Сюжеты

В режиме взорванной тишины

Наш специальный корреспондент передает из зоны возобновившихся боев и артиллеристских обстрелов в Донецкой области

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 5 от 21 января 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Наш специальный корреспондент передает из зоны возобновившихся боев и артиллеристских обстрелов в Донецкой области

Жители Шахтерского района. Фото автора
Элла с племянницей Аленой

Вот уже больше недели в Донецке и его пригородах и думать забыли о передышке от военных действий: режим тишины не то, чтобы не соблюдается, — жизнь идет под звуки канонады. Для тех, кто по эту сторону фронта, гибель людей в автобусе под Волновахой — конечно, трагедия, но стоящая в ряду ей подобных, их больше интересуют вопросы собственного выживания. А ополченцы празднуют «крупный тактический» и символический успех — победу над «киборгами» (бойцами украинской армии) в аэропорту.

 

Шахтерский район

На двух газелях с гуманитарным грузом от «парламента ДНР» едем в Орлово-Ивановку (Шахтерский район). Ну, как едем — летим. Дорога простреливается танками и снайперами, и если сбавить газ, превратишься в удобную мишень.

С начала вооруженного конфликта Орлово-Ивановка, как и соседняя Петропавловка, была ничьей землей. На практике это значит, что через твою голову летают снаряды, мины и «грады» с обеих сторон, часть которых неминуемо заканчивает путь в твоем огороде. Обстрел идет и сейчас, но уже с одной стороны. В понедельник силы ДНР взяли Орлово-Ивановку под контроль (хотя пресс-центр штаба АТО заявляет, что «атака боевиков была отбита»).

За пять месяцев тут видели всякое, но только не гуманитарную помощь. Месяц назад я развозила гуманитарку по населенным пунктам Луганской области. Люди ей радовались, но в Орлово-Ивановке я первый раз увидела слезы — не чистой радости даже, а какого-то изумления от происходящего чуда.

Петропавловка. И здесь встречают как дорогих гостей, на столе — вареная картошка и консервированные помидоры.

— Мы эту консервацию на кострах по осени делали, — рассказывает Наталья, председатель сельсовета. — Картошку выкопали как-то в огородах в перерывах между обстрелами, а вот поля не убрали. Ферму разбомбили. Только выходили тракторы — сразу обстрел…

Но самое страшное — смерть — Петропавловку миновала: слава богу, лишь четверо раненых местных жителей.

Люди жалуются на мэра Шахтерска Алексея Швыдкого. За все это время он ни сам тут не появился, ни гуманитарку не отправил.

Элла, завуч местной школы, тем временем вспоминает июль:

— Первые обломки от «Боинга» на нас стали падать, чудом никого не прибило кусками обшивки.

Элла живет с племянницей Аленой, которую бросили родители. У Алены — ювенальный ревматоидный артрит. Если она не будет принимать лекарства, начнут разрушаться кости. Нужен метотрексат, 1000 гривен за упаковку, которой хватает на два с половиной месяца. Осталась одна — подарок от журналистов с «России-1», которые навещали Алену в больнице. Упаковка почти закончилась.

Договорить не успеваем. В огород через два дома падает мина. Гуманитарку уже разгрузили, решаем, что нужно срочно уезжать.

И правильно. Вскоре в полях появилась украинская тяжелая техника. Бой шел всю ночь. Люди сидели в подвалах с выключенным светом и мобильными телефонами. Дээнэровцы говорят, что атаку удалось отбить.

 

Захарченко против «киборгов»

В Донецке глава ДНР Алексей Захарченко заявил, что произошло большое событие: взяли аэропорт (украинская сторона это опровергает — Ред.). Захарченко, который руководил операцией, много шутит:

— «Киборги», к сожалению, в зимних условиях не могут нормально функционировать, видать, смазка не позволяет. Украинские военные оттуда бежали. Не могу точно сказать, сколько потерь у украинских вооруженных сил. Но в аэропорту находилось порядка 170 человек, в новом терминале. Ротации, которые они делали, нас обманывали, меняли людей частями. Сейчас их осталось не более 10. Пленных в районе аэропорта нет.

Захарченко утверждает, что не хочет войны, но при этом называет все населенные пункты Донецкой области, находящиеся под украинским контролем, «оккупированными» и обещает их вернуть.

С пресс-конференции Захарченко отбывает на встречу с миссией ОБСЕ.

— Бои идут на всей пограничной территории ДНР, не только в Горловке, но и под Новоазовском, в Донецке видите, что творится – была попытка прорыва со стороны Песок танками в аэропорт. Очень сильно обстреливали Горловку, Докучаевск, Еленовку. Петровский, Киевский районы Донецка под непрерывным обстрелом уже седьмые сутки. Везде идут бои. Для чего это нужно Украине? Для проведения новой мобилизации. О каких мирных соглашениях это говорит? Украина готовится к войне.

Автобус под Волновахой Захарченко сравнивает с «Боингом» — и то и то, мол, украинская провокация: «Гарантированно говорю, что это не мы, а там пусть Украина разбирается, кто по кому стреляет и до каких пор они будут убивать наших людей даже в Волновахе».

Известно, что украинская сторона заявляет обратное. Нужно разбираться специальной многосторонней комиссии, но как это делать под обстрелами?

 

Сводки с мест

Я набираю этот текст в кафе в центре Донецка. Периферийные районы и пригороды в это время обстреливают тяжелой артиллерией, но, судя по звуку, все же не «Градами». Работаю в режиме колл-центра: только и успеваю записывать информацию с мест, куда что-то «прилетело».

«Киевский проспект в районе 18-й больницы. У маршрутки от взрыва вырвало двигатель. Информация о пострадавших уточняется».

«Попадание в магазин «Аппетит» в районе железнодорожного вокзала. Есть раненые».

«Улица Северская — попадание в многоэтажку на уровне седьмого-восьмого этажа».

«Улица Светличная — горит жилой дом».

«Энгельса 101 — взрывом выбило стекла, двое раненых».

«Улица Ершова, 85 — попадание в жилой дом».

Это Киевский район. А вот Куйбышевский. На Шверника горит жилой дом, прямое попадание в райотдел милиции. В Кировском районе попали в здание местных электросетей, теперь нет света.

Страдают и пригороды. В Авдеевке попали в один из цехов местного коксохимического завода и в жилой сектор. Сорокапятилетная женщина скончалась, еще одна женщина и двое мужчин — в больнице.

В районе Путилковского моста горели две маршрутки, идет интенсивный обстрел. Это уже и для меня персональная новость. Теперь нужно думать, как выбираться из города — пора в Луганск, где тоже нужно развозить гуманитарку.

…Я не знаю, что происходит по другую линию фронта: куда там попадают снаряды, что происходит в населенных пунктах, сколько жертв среди мирных жителей и военных, какая интенсивность и точность обстрелов, применяется ли тяжелое вооружение. Я пишу лишь о том, что вижу сама, здесь и сейчас. Но в любом случае понимаю: есть ли все это немедленно не остановить, то шанс на скорый мир, которому мы радовались перед Новогодними праздниками, может быть упущен.

Донецкая область

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera