Расследования

Закрыть Каляпина

Прокурор Нижегородской области считает, что пытки — это государственная политика, а тот, кто против пыток, — «иностранный агент»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 4 от 19 января 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Елена Милашинаредактор отдела спецпроектов

Прокурор Нижегородской области считает, что пытки — это государственная политика, а тот, кто против пыток, — «иностранный агент»

Игорь Каляпин

В пятницу Минюст включил в реестр иностранных агентов одну из самых известных в России правозащитных организаций — нижегородский «Комитет против пыток», которым руководит Игорь Каляпин. 

КПП был основан в 2000 году. Правозащитники выработали уникальную методику общественного расследования, суть которой заключается в сборе доказательств насилия со стороны полицейских и сотрудников ФСИН. На основании этих доказательств принимаются решения о проведении проверки и возбуждении уголовного дела. Если Следственный комитет отказывается работать, его бездействие правозащитники обжалуют в суде. Также они предоставляют возможность лечения своим заявителям, которые очень часто остаются после пыток инвалидами (см.знаменитое дело Алексея Михеева, которое КПП довел до ЕСПЧ).

За 14,5 года сотрудниками «Комитета против пыток» было рассмотрено 1779 заявлений о нарушении прав человека, их работа способствовала возбуждению 222 уголовных дел, было установлено 119 фактов пыток, осуждено 107 сотрудников полиции и ФСИН, отменено 646 незаконных решений следствия и судов, направлено 79 жалоб в Страсбургский суд, отсужен в пользу заявителей 41 миллион 245 тысяч 268 рублей.

А в конце прошлого года «Комитет против пыток» получил представление прокурора Нижегородской области Понасенко, в котором сказано, что комитет — «иностранный агент».

Основное обвинение красной нитью прослеживается на всех 10 листах прокурорского представления. А именно: «Комитет против пыток» дает «негативную оценку и дискредитирует правоохранительные органы государства», предавая гласности факты пыток и бесчеловечного отношения в полиции и в местах принудительного содержания.

И таким образом «оказывает содействие в формировании общественного мнения о недопустимости применения пыток…, — пишет прокурор Понасенко. — В то же время формирование общественного мнения… является основной целью деятельности политических партий». А значит, делает вывод прокурор области, «организация участвует в политической деятельности при одновременном получении денежных средств от иностранных источников…»

По сути, прокурор Понасенко обвиняет правозащитников в подготовке и распространении «заявлений, докладов, отчетов», свидетельствующих, «что пытки в российских учреждениях являются повсеместной практикой», причины которой — «неспособность и нежелание российских органов следствия эффективно расследовать случаи пыток». Распространение данной информации прокурор Понасенко расценивает как «действия…, нацеленные на привлечение внимания и направленные непосредственно на формирование негативного общественного мнения в целях воздействия на принятие государственными органами решений, а именно изменения проводимой государственной политики в области осуществления уголовного преследования». То есть из логики прокурора Понасенко следует неожиданный вывод: именно пытки есть государственная политика в области осуществления уголовного преследования. И «Комитет против пыток» является «иностранным агентом», потому что на деньги иностранных грантодателей пытается эту политику изменить.

Судя по статистике соцопросов (каждый пятый в России — жертва пыток), прокурор Понасенко стал «первым смелым» и назвал, наконец, вещи своими именами.

Представление было получено 29 декабря. «Под елочку», — прокомментировал Игорь Каляпин. «Прокурор Понасенко потребовал от нас «безотлагательно рассмотреть представление с обязательным участием представителя прокуратуры». Мы пытались связаться с представителями прокуратуры. Однако прокуратура от встречи уклонилась. После двух неудачных попыток выполнить требование прокурора области мы намеревались официально пригласить на беседу прокуроров, чтобы обсудить этот в некотором смысле сенсационный документ в присутствии журналистов».

Увы, правозащитники не успели. Минюст России, видимо, посчитал, что обсуждать тут нечего, и оперативно привел в действие представление нижегородского прокурора.

 «Мы, безусловно, будем обжаловать данное представление прокуратуры хотя бы потому, что пытки не могут быть государственной политикой. Это противоречит Конституции России, — говорит Игорь Каляпин. — Если суды откажутся встать на нашу сторону и признать этот факт, то «Комитет против пыток» будет ликвидирован. У меня позиция по этому поводу жесткая. Я в этом реестре состоять не буду. Хотя когда признали «иностранным агентом» даже Музей и общественный центр имени Андрея Сахарова, чья миссия — формирование исторической памяти о советском тоталитаризме и сопротивлении несвободе, я подумал, что уже вроде как даже неприлично не состоять в этом реестре.

Я считаю, под прикрытием закона об «иностранных агентах» власть на самом деле борется с эффективными правозащитными организациями. И именно поэтому все, кого признали «агентами», по моему мнению, должны закрыться. Чтобы результат этой охоты на ведьм стал предельно очевидным.

И пусть не надеются. Мы все равно не прекратим свою правозащитную деятельность».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera