формирования внутреннего спроса, для государственных и стратегических предприятий необходимо создание системы преимущественного выбора отечественного производителя — в случае, конечно, наличия такового на рынке.

— Ассоциация «Отечественный софт» предложила обязать государственные предприятия покупать отечественные программы, а если отказываются, то должны публично и аргументировано объяснять причину отказа…

— Не надо ничего объяснять, надо обязать и все. Это государственные предприятия и они живут на государственные деньги.

 — А если отечественный продукт действительно не отвечает каким-то параметрам?

 — А если не отвечает, то это решается очень просто. В госзакупках сначала выдается техническое задание, потом люди выходят на конкурс или аукцион в соответствии с этим техническим заданием. Если мы выполняем это задание, то мы берем на себя ответственность и отвечаем головой и деньгами. Если мы не выполним этот договор, то мы попадем в реестр недобросовестных поставщиков, и нас больше никто не увидит на рынке государственных заказов. И это все регламентировано на уровне 44-го федерального закона. Тут не надо ничего выдумывать, нужна просто преференция при старте.

Что происходило? У нас, к сожалению, есть примеры, когда крупные стратегические предприятия, занимающие не последнее место, в том числе в оборонной промышленности, закупают зарубежные системы, например фирмы SAPSAP — европейский (с немецкими корнями) производитель корпоративного программного обеспечения (EPR-систем). Лидер российского рынка ERP-систем, занимая около половины рынка. Компании 1C, занимающей второе место, принадлежит около трети.. Происходит это, как правило, в достаточно тихом режиме, на практически безальтернативном конкурсе, сделанном явно под конкретного поставщика. И в результате мы имеем западную систему управления предприятием на оборонном объекте. Таким образом, спецслужбы вероятного противника видят все движение финансов, заказов, кадров, поставки и т. п. Есть вопиющие вещи, которые нельзя допускать.

И не надо дожидаться, пока рванет — уже рвануло. Нам уже показали, как в течение двух минут отключается карточная система, сейчас размахивают SWIFT. Но гораздо хуже то, что происходит на ключевых, стратегических предприятиях страны: в Аэрофлоте стоит SAP, в Газпроме — SAP… — это полный контроль над предприятием со стороны вероятного противника. Это не тема для дискуссий, а вопрос, который нужно решать срочно. Но это только полбеды. Ведущие зарубежные ИТ-производители в России зарабатывает десятки миллиардовПо данным ИСА РАН и ИСЭМ, по объему выручки Microsoft занимает первое место среди иностранных компаний в IT-отрасли (на втором месте SAP). В 2013 году выручка Microsoft в России составила около 34 миллиардов рублей, SAP — более 20 миллиардов рублей в год, то есть эти деньги почти полностью уходят из страны и никак не влияют на развитие отечественных ИТ.

 — Когда вы берете Oracle, и сформированная команда вас не устраивает, то нет никаких проблем расформировать ее и найти новых специалистов — их миллионы во всем мире. А если это СУБД производства команды из Нижнего Новгорода, где найти специалистов, которых на всю страну — единицы?

 — Ну, впишите себе в техзадание «подготовить столько-то специалистов». Это все не бином Ньютона. Мы уже сталкивались с решением и более сложных задач — масштабов создания отрасли. В рамках ФЦП «Электронная Россия» мы в первой половине 2000-х с «нуля» за несколько лет смогли создать направление электронной торговли. Можно представить уровень ее сложности! В ее рамках, например, приходилось выводить в белую плоскость госзакупки в таких сферах, как строительство. В итоге получилась уникальная в технологическом плане система, сочетающая возможности продукта массового использования, работающая в режиме 24х7 и отвечающая самым строгим требованиям безопасности, способная отражать хакерские атаки, попытки уничтожения серверов и т.п. Была создана вся инфраструктура электронных госзакупок, которая работает без сбоев.

— Есть сомнения в организационной части. Традиционно у нас в стране проблемы с маркетингом, с доведением до потребителя. Вот Массух говорил о том, что можно заменить Oracle в течение года, и я услышал, что отечественная замена этой СУБД действительно есть. Но так и ничего существенного не смог про нее узнать…

— Как только мы введем преференции, как только отечественный производитель узнает, что у него на конкурсе есть преимущества, то через полгода возникнет компания, которая будет отвечать всем требованиям. Конечно, первым клиентам будет не самый комфортный режим — мы с этим столкнулись при запуске той самой площадки госзакупок, — но, если это будет государственная задача, то все переживут. Ключевой момент — точная и жесткая позиция государства. А она, к сожалению, определяется в том числе людьми на местах. Которые на протяжении 20 лет получали откаты за закупки западных производителей. В толковости чиновников я не сомневаюсь — люди в среднем везде одинаковые. Вопрос стоит о продажности. Когда человек вопреки любому здравому смыслу проталкивает западное решение, то нет сомнений, что тут личная заинтересованность.

Все откатные схемы могут быть ликвидированы одним действием — проведением открытых конкурсных процедур. Чиновник должен понимать, что если он выбирает дорогостоящего иностранного производителя при наличии адекватной и более дешевой отечественной системы, то это будет отдельное разбирательство. Это станет опасно. И как только они все попадут под такой колпак, тема с откатами закроется сама собой.

 

Примечание от редакции. Не все думают, что для преодоления зависимости от иностранных IT-продуктов достаточно лишь дать зеленую улицу отечественным компаниям. Мнение следующего эксперта подразумевает куда более обширную программу преобразований.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera