Расследования

Из ФСКН утекли в свободную продажу секретные базы данных

В продаже появились базы данных Госнаркоконтроля: имена многих осведомителей, а также граждан, звонивших на «горячую линию», раскрыты

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 5 от 21 января 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Сергей Каневкриминальный репортер, sbultik@gmail.com

 

В продаже появились базы данных Госнаркоконтроля: имена многих осведомителей, а также граждан, звонивших на «горячую линию», раскрыты


Cкриншот из базы данных

Секретные информационные базы Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) продаются свободно. И что самое главное: в них указаны не только адреса наркопритонов, фамилии и фото наркоманов, но и личные данные осведомителей, а также обычных граждан, позвонивших на телефон доверия ФСКН.

Продавца в подземном переходе на Павелецкий вокзал я заметил издалека: он стоял со стопкой компакт-дисков:

— Музыку продаете или кино?

— Адресные базы Москвы, клиенты банков, судимые лица. Появились базы по Крыму. Есть наркоманы по городам с фотками и стукачами.

— Почем наркоманы и стукачи?

— Трешка…

Купил.

В оперативной базе ФСКН собрана информация на 153 тысячи наркозависимых россиян из 27 регионов РФ. Указаны их ближайшие связи и адреса действующих наркопритонов. Вся информация уместились на пяти компакт-дисках.


Особые приметы. Кадр из базы данных

Начнем с Астрахани. Согласно данным, на спецучете у местных наркополицейских состояло 15 953 наркомана (из них 1856 скончались от передозировки). В Белгородской области сидят на игле или покуривают травку 7530 человек (в самом Белгороде — 2110, Старом Осколе — 1509, Губкине — 540). По категории «Потребитель» проходят 6825 человек, «Сбытчики» — 630, «Несовершеннолетние» — 99.

Только в одном Краснодаре с диагнозом «наркомания опийная» выявлено 6916 мужчин и женщин (без учета регулярно употребляющих спайс). 4630 краснодарцев наркотики потребляют эпизодически, а сбытчиков — 1942. В федеральном розыске находятся 2252 горожанина, за убийства — 108, наркоманию — 208. Помимо наркоманов в краснодарскую городскую базу занесено 28 061 хронический алкоголик 2-й степени (скончались — 3219).

В Перми — с диагнозом «наркомания» состоят на учете 10 057 человек, «токсикомания» — 200. В Нижнем Новгороде — 13 967 «нариков», городе невест Иванове — 634,

В уральском Асбесте (почти 70 тыс. жителей) под административным надзором находятся 483 человека. 85 горожан имеют судимости за незаконное приобретение, хранение или перевозку наркотиков (ст. 228 УК РФ).

В 2011 году в Саратовской области на «балансе» местного УФСКН числились 3884 наркомана. Судя по базе, в октябре 2014 г. их стало больше на 1564 человека.

Довольно любопытная статистика по Башкирии: в 2009 году наркотики потребляли 10 967 человек. В 2010-м — 28 873, а в 2012-м — их число резко сократилось до 1304. Куда делись остальные «наркоши», даже с учетом частых смертей от передозировки, не совсем понятно.

В Челябинске, согласно данным, с 1994 года по «наркоманским» и сопутствующим статьям УК осуждено 59 689 человек.

Численность населения Якутии составляет 954 803 жителя, ранее судимых — каждый третий (331 459). Из них по статье 228 УК РФ осуждено 2019 человек (за убийства — 1827).

Довольно мрачная картина в подмосковных Химках (население 225 тыс. 678 чел.): под административным надзором за хранение наркотиков находятся 144 человека, 322 — хронических алкоголиков, в графе «Токсикомания» числятся 32 подростка и «склонных к проституции» — 4.

Практика показывает, что большинство сигналов по поводу действующих наркопритонов сотрудники ФСКН получают не от наркоманов-осведомителей, а от простых граждан, позвонивших на телефон доверия. Многие прекрасно осознают, какая их ждет месть от «обдолбанных» наркоманов, и уверены, что их звонок останется в тайне. Однако, судя по базе с Павелецкого вокзала, это далеко не так.

Открываем файл «Самара»: общее число самарцев, регулярно посещающих наркопритоны, — 1081 (ранее судимых — 417 и 45 клиентов болеют СПИДом). Далее указаны фамилии наркоманов, адрес и тип притона. А в разделе «Комментарии» читаем: «На телефон доверия позвонила Марина Ивановна ****** адрес: г. Тольятти, ул. **** дом**,  кв.**. Сообщила, что на ул. **** в кв.** собираются наркоманы». Или «****** проживающая на ул. *****, телефон **** сообщила, что у нее в подъезде в кв.** находится наркопритон. Информация подтвердилась». Или такое: «***** Ирина Викторовна, адрес: *****, СПИД, посещает наркопритон, занимается проституцией, халатно относится к воспитанию ребенка. Информация поступила от ****, тел. ****».

Какие могут быть последствия для информаторов, остается только догадываться.


Особые приметы. Кадр из базы данных. «Умолчание» — редакция «Новой»

На официальном сайте УФСКН по Самарской области можно узнать, что в 2014 г. в управление поступило 2771 обращение граждан, а возглавляет местных наркоборцев полковник полиции Евгений Берёзкин.

За комментариями мы обратились к начальнику пресс-службы УФСКН по Самарской области Ольге Шелест (аудиозапись имеется в редакции):

— Как так получилось, что секретные базы оказались в продаже? И не угрожает ли опасность гражданам, позвонившим вам на телефон доверия?

— Что вы такое говорите? Мне неизвестны случаи, когда звонивших нам людей избивали или угрожали.

— Так базы только поступили в продажу.

— Ну перешлите нам вопросы, и мы ответим…

Между тем наш источник предположил, что утечка секретных материалов, скорее всего, произошла из центрального аппарата ФСКН, куда стекается из регионов вся оперативная информация. Хотя и не исключил, что базы продавали сотрудники из какого-нибудь столичного ЧОПа или Службы безопасности крупного банка:

— Многие оперативники уходят работать в банки и забирают с собой картотеки. Базы нужны для «пробивки» клиентов, желающих взять кредит. Просто кто-то из охраны захотел подзаработать…

Собственно говоря, из силовых структур утечки секретной информации происходят с пугающей регулярностью. Достаточно вспомнить, как в 2004 году в Москве на радиорынках появилось в продаже секретное досье питерского УБОПа на ближайшее окружение Анатолия Собчака, Владимира Кумарина-Барсукова и оперативные материалы по убийству вице-губернатора Санкт-Петербурга Михаила Маневича. В результате в руки бандитов попали сотни донесений агентуры МВД, и нескольких осведомителей жестоко избили. Вот еще несколько громких утечек, случившихся за последние годы.


Особые приметы. Кадр из базы данных

2005 год: в руки мошенников попала милицейская картотека изнасилованных женщин в ЦАО и ЗАО г. Москвы. Вскоре потерпевшим стал названивать некий Артур и требовать деньги. В случае отказа мошенник грозился опубликовать фото и подробности в интернете.

2006-й: на Митинском радиорынке продавцы предлагали оперативные материалы из уголовного дела убийства Владислава Листьева (протоколы допросов свидетелей, сообщения осведомителей и справки-меморандумы МВД). Один из фигурантов, упоминаемых в документах, покинул ряды ЕР.

2007-й: у станции метро «Улица 1905 года» двое мужчин продавали копии оперативной базы ГУВД г. Москвы «Записные книжки сутенеров и проституток». Вскоре десятки богатых клиентов борделей и гей-клубов подверглись шантажу неизвестных лиц.

2008-й: на Митинском радиорынке поступили в продажу копии дел оперативного учета МУРа и секретная база «Воры в законе». В том числе протоколы допросов известных криминальных авторитетов и донесения агентуры. К примеру, оказалась рассекреченной беседа замглавы МВД с ныне убитым Дедом Хасаном, где последний признался, что иногда выполняет деликатные просьбы генералов спецслужб.

2014-й: у Казанского вокзала трое уроженцев Чечни продавали общую базу клиентов и должников (физлиц) крупнейших банков. В результате утечки стали известны домашние адреса и номера сотовых телефонов 260 324 сотрудников ФСБ, ФСО, МВД и Минобороны. Например, особо любопытные покупатели с интересом узнали, что 155 сотрудников ФСБ и ФСО имеют просроченности по кредитам и срочно нуждаются в деньгах. Задержать продавцов не удалось.

 

Комментарий бывшего сотрудника спецназа УФСКН по Московской области:

— Я уже ничему не удивляюсь. Предателей в нашей системе полно, особенно среди следователей и оперов. В наше управление мы всегда старались приходить в масках. Вон в Химках прямо у своего подъезда зарезали Ромку Резакова из нашей наружки. Кто его сдал бандитам?

Помню, в Нижнем Новгороде приехали накрывать наркодилеров. Была полная секретность, и о нашей командировке знали всего два человека. Взломали дверь квартиры, залетаем, а там толпа со стволами. Началась перестрелка: мы ранили пятерых, а они — одного нашего. Оказались местные убоповцы. Кто слил информацию и специально на нас навел оперов, мы так и не выяснили.

А во Владимире вообще полный дурдом случился: накрыли крупный наркопритон, написали рапорта и уже готовились поехать домой. Подъезжают два джипа с фээсбэшниками: «Домой хотите вернуться живыми?» И забрали нашего старшего группы. Мы потом уничтожили все рапорта и записи в журнале дежурного. Когда отпустили, мчались до Москвы со скоростью 180 км…

 

P.S. «Новая газета» отправила официальные запросы в ФСКН, мы собираемся вернуться к этой теме.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera