История

«Говорить о том, что мы завтра сделаем свой Oracle — безумие»

Директор крупнейшей компании-продавца ПО в России Феликс МУЧНИК — о перспективах «технической независимости», которой грезят чиновники

Фото: «Новая газета»

Общество

Юрий Ревичобозреватель «Новой»

Директор крупнейшей компании-продавца ПО в России Феликс МУЧНИК — о перспективах «технической независимости», которой грезят чиновники

Феликс Мучник. ТАСС
 

Мнение по поводу импортозамещения программных продуктов, высказанное Ольгой Усковой, несомненно, поддержит любой производитель отечественного ПО. Потому мы обратились к человеку, знающему российский IT-рынок не понаслышке, но в то же время смотрящему на него немного со стороны. Вы увидите, что, тоже не сомневаясь в необходимости замещения западных продуктов, он полагает, что необходимы куда более широкие преобразования.

Мне кажется, надо начать с истории. Плохо ли, хорошо ли, но в советское время существовали Минрадиопром, Минсвязи, Минприбор, Минэлектронпром, соответствующие отделения в Академии наук. И еще отдельно существовало военное производство. Несмотря на то, что эти отрасли где-то на 80-90% шли по пути воровства западных технологий, они были вполне конкурентоспособными.

Не так существенно, что мы локализовали или писали свой софт. Важно, что это был полный цикл: начиная от собственной элементной базы и производства компьютеров и до производства ключевых прикладных решений — отраслевых автоматизированных систем, АСУ уровня предприятия и т. п. В середине существовало громадное количество КБ и институтов, которые делали операционные системы, базы данных и прочее базовое программное обеспечение. Существовали фонды алгоритмов и программ, были собственные разработки в разных ВЦ и институтах Академии наук. И эта отрасль естественным образом дополнялась образовательным ресурсом: начиная от различных математических школ и системы школьных олимпиад, с отбором лучших на математические факультеты. Была еще система среднего специального образования, где готовили операторов ЭВМ (тогда они так назывались). И все это приводило к тому, что в 70-80-е годы на работу приходили достаточно подготовленные кадры, знающие не только языки программирования, но и теорию, архитектуру построения программных систем и прочие необходимые вещи.

Вот эта вся инфраструктура за последние 25 лет полностью разрушена. Сейчас практически невозможно найти даже программного архитектора, то есть человека, который понимает, к примеру, что такое архитектура операционной системы. Мы потеряли в образовании: сегодня программистов учат люди либо старшего поколения, которые уже давно оторвались от практики, либо это недоделанные программисты, бывшие врачи или инженеры, которые сделали сайт и им показалось, что они стали программистами.

Говорить об эффективном импортозамещении без долговременной программы постепенного восстановления всей этой отрасли, по-моему, бесполезно. О том же самом говорит генеральный директор компании Acronis Сергей Белоусов в своей статье в газете «Ведомости». Это первое, что надо понимать: необходима программа на 15-20 лет, рассчитанная на постепенное восстановление отрасли с нуля.

Второе. Мы должны отчетливо понимать, что за современными базовыми платформами, например, такими, как СУБДСистема управления базой данных Oracle, Microsoft Exchange, Microsoft Office, Autodesk AutoCAD или Maya, Adobe Photoshop и Reader — их можно перечислять до бесконечности — реально стоят тысячи человеко-лет работы, десятки лет разработки и тестирования, многие существуют уже по 20-30 лет. Есть более современные системы, как Android, но и они существуют 7-10 лет. И говорить о том, что мы завтра сделаем свой Oracle — безумие.

Читайте также:

Ольга УСКОВА: «Не надо дожидаться, пока рванет — уже рвануло»

Президент Национальной ассоциации инноваций и развития информационных технологий — о перспективах импортозамещения в IT-сфере

Конечно, мы вполне можем заниматься разработками собственной СУБД. Например, в Воронеже до сих пор существует компания, разрабатывающая собственную СУБД «Линтер», лицензии на которую, как ни удивительно, продаются даже и на Западе. И таких разработок, если поискать, есть достаточное количество. В них есть только одна неприятная особенность в сравнении с западными разработками: они действительно мало тестированы, особенно в случае масштабирования. В подобные разработки — ну, может, за исключением «Лаборатории Касперского» или «1С» — было просто недостаточно инвестировано денег. Чтобы инвестировать, надо иметь спрос, а для этого необходимо продавать программы не в 1-2% от мирового рынка, которые сейчас занимает Россия. И это тоже задача государства: должна быть понятная стратегия на 15-20 лет по продвижению на западные рынки. Так, как это делают китайцы, корейцы, израильтяне…

Следующий пункт, третий. А нужно ли все разрабатывать? Совершенно точно нужно за эти 15-20 лет поэтапно разрабатывать экосистему слой за слоем, платформу за платформой. Иначе мы всегда в кризисные моменты останемся зависимыми, неважно от кого: от Китая, от Южной Кореи, от европейцев, от американцев. Причем это нужно делать, ориентируясь на свою элементную базу – ее надо разрабатывать параллельно. Пока мы не будем поощрять научные разработки, изобретать новые типы процессоров, мы так и останемся в отстающих. Но ведь еще нужны заводы, на которых их производить, то есть инфраструктура и обученные люди. И их еще в ПТУ надо учить, которых теперь нет…

Ладно, есть программа на 15 лет. А сейчас-то что делать?

— А никто не мешает делать параллельно. Если говорить об импортозамещении, как таковом, то я не верю, что можно все сделать идеально: взяли, выделили деньги и завтра все госструктуры поменяли Windows, Exchange, СУБД, прикладные решения (тот же Office), работающие в некоторых местах уже не одно десятилетие. Все это заменили, и оно все продолжает работать? Перекачали данные, соединили с «облаками», соединили с телефонами… то есть мы еще и успели быстренько заменить операционки смартфонов и планшетов и прикладные решения для них создали (это притом, что даже Яндекс не пускают на платформу Android и iOS!) Я еще раз хочу подчеркнуть: пока мы не создадим свою платформу, начиная с элементной базы, и не начнем ее наполнять людьми, деньгами, технологиями, тестированием, прикладными решениями, задача импортозамещения в поставленном виде не решается.

— Тут еще есть вопрос стимулирования спроса…

— Мы можем директивно заставить госучреждения все это внедрять, но это перекачивание денег из левого кармана в правый. Для того, чтобы это продать, надо организовать маркетинг, рекламу, пропаганду… Стимуляция спроса — это когда ты показал решение, оно работает и его купят. А искусственные ограничения стимуляцией не являются! Никакие ограничительные меры никогда не вели к стимуляции, это имитация деятельности. Давайте чего-нибудь слепим из Linux’а и прикажем, чтобы теперь покупали его. Но это ведь не решение! Вот, например, системы проектирования фирмы Autodesk — там есть библиотеки решений для различных производств, а в его отечественных аналогах дай бог если 10% всей функциональности.

Можно сделать аналог чего угодно, и он будет в своей трехпроцентной нише заменять Autodesk или Oracle. А остальные 97% чем будем заменять? Вот это то, к чему приведет скоропостижное решение о т. н. «стимуляции спроса». Пока нет тиражного продукта, а есть решения, внедренные на трех предприятиях, это не софт. Вот «1С-бухгалтерия» за два десятка лет действительно построила экосистему. А ее конкурент SAP за то же время построил много больше: систему управления предприятием. SAP – это не просто продукт, а целая платформа, на основе которой построены самые разнообразные решения с регламентами и процедурами их внедрения.

Так что же делать сегодня? Для начала надо перестать говорить про свободное ПО. Потому что я не понимаю, как свободное ПО, произведенное на Западе, может являться импортозамещением. Нет, если мы говорим о конкретных решениях, на которых можно сэкономить деньги и оно, как, к примеру, система Apache или конкретная сборка Linux, работает, то его вполне можно использовать. Но если говорят, что, собрав собственную систему на основе Linux, мы получим замену Windows, то для меня это звучит как анекдот. А что мы будем делать с необъятным количеством прикладных программ, работающих только под Windows?

Может, перестать морочить голову, и понять, что сначала надо сделать свою операционку или систему управления базами данных, и вот тогда новые разработки вести в новой среде. Пусть пока за Oracle нужно платить, это ничему не мешает. Когда говорят про СПО, то мне все время кажется, что меня в чем-то обманывают. Потому что обслуживать Linux — это надо платить Red Hat, иначе вы будете получать непонятные и неработающие сборки. А Red Hat, как американская компания, одна из первых присоединилась к санкциям. И даже если мы себе собственную сборку Linux все-таки сделаем, оттестируем и запустим в оборот — то кто сказал, что в ней нет закладок? Линус Торвальд вообще-то не гражданин России… Потому СПО может быть путем к удешевлению (и то это сомнительно), но никак не к импортозамещению.

— А в какой степени все эти закладки и «черные ходы» реально существуют? Может, это просто «эффект Сноудена», существующий исключительно в голове сторонников протекционистских решений?

— Реальность «большого брата» не стоит даже обсуждать. Есть давно известное решение этой проблемы: сертифицированные версии операционных систем, СУБД, прикладных программ. Коды которых открываются и проверяются. Существует, например, сертифицированная версия Windows. Вопрос: госкомпании ее покупают? Я статистики не знаю, может, оборонные покупают, но точно знаю, что, как минимум, дочерние компании с госучастием покупают обычные корпоративные лицензии.

Кстати, 80% всех случаев утечек — это никакие не «черные дыры», а инсайдеры. У всех госкомпаний уже стоят антиинсайдерские средства и соблюдается нужная дисциплина? У нас компании вроде InfoWatch или SmartLineОтечественные производители решений для внутреннего контроля информации. — они уже очень богатые, им удалось, наверное, насытить рынок и у всех стоят их продукты? Все перекрывают USB, все контролируют Wi-Fi трафик, все запрещают приносить собственные планшеты на работу, внедрили единую систему авторизации? Так, может быть, все-таки начать с более понятных вещей?

Вот где у нас пароли от сетей? Они у системного администратора, правильно? А почему не в первом отделе? Откуда следует, что разработав завтра собственную проверенную операционную систему, или собрав собственный Linux, мы заставим всех все поменять и они там поставят сверху нормальный антивирус, антиинсайд, контроль трафика? С какого перепугу они это будут делать, если сейчас это никто не заставляет и не контролирует? А что вы будете встраивать в интернет-холодильники и телевизоры? У вас разве есть, или, может быть, через пятнадцать лет будет аналог встраиваемой Windows или Android? А терминалы Qiwi — они на какой операционной системе? А банкоматы, в которые вы суете свои кредитные карты? Так что либо мы делаем новую экосистему от и до, или у нас навсегда останутся дыры. Свои телефоны, свои смартфоны, свою платформу для интернет-вещей, свои планшеты — пусть на первых порах на чужой элементной базе, но хотя бы сборку с собственной прошивкой можно организовать?

Слава богу, выполнили поручение обоих президентов и как-то сделали широкополосные каналы для населения, но на чем все это основано? Вот вы министр, вы используете дома служебный ноутбук, и у вас там стоит роутер Huawei для доступа к хорошему оптоволокну от МГТС. И еще это проходит через Cisco, которая вообще американская компания со всеми теми же санкциями. Пока вы не сделаете всю инфраструктуру, или, по крайней мере, не установите, что дома у министров должен стоять сертифицированный софт, то ни о какой безопасности, и, самое главное, независимости говорить не приходится. Пока я не вижу какой-то законченной программы решения этого вопроса, то сколько программистов не наплоди, все разговоры о импортозамещении — это хлестаковщина чистейшей воды.

А пресловутые «облака» и дата-центры? Вы на конце у пользователя ставите «русский» Linux, а складываете все равно на серверы Red Hat, или на амазоновские. То есть мы говорим о том, что надо все это делать в течение долгого времени, отчетливо понимая, что для этого надо не пять и не десять миллиардов рублей. И их еще надо возвращать, то есть произведенное надо продавать, и, желательно, не на рынке, составляющем один процент от мирового. Либо мы этого не делаем и сдаемся на милость победителя, который реально может завтра заблокировать всю нашу инфраструктуру.

 

Заключительное примечание от редакции. Представляется, что государственные чиновники, столь возбудившиеся на тему «технологической независимости», все-таки плохо понимают, что и как надо делать. На «Пиринговом форуме», прошедшем 12 декабря, одна очень известная персона российского IT-бизнеса рассказывала, что когда при ней в кулуарах власти очередной раз заговорили на тему «а вот мы создадим фонд…» она просто развернулась и ушла. Фондов создано неисчислимое количество (на RIW-2014 вокруг министра Никифорова сидело не меньше десятка их директоров), а в практическом смысле пока ничего не сдвинулось. По опыту предыдущих лет есть обоснованные сомнения, что глобальная программа, выдвинутая Феликсом Мучником, будет осуществляться в том виде, в каком она здесь изложена. Все идет к тому, что скорее всего, ограничатся быстрыми мерами по «стимулированию спроса», и на этом успокоятся. А «фонды», несомненно, увеличат благосостояние некоторых отдельных граждан, и этим их функция ограничится… Ох, как бы хотелось в этом ошибиться!

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera