Сюжеты

Войны еще нет. Но перемирие закончилось

Что происходит на юго-востоке Украины: данные наблюдателей и заявления сторон конфликта

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 5 от 21 января 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

Что происходит на юго-востоке Украины: данные наблюдателей и заявления сторон конфликта

Сергей ЛОЙКО

События, которые в течение последней недели происходят на линии разграничения позиций украинских силовиков и сепаратистов непризнанных республик, ни одна из сторон публично не называет войной. Но регулярные обоюдные обстрелы, в том числе из тяжелого оружия, жертвами которых регулярно становятся мирные граждане, — вовсе не то, что предусмотрено Минскими соглашениями, «режимом тишины» и просто логикой мирного процесса.

В условиях возобновления огня затрудняется или даже становится невозможной работа на отдельных территория независимых наблюдателей, в том числе представителей ОБСЕ — они не комбатанты и не обязаны рисковать жизнью.

В этой ситуации противоборствующие стороны делают взаимоисключающие заявления, например о том, кто в настоящий момент контролирует территорию аэропорта, и нет объективных причин доверять одной из них в большей степени. По данным наших источников, штурм аэропорта был не частью стратегического плана по переходу в контрнаступление, а реакцией части военизированных подразделений, в первую очередь под началом Алексея Захарченко, на интенсификацию обстрелов Донецка. Москва якобы отмашки не давала, и это только усугубляет ситуацию. Если каждый полевой командир будет проводить войсковые операции по собственному почину, прийти к миру будет еще сложнее.

Единственное, в чем сходятся позиции противоборствующих сторон, — это постоянные заявления о полной приверженности Минским соглашениям и их соблюдении, разумеется, в одностороннем порядке. Между тем дипломатический процесс практически заморожен, и путь к войне — открыт.

Но движение по этому пути пока не стало неизбежным. Все-таки ни одна из сторон пока не чувствует в себе сил, политических и военных, для начала большой наступательной кампании. И пока непоправимого сползания в огонь и кровь не произошло, нужен большой дипломатический перелом. Очевидно, что украинские власти и сепаратисты друг с другом договориться не смогут. Политическую ответственность должны проявить Россия, Европа и США.

Ситуация по данным украинских силовиков на 20 января. Столкновения по всей линии фронта

 

Наблюдатели фиксируют все, кроме мира

Наблюдатели из Совместного центра по контролю и координации, который состоит из украинских и российских военных, сообщают о том, что вооруженные столкновения происходят практически по всей «контактной линии», разделяющей территории, контролируемые украинскими военными и сепаратистами.

Возобновление активной стрельбы подтверждают и местные жители: «В Донецке последний раз так сильно грохотало в августе». Люди сообщают о том, что видят, как по городу перемещаются большие колонны техники. «Каждый день только в районе Донецка бойцы ДНР отстреливают по несколько тонн боеприпасов», — говорят военные специалисты. И задаются вопросом: откуда столько снарядов? Можно предположить, что все это — запасы, не израсходованные за десять месяцев войны. Но гораздо более вероятным кажется другой вариант, который подтвердил источник «Новой» в одной из самопровозглашенных республик: «военторг» вновь открыт, на российско-украинской границе в районе Луганской области скапливается военная техника и живая сила.

 

Ни дня тишины

За последние полгода перемирие в Донбассе объявлялось дважды. Первый раз — 5 сентября, когда силы ДНР остановились всего в нескольких километрах от Мариуполя и шли переговоры в Минске. Тогда снизилась интенсивность обстрелов, однако боевые действия в нескольких горячих точках быстро возобновились: в донецком аэропорту, в окрестностях Горловки, на территориях к северо-востоку от Мариуполя, по границе «дебальцевского языка» (город Дебальцево находится на дороге, соединяющей Донецк и Луганск, и по сегодняшний день контролируется украинскими военными) и в некоторых районах Луганской области.

Второй раз перемирие объявили 9 декабря. Интенсивность стрельбы вновь снизилась, и в жилые кварталы Донецка перестали залетать снаряды, но перестрелки в аэропорту и окрестностях Дебальцево продолжались. Военные из Совместного центра по контролю и координации (СЦКК), которые должны следить за соблюдением минских договоренностей, фиксировали по несколько десятков случаев нарушения перемирия в день, однако подчеркивали, что интенсивность боевых действий несопоставима с тем, что происходило летом. Благодаря работе Совместного центра удалось договориться о проведении ротации украинских военных в донецком аэропорту — правда, под контролем военной полиции ДНР. Однако, как говорили очевидцы, большинство операций по ротации сопровождалось «эксцессами» — то есть стрельбой.

В конце декабря стрельба в аэропорту усилилась, один из офицеров, входящий в СЦКК, сообщал «Новой», что у Совместного центра не получается прекратить перестрелку: «Звоним одной стороне, просим прекратить, они отвечают — если та сторона перестанет стрелять, мы тоже перестанем, звоним другой — отвечают то же самое».

2 января в результате обстрела в Горловке погибли трое мирных жителей, еще трое — были ранены.

Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ в Украине сообщала, что, по данным СЦКК, интенсивность стрельбы после «новогоднего обострения» снизилась 4 января, но уже 8—9 января российский и украинский генерал-майоры, входящие в СЦКК, заявляли представителям ОБСЕ, что ситуация безопасности в контролируемых ДНР районах существенно ухудшилась.

10 января наблюдатели ОБСЕ заявили об использовании в районе донецкого аэропорта крупнокалиберных минометров, «Градов», тяжелой артиллерии. Находясь в Донецке, сотрудники мониторинговой миссии слышали и видели «многочисленные случаи как входящих, так и исходящих обстрелов».

А 13 января во время обстрела украинского блокпоста под Волновахой погибло 12 и были ранены 17 мирных жителей, которые ехали на автобусе из Мариуполя в Донецк.

Трагедия на трассе Мариуполь—Донецк стала сигналом для обеих сторон: перемирие в очередной раз сорвано, пытаться соблюдать режим тишины — уже незачем.

 

Аэропорт

За последние дни обе стороны противостояния на востоке Украины успели неоднократно заявить о том, что «зачистили» и «контролируют» донецкий аэропорт.

«Аэропорт был полностью зачищен 18 января, — заявил «Новой» депутат народного совета ДНР и по совместительству — руководитель отдела международной информационной службы политотдела министерства обороны самопровозглашенной республики Владислав Бриг. — В зачистке участвовали батальоны «Сомали», «Спарта» и часть «Востока». Сейчас (разговор происходил в 20 января, в два часа дня. — З. Б.) бойцы «Оплота» оттесняют украинских военных в Песках и контролируют уже три четверти этого населенного пункта».

Заявление Владислава Брига опровергается происходящими событиями. Так, в понедельник (то есть 19 января) помощник министра обороны страны Юрий Бирюков сообщил о том, что в новом терминале аэропорта рухнули перекрытия, обломки упали на украинских военных.

Наиболее достоверным кажется описание обстановки в аэропорту, сделанное офицером 95-й аэромобильной бригады Валерием Логиновым, который уже несколько месяцев воюет в Песках и аэропорту. В понедельник в интервью радио «Свобода» Логинов сообщил, что старый терминал находится в руках сепаратистов, но строение практически полностью разрушено и не может выполнять «функции фортификационного сооружения для обороны», а новый терминал поделен между украинскими военными и дээнэровцами — часть этажей занимают одни, часть — другие.

Рассуждая о боях в районе аэропорта, обе стороны ссылаются на Минские соглашения.

«Когда в последние несколько дней стало понятно, что боевики не собираются придерживаться Минских соглашений, было принято решение, в частности, о том, чтобы освободить ту часть территории донецкого аэропорта, которую заняли боевики. Украинские военные не планируют наступательных действий, которые пересекали бы линию размежевания, зафиксированную Минскими соглашениями», — заявил спикер Совета национальной безопасности и обороны Украины Андрей Лысенко.

«По Минским соглашениям аэропорт должен быть наш, это на днях публично подтвердил Пушилин», — заявил «Новой» нардеп ДНР Владислав Бриг.

Однако ни одна из сторон не подтверждает свою позицию документально, а в той части подписанных в Минске в сентябре документов, которые были опубликованы, аэропорт не упомянут вообще.

«Официальная позиция СНБО такова — аэропорт должен контролироваться украинскими военными, — сообщил «Новой» источник в министерстве обороны Украины. — Однако по итогам минских переговоров остались спорные территории, вопрос по которым так и не был окончательно решен — речь идет о контактной линии в районе поселка Спартак, Докучаевска, Марьинки и Красногоровки,  Мариуполя. Решать вопрос по этим территориям и по аэропорту нужно в ходе дальнейших переговоров».

Зинаида БУРСКАЯ,
спец. корр. «Новой»

 

Читайте также:

Наш специальный корреспондент передает из зоны возобновившихся боев и артиллеристских обстрелов в Донецкой области

 

Взгляд из Киева:
принуждение к Минску

Начиная с Рождества штаб АТО сообщал о нарастании интенсивности обстрелов в сторону украинских военных вдоль разграничительной линии. С 13 января Донецкий аэропорт стал подвергаться круглосуточным штурмам при поддержке минометного и артиллерийского огня. Минимум трижды сепаратисты заявляли о том, что установили контроль над руинами, — и всякий раз выдавали желаемое за действительное. 17 и 18 января война уже не пряталась за псевдонимом «перемирие».

А 19 января пресс-служба генерального штаба Украины опубликовала информацию, подтверждающую боестолкновения, но уточнила, что «украинские военные неуклонно придерживаются условий Минского протокола и меморандума и не ведут активных действий за пределами линии разграничения сторон».

В тот же день и президент Порошенко признал, что разрешил открыть ответный огонь: «За последние дни у нас резко возросла интенсивность атак Донецкого аэропорта со стороны террористов, а также безнаказанное нарушение режима прекращения огня, на которые я позавчера (т.е. 17 января. — О. М.) дал поручение однократно дать ответ в связи с тем, что нам просто запретили вывезти наших раненых и погибшего из Донецкого аэропорта».

Судя по тому, что боевики, отступая, взорвали Путиловский мост, опасаясь продвижения украинских войск в глубь Донецка, ответ получился неоднократным…

На фоне канонады прозвучало заявление МИД Украины, где еще раз перечислялись ключевые элементы, необходимые для стабилизации: «прекращение огня, восстановление украинского контроля на украинско-российской государственной границе, полное и немедленное выведение иностранных войск и наемников, обеспечение выхода на линию разграничения от 19 сентября 2014 года, отвод тяжелого вооружения, освобождение заложников и незаконно удерживаемых лиц, улучшение гуманитарной ситуации в регионе и проведение местных выборов по украинскому законодательству».

Украина считает РФ стороной конфликта, подчеркнул премьер Арсений Яценюк на совместной с польским премьером Эвой Копач пресс-конференции. И президент Украины, и премьер рассчитывают на Польшу как на адвоката в вопросе координации действий со стороны Евросоюза — прежде всего в области ужесточения санкций для России. Журналисты и эксперты уже назвали военно-дипломатическую операцию Киева «принуждением к Минским соглашениям».

Часть депутатов Рады, особенно от радикальных партий, восприняли возобновление боевых действий как сигнальную ракету. И принялись осыпать комплиментами начальника генштаба генерала Муженко, который «лично руководит операцией по наступлению на Донецк».

В ток-шоу «Свобода слова» посол по особым поручения МИДа Дмитрий Кулеба заявил, что линию разграничения нарушили сепаратисты: начали двигаться вперед и захватывать территории.

Кулеба уточнил масштабы новых территориальных потерь:

— 550 квадратных километров украинской земли дополнительно заграбастали с 19 декабря прошлого года. То есть просто захватывали, испытывая наше терпение и преданность мирным соглашениям. Часть населенных пунктов оставалась нейтральной. Но сепаратисты отказались их покидать — мол, там семьи живут, дети…

(Ранее Киев не заявлял официально об утрате контроля над какими-либо территориями. — О. М.)

Ольга МУСАФИРОВА,
соб. корр. «Новой», Киев

 

Взгляд из Донбасса:
готовы к контрнаступлению

Представители самопровозглашенных республик, в свою очередь, ожидаемо возлагают ответственность за срыв Минских соглашений на украинские власти, однако заявляют о готовности «в случае необходимости» перейти в контрнаступление и установить контроль над спорными территориями.

Денис ПУШИЛИН, член контактной группы, готовившей Минские соглашения:

— Мы за любую возможность решать все проблемы за столом переговоров без оружия в руках. При всем этом мы смогли убедиться в своей обороноспособности, и сейчас у нас все готово. Если сейчас ситуация будет развиваться агрессивно, то мы сможем защитить себя и естественно перейти к контрнаступлению. Ситуация продолжает обостряться, и виной всему, конечно же, политическая недоговороспособность. К сожалению, вынужден констатировать усиливающуюся экономическую блокаду со стороны Украины. С одной стороны, это элемент давления в переговорном процессе, с другой стороны — это проявление намерений партии войны. В прямых боестолкновениях ничего не получается, и поэтому пытаются душить экономически. К сожалению, гуманитарная катастрофа сейчас налицо.

Алексей ЗАХАРЧЕНКО, глава самопровозглашенной ДНР:

— Бои идут на всей пограничной территории ДНР, не только в Горловке, но и под Новоазовском; в Донецке видите, что творится:  была попытка прорыва со стороны Песок танками в аэропорт. Очень сильно обстреливали Горловку, Докучаевск, Еленовку. Петровский, Киевский районы Донецка под непрерывным обстрелом уже седьмые сутки. Везде идут бои. Для чего это нужно Украине? Для проведения новой мобилизации. О каких мирных соглашениях это говорит? Украина готовится к войне. Говорил, говорю и говорить буду: все населенные пункты, входящие в территориальные границы Донецкой области, мы считаем своей территорией. И не получается мирным путем — будем забирать любыми другими путями.

Соб. инф.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera