Сюжеты

«Должны проливаться чернила, а не кровь!»

В Париже на улицы вышли 2 миллиона человек, чтобы почтить память погибших и защитить свободу слова. Специальный репортаж Юрия Сафронова

Фото: «Новая газета»

Политика

Юрий Сафроновсобкор в Париже

В Париже на улицы вышли 2 миллиона человек, чтобы почтить память погибших и защитить свободу слова


Фоторепортаж Евгения ФЕЛЬДМАНА

В Париже произошло невиданное единение людей. И примкнувших к ним руководителей стран, министерств и ведомств. Два миллиона* манифестантов, среди которых — Олланд и Меркель, Нетаньяху и Аббас, Порошенко и Лавров, Кэмерон и Юнкер и еще штук пятьдесят руководителей самого высокого уровня. Над немыслимой толпой летают телевизионные камеры и вертолеты, толпа пускает волны аплодисментов, толпа кричит «Спасибо, Шарли!», толпа поет Марсельезу и терпеливо двигается вперед со скоростью десять метров в час.

Площадь Республики и все прилегающие улицы и переулки заполнены за час до начала митинга. Непредусмотрительные граждане, решившие выехать в это время или позже, оказываются в трудном положении: даже пустынные обычно станции метро переполнены, в поезда пускают по блату, и то если есть места. В крайнем случае, предлагают «подняться на мезонин». Кричат: «Есть четыре места!» «Есть одно место!» «Есть шесть мест». Но обычно «мест нет». И вообще — в вагоне дети, включая младенцев, так что, пожалуйста, не напирайте. Все должны быть на митинге.

Но вот мы, наконец, на бульваре Сен-Мартен, в двухстах метрах от Площади Республики, которая в последние дни превратилась в мемориал «Шарли». Каких только лиц здесь не увидишь (смотри фото). Вот — убежденный республиканец лет трех, сидя на плечах у отца, держит в ручищах плакат «Республика против фанатизма». Вот девушка осьмнадцати годов с неумело и хаотично разрисованным ватманом, на котором можно прочитать, например, вот что:

«Должны проливаться чернила, а не кровь»

И:

«Калашникоф фак офф!»

Вот плетется седой мужчина с любительским каламбуром «Я коШАРЛИный магазин», и еще один, помоложе, в шапочке «Я ШАРЛИ ПОЛИЦЕЙСКИЙ ЕВРЕЙ».


Юрий САФРОНОВ — «Новая»


Юрий САФРОНОВ — «Новая»


Юрий САФРОНОВ — «Новая»

Два миллиона пришли, чтобы почтить память семнадцати погибших за эти три самых кошмарных дня в истории Парижа и в истории страны. По крайней мере, три самых кошмарных за последние полвека. Если кошмар можно сравнивать с другим кошмаром и измерять кошмар только числом погибших.

 

***

По бульвару Вольтера шагают вольтерьянцы в дорогих темно-синих костюмах — сверху кажется, что они близнецы. Олланд под ручку с Меркель, Меркель — с Туском, Туск, кажется, с Аббасом, в пяти метрах от последнего шагает Нетаньяху. За спиной Олланда — Саркози и Вальс… Почти всех обладателей дорогих синих костюмов привезли в одном автобусе (не до привилегий сегодня!). Потом так же дружно погрузили, и увезли в Елисейский дворец, где, несомненно, будут сделаны важные заявления.

За пару часов до митинга важные заявления сделал министр внутренних дел Франции Бернар Казнев. После встречи с десятью коллегами из разных стран Европы, министр объявил об ужесточении контроля на границах Европейского союза и о расширении полномочий европейских силовиков — придется немножко поступиться свободой в пользу безопасности. Впрочем, министр пообещал не трогать «фундаментальные права и свободы».

Но в этом смысле у него все равно нет выбора — по крайней мере, французы свои свободы никому не отдадут. «Свобода начинается на кончике карандаша», — написано на плакате молодого художника. На обороте — самые точные слова последних дней: «Шарли повсюду». Надпись окружают карандаши, наставленные на террориста с автоматом.

 

***

Рядом с руководителями государств, министерств и ведомств шагают выжившие сотрудники «Шарли». Франсуа Олланд обнимает Патрика Пеллу, врача «скорой» и колумниста Charlie.

7 января Доктор Пеллу прибыл на место сразу после катастрофы. Он тоже должен был присутствовать на той планерке, но вынужден был пойти на профессиональное собрание спасателей и пожарников.

На следующий день здоровый мужик Пеллу пришел в эфир I-Tele c заплаканным лицом.

«Вы не только потеряли всех своих друзей вчера, — говорит  ведущий, — но Вы еще были на месте через несколько минут…».

Вы. Не только. Потеряли. Всех. Своих. Друзей. Вчера. Но…

Как доктор Пеллу смог что-то сказать после этого, я не знаю.

«Я их любил очень…, — отвечает Пеллу и дальше не может говорить. — … Это были экстраординарные мужчины и женщины…».

Сегодня в Париже состоялось экстраординарное единение людей. Людей, защищающих общие ценности и скорбящих о своих убитых.


Евгений ФЕЛЬДМАН — «Новая»

P.S. Уходя с митинга, многие люди пытаются пройти к редакции Charlie, чтобы положить цветы, но все подходы к ней по-прежнему заблокированы полицией. Кажется немыслимым, что полиции удалось организовать порядок и безопасность в таких условиях,

и уходящие с митинга люди кричат не только «Спасибо, Шарли!», но и «Спасибо, полиция!». И за сегодня. И за последние три дня. Свободные от работы полицейские несут плакаты «Полиция в трауре», «Никогда больше» и, наконец, «Любовь сильнее ненависти».

Чтобы это доказать, 300 тысяч человек вышли в Лионе, 25 тысяч в Шербуре, 50 тысяч в Меце, 80 тысяч в Ренне, 100 тысяч в Бордо... Вчера по всей Франции в митингах приняли участие 700 тысяч человек, сегодняшнюю цифру еще предстоит подсчитать.

 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera