Мнения

Воланд против свиты

Президент неожиданно заставил госкомпании поработать на интересы государства

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 145 от 24 декабря 2014
ЧитатьЧитать номер
Политика

Алексей Полухиншеф-редактор

Президент неожиданно заставил госкомпании поработать на интересы государства

Вот мы и вошли в системный кризис. Я не о том даже, что экономическая модель последних пятнадцати лет, основанная на дележе сырьевой ренты, лопнула — это мы уже проходили пять лет назад. Просто реакция политической системы, которая у нас состоит из Владимира Владимировича Путина, оказалась принципиально новой. В течение всех этих лет он последовательно расширял сферу присутствия в экономике государственных структур, будь то компании, корпорации или органы власти, и столь же последовательно сокращал любые формы контроля над ними.

С частным бизнесом, от нефтяной компании до ларька, происходили ровно обратные вещи: свободного пространства становилось все меньше, а контроля все больше. Пожалуй, прошлый недокризис был кульминацией такой стратегии: госкомпании и госбанки тогда получили целый океан ликвидности, а многие частные структуры были прямо спасены государством, закрывшим их долги перед иностранными кредиторами.

Казалось, что в этот раз все пойдет по накатанной — да и шло, собственно, до этой недели. Госкомпании дружно подавали заявки на распил оставшихся заначек, госбанки играли против рубля, а Владимир Путин на самых разных площадках рассказывал, что все это иллюзия, и, не считая временных трудностей, вызванных происками внешних врагов, все у нас стабильно.

Но вот, дуплетом, новости: правительство обязало руководителей крупнейших госкомпаний раскрывать сведения о своих доходах, а сами госкомпании — в обязательном порядке продавать экспортную выручку для стабилизации ситуации на валютном рынке. При этом частных олигархов, которых Путин собирал в пятницу отдельно, о том же самом вежливо попросили. В привычной нам матрице казалось, что это и было «булгаковское» заседание, но нет, сдавать валюту, на основании правительственной директивы, придется государственным компаниям. Все равно как если бы Воланд предложил скинуться не посетителям варьете, а собственной свите.

С формальной точки зрения революции тут нет никакой: государство всегда имело возможность требовать от госкомпаний прямого участия в решении наших общих проблем. Но раньше власть эту возможность не использовала (если не считать обязательных взносов на олимпийский праздник), напротив, и законы, и правоприменительная практика подстраивались под интересы госкомпаний.

Требование раскрыть сведения о доходах эффективных государственных менеджеров ложится в ту же канву десакрализации госбизнеса. Путин, видимо, не лукавил, когда сказал, что не знает, какая у Сечина зарплата. И уж точно не знал, что по решению суда (между «Роснефтью» и «Форбс») эта информация признана фактически секретной. Интересная юридическая коллизия возникнет, если, например, данные в декларации Сечина совпадут с цифрами «Форбс», которые по суду признаны несоответствующими действительности.

Не о том, впрочем, в ближайшее время будет болеть голова у Игоря Ивановича и некоторых его коллег. Требование обязательной продажи валютной выручки входит в резкое противоречие с бизнес-моделью, которая позволяла за счет девальвации рубля и соответствующих манипуляций на валютном рынке покрывать убытки, возникшие в результате наиболее выдающихся менеджерских решений. Голый король решил, что по нынешним временам и свите его платье не подобает.

Наконец, в ближайшее время мы имеем шанс стать очевидцами исторического события, а именно, поглощения окологосударственного бизнеса частным. Речь идет о санации банка «Траст», который тесно связан со Всероссийским банком развития регионов, входящим в структуру мегахолдинга Игоря Сечина (раньше «Траст» входил в империю Ходорковского, так что это наследственная история). Центробанк уже обнаружил в его капитале дыру размером «в десятки миллиардов рублей», так что 30-ти миллиардов, уже заложенных под санацию через Агентство по страхованию вкладов, с большой долей вероятности не хватит. Это значит, что банк, который технически будет заниматься санацией, может стать не только оператором, но и инвестором, то есть получить долю в капитале «Траста». И это, вероятно, будет частный банк (на рынке активно обсуждают перспективы «Альфы» и «Открытия»).

По всему выходит, что жесткие, и от того особенно неожиданные решения в отношении госкомпаний — это своего рода приказ о мобилизации элиты, которая на словах всегда служила Родине, а в реальности — Золотому Батону. То, что мы наблюдаем сейчас, сложно назвать даже расколом элит, это, скорее, клинч, причем в бою без правил.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera