Мнения

Милые дамы, пурген дешевле и человечней!

Педиатр сейчас — очень опасная профессия. А уж быть разведенным отцом — врагу не пожелаешь

Этот материал вышел в № 5 от 21 января 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Романоваэксперт по зонам, ведущая рубрики

 

Педиатр сейчас — очень опасная профессия. А уж быть разведенным отцом — врагу не пожелаешь

Жили-были муж с женой, и было у них двое маленьких деток, мальчик и девочка, а также дом полная чаша. Молодые, умные, успешные, работящие, а детки здоровенькие и талантливые, и полный комплект бабушек-дедушек с двух сторон — ну чего еще надо для счастья? Но случилось, конечно же, случилось испытание, причем самого банального свойства: молодой муж встретил и полюбил другую женщину, тоже очень хорошую, у которой тоже двое прекрасных детей. И так уж он ее сильно полюбил, что сообщил об этом честно своей супруге. К тому же возлюбленная нашего героя уже ожидала ребенка.

Удар, конечно, страшный удар. Надо сказать, на этом месте любая выставила бы его вон. Вычеркнула из своей жизни. А некоторые, возможно, дали бы благоверному по морде, и мы не будем их за это осуждать. А я бы еще на такой случай держала бы в перстне пурген и подсыпала бы обидчику в кофе. После чего можно с чувством глубокого удовлетворения приступать к строительству новой жизни, желательно с новым спутником — но чтобы был лучше прежнего назло врагам, для чего придется все силы бросить на улучшение женских тактико-технических характеристик. Логично же, да? Ну а как еще?

Увы, нравы наших сограждан чрезвычайно испортил Уголовный кодекс, но главное — особенности его правоприменения.

Первая жена, хрупкая и очень милая блондинка Таня, и ее почтенные родители очень обиделись на изменщика Дениса. Опять же — их можно понять. Однако шли годы, а обида не проходила, а разгоралась сильнее и сильнее: пока с имуществом разбирались, с алиментами, графиком свиданий с детьми, обиды накапливались, нанизывались и наслаивались. Кроме того, подлец Денис излучал счастье, как и его спутница, хрупкая и очень милая блондинка Диана. В общем, если на рану, в том числе душевную, капать серной кислотой, то склонности к заживлению не будет. И вместо того, чтобы накупить себе кружев и махнуть в Турцию или в ночной клуб, Таня твердо решила Дениса посадить.

Попыток было предпринято немало, однажды дело даже дошло до суда, где Денису предъявили обвинение в нанесении побоев бывшей теще, но суд Дениса оправдал (да, бывает и такое, когда уж совсем деваться некуда). Кажется, и Таня пыталась заявить, что во время супружеской жизни Денис сломал ей нос, но с тех пор уж столько воды утекло, а обвинения были столь очевидно натянутые, что и до суда не дошло. И тогда Таня применяет беспроигрышный, абсолютно действенный, хотя и запрещенный всеми богами прием: она пишет заявление, что Денис совершал развратные действия с собственными детьми. Много лет назад — больше чем полжизни детей прошло. Вопрос, почему молчала тогда и столько лет после, виснет в воздухе, ибо ответ неважен. Такое обвинение у нас в особенных доказательствах не нуждается, судебное разбирательство закрытое, а результаты экспертиз можно трактовать как угодно. Ну какая может быть экспертиза, если семилетний ребенок заявляет, что четыре года назад видел папину писю? Видел, и все.

Не верите? Спросите в Морозовской детской больнице в Москве, куда делся их офтальмолог, молодой кандидат наук? А я вам скажу — он сидит в Матросской тишине уже черт знает сколько времени, потому что осматривал глазное дно у ребенка, а это близко к лицу, и ему — ребенку — показалось, что доктор хотел его поцеловать, тем более что мама накануне провела профилактическую беседу про дяденек-педофилов.

Достаточно заявления ребенка и крика бодрого папаши, который смутно себе представляет, где оно, это дно, — и всем наплевать, что был февраль, мальчик был в лыжном костюме, а в кабинете, где смотрят глазное дно, нет дверей, зато есть медсестра. Вот какая здесь может быть экспертиза? И таких случаев на нашей необъятной родине — не знаю сколько. Но много. Педиатр сейчас — очень опасная профессия. А уж быть разведенным отцом — врагу не пожелаешь.

Ну да вернемся в злополучный город — а это, кстати, Екатеринбург. Я сходила в суд, посмотрела на материалы дела, посмотрела на Дениса — вы будете смеяться, милого хрупкого блондина. Он сидит в тюрьме уже полтора года, он обвиняется в страшном. Я видела Таню, Диану, родителей, соседей, друзей семьи, врагов семьи, активистку Аграфену Николаевну и мэра Ройзмана. Я знаю мнение по этому вопросу многих людей, включая генерала Валерия Задорина — он глава СК по Свердловской области и, кстати, очень крепкий и разумный человек, его многие хвалят, даже из тех, кто не должен бы хвалить. Мама Дениса и активистка Аграфена Николаевна ходили на прием к генералу, и он им сильно, надо сказать, посочувствовал, некоторые утверждают, что у него увлажнились глаза, однако генерал сказал логичную вещь: я все понимаю, но если я закрою дело, Таня и ее родители на меня будут жаловаться, а вот этого не нужно. Не поспоришь — не те времена, чтобы генералами разбрасываться.

Добавлю, что все действующие в этой истории лица — уважаемые и известные в городе люди. Денис сидит. Его дети взрослыми словами и выражениями дали показания. В их школе все в курсе наличия папы-педофила. У Дианы теперь трое детей, и все тоже в курсе. Диана в декретном отпуске, с деньгами туго, с ней вместе теперь живет мама Дениса. Итого пятеро детей прямо сейчас испытывают как минимум сильный стресс и невероятные психические нагрузки, а также материальные лишения в связи с сексуальной жизнью взрослых людей, которые при этом их родители, мама и папа. И это только начало. Это длится полтора года, но может не закончиться никогда. Изменит ли это жизнь детей? Безусловно. Более того — никто из них этого уже не забудет, вы все сломали им жизнь, вы испортили наше с вами будущее.

Дорогие, милые женщины. Перстень с пургеном — это дешевле, надежнее и изящней.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera