Мнения

Что нового нашла экспедиция Совета по правам человека на юге России

Подводный мир Краснодара

Этот материал вышел в № 144 от 22 декабря 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Леонид Никитинскийобозреватель, член СПЧ

 

Приземлившись в аэропорту Краснодара, 19 членов СПЧ сразу разъехались кто куда: кто в тюрьму, кто в детский дом, кто в больницу. А Наталья Евдокимова из Санкт-Петербурга вместе с «Экологической вахтой по Северному Кавказу» и представителем краевой администрации махнула за 180 км в район Туапсе, чтобы осмотреть объект, известный среди жителей этих мест как «дача губернатора Ткачева».

Не зря Наталия Леонидовна в молодые годы увлекалась танцами: последние 8 км в гору и вниз к дороге (где экспедицию на всякий случай уже ждал наряд полиции) преодолевали пешком. Зато удалось обойти по периметру забор, за порчу которого (нанесение надписей: «Саня — вор! Лес общий!») отбывает 3 года лишения свободы эколог Евгений Витишко. Но это — его проблемы, а проблема губернатора состоит в том, что участок за забором не выделен из Лесного фонда и захватывает берег моря общего пользования. Наталию Леонидовну по предъявлении удостоверения члена СПЧ охрана все равно за ворота не пропустила: здесь вход только для «отдыхающих по путевкам». Она спросила у представителя краевой администрации: «Так что, есть забор?» — «Нет забора!» — отвечал тот по-казачьи лихо, и она не смогла определить, покраснел он или нет, потому что в лесу было уже темно.

Витишко сначала дали условно, но он же не притих, защищая море и лес, поэтому накануне Олимпиады в Сочи условный срок заменили реальным. За порчу (?) забора, «которого нет».

В это же время правозащитник Евгений Бобров вел прием граждан, и, по его свидетельству, из 250 записавшихся почти 200 пришли с вопросами о земельных паях. Вопреки законодательству о приватизации 20 лет назад эти паи не были выделены крестьянам, в лучшем случае попали в руки мошенников, а в худшем — за требование пая можно получить по голове. Наивно было бы думать, что трехдневная экспедиция СПЧ могла развязать этот запутанный узел: все, что мог сделать Бобров, — сказать вслух с трибуны о проблеме, которая в крае не обсуждается и как бы не существует.

Слово на выездном заседании СПЧ получил и университетский профессор Михаил Савва, в апреле 2014 года приговоренный к 3 годам условно якобы за хищение средств государственного гранта и приписку нагрузки в университете. С несостоявшимся шпионом (следствие, которое вело управление ФСБ по Краснодарскому краю, интересовали более всего гранты американской USAID) вежливо здоровались за руку даже представители администрации: ни у кого в Краснодаре нет и тени сомнения в том, что его приговор липовый. Однако Савва объявил о прекращении работы Южного регионального ресурсного центра — одного из самых почтенных НКО в России — из-за невозможности продолжения деятельности. Сейчас сам Савва оказался под угрозой еще одного дела о якобы приписанных занятиях со студентами, еще более нелепого и мелкого, чем первое. Только любой приговор по нему будет означать и превращение первых условных трех лет в реальные.

В Краснодаре, как нам показалось, было сделано все, чтобы о выездном заседании СПЧ узнало как можно меньше людей и как можно позже. Когда те же крестьяне и местные правозащитники, не нашедшие понимания в крае, приехали к Аграрному университету, где в отдалении от центра города проходило пленарное заседание СПЧ, охрана сделала попытку их не пропустить. А когда эта не прошедшая кастинг публика все же проникла в зал, от встречи с президентским советом отказался уже губернатор Александр Ткачев, еще накануне обещавший приехать. Причину никто объяснять не стал, но она, в общем, понятна: появление губернатора в такой «среде» означало бы нарушение понятных всем (на уровне социальной интуиции) границ, отделяющих видимый, даже нарочито-приветливый и праздничный мир Юга и Сочи от как бы не существующей, теневой, «подводной» части этого края.

И «дела цапков», потрясшего всю страну, но выплывшего на поверхность скорее случайно и по стечению обстоятельств, тут тоже как будто не было. Никто из руководства края или правоохранительных органов, без ведома которых тут и муха не пролетит, в связи с «делом цапков» ни к какой ответственности привлечен не был.

Но что могут сделать за три дня 19 членов Совета по правам человека, которых если и слушают, то снисходительно и как бы для галочки? Уездный цирк.

А в общем, я, наверное, уже и не о Юге это пишу, а обо всей России. Ничего нового экспедиция СПЧ здесь не нашла. Краснодарский край — только «передовой отряд», тянущий страну назад, в мир подводных теней и цапковских «понятий».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera