Сюжеты

Приговоренные к победам

За употребление допинга дисквалифицированы сразу пять российских звезд спортивной ходьбы высочайшего уровня

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 6 от 23 января 2015
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Владимир Мозговойобозреватель «Новой»

За употребление допинга дисквалифицированы сразу пять российских звезд спортивной ходьбы высочайшего уровня

Олимпийский чемпион Валерий Борчин из рук своего тренера, великого и ужасного Виктора Чегина, похоже, принимал не только воду
РИА Новости

То, о чем у нас два года шептались в кулуарах и о чем месяц назад на весь мир прокричал достаточно тенденциозный фильм немецких тележурналистов, нашло подтверждение в новом допинговом скандале в российской легкой атлетике. На срок от трех с лишним лет до пожизненного отлучения от спорта дисквалифицированы пять звезд спортивной ходьбы, из них три звезды — с приставкой «супер»: олимпийские чемпионы Ольга Каниськина, Валерий Борчин, Сергей Кирдяпкин, а также чемпион мира Сергей Бакулин и вице-чемпион Владимир Канайкин. Все — воспитанники великого и ужасного Виктора Чегина, чье имя носит знаменитый на весь мир саранский Центр олимпийской подготовки и где наставник, принесший стране 31 медаль Олимпиад и чемпионатов мира, трудится и по сию пору.

Разного рода связанные с допингом истории переживал российский спорт, в том числе массовые инциденты. Но одновременного отлучения штрафников такого высочайшего уровня, да еще из одного гнезда, похоже, не только в российском, но и в мировом спорте давно не случалось.

На происки мировой закулисы, антироссийскую кампанию, заговор Всемирного антидопингового агентства с целью дискредитации наших чемпионов, равно как и на политические мотивы (а подобными комментариями сопровождается едва ли не каждый допинговый скандал с российским участием), ссылаться не приходится — расследование в решающей степени проведено Российским антидопинговым агентством (РУСАДА), им же вынесен вердикт. С учетом серьезности нарушения, особенно в части неизбежного лишения наград, — еще далеко не окончательный. Пока под аннулирование попадают шесть медалей чемпионатов мира...

Немецкий фильм о секретном допинге, с помощью которого в России делают чемпионов, непосредственно спортивной ходьбы не касался. Там речь шла в основном о других дисциплинах, о в целом плачевной ситуации, по мнению авторов, свидетельствующей о негласной и давно ставшей системой господдержке запрещенных методов в спорте высоких достижений. Соответствующие отповеди, вплоть до угрозы обратиться в суд, естественно, появились — но тон их звучал как-то приглушенно. По мнению начальства, не красящие российский спорт проявления не дают повода говорить о какой-либо системности, тем более государственной, а говорят лишь о недопустимой безответственности фигурантов.

Тем временем саранское «дело пяти», о котором большие чиновники прекрасно знали, шло к неизбежному и неизбежно печальному завершению. Когда гром грянул и были озвучены сроки дисквалификации, в активе образцового саранского ЦОПа стало 24 случая нарушения антидопингового законодательства и ровно 20 фигурирующих в черном списке фамилий. Открывал его на исходе столетия Герман Скурыгин, закрывает на этот момент Владимир Канайкин. Шесть случаев связано с применением эритропоэтина, 12 (в том числе последние пять) — с нарушениями, зафиксированными на основании данных биологических паспортов.

Если это не система, санкционированная, по крайней мере, на уровне специалистов одного, но самого известного федерального центра олимпийской подготовки, то что тогда называть системой?

 

Первая большая допинг-волна, накрывшая саранский центр, ведет отсчет с 2008-го. Вторая снова пришлась на олимпийский 2012-й, такой счастливый для лондонских триумфаторов — Елены Лашмановой и Сергея Кирдяпкина. Однако с декабря сразу пятеро саранских спортсменов были отлучены от соревнований. В том же декабре Международная федерация легкой атлетики (ИААФ) известила Всероссийскую федерацию (ВФЛА), что гематологические профили биопаспортов еще пятерых спортсменов признаны «неблагополучными». Это и была знаменитая чемпионская «пятерка». Это и стало миной замедленного действия.

...Громкое разоблачение-2013 для российского спорта политически оказывалось совсем не к месту — в августе в Москве должен был состояться чемпионат мира по легкой атлетике, и портить праздник никому не хотелось. Однако косвенным подтверждением возникших реальных проблем стал отказ от участия в московском форуме четырех из пяти будущих фигурантов — по официальной версии, из-за проблем со здоровьем.

Замены не подвели, ходоки привычно принесли два золота и два серебра, и настаивать на продолжении расследования российской стороне снова было как-то не с руки. На сегодня считается, что ИААФ «не справилась», хотя дело, скорее всего, не в чиновниках международной федерации. Не случайно же сейчас готовый уйти в отставку президент ВФЛА Валентин Балахничев признает, что с надлежащим контролем за ситуацией были проблемы, что они «не всегда действовали планомерно и последовательно». Попросту говоря, в федерации не знали, что делать с саранским центром, его создателем Виктором Чегиным и его звездными воспитанниками, и компрометирующие документы какое-то время лежали мертвым грузом.

Но когда на применении так называемого «модулятора метаболизма» летом прошлого года попалась олимпийская чемпионка Елена Лашманова, волей-неволей пришлось инициировать масштабное расследование. Саранским центром с июля плотно занялось РУСАДА, которому следовало непременно довести дело до конца, невзирая на лица и звания. Первый удар пришелся по многолетнему директору центра Виктору Колесникову, дисквалифицированному на четыре года. Должность укрепили Ольгой Каниськиной, но РУСАДА уже готовило не оставляющий шансов на благополучный исход вердикт по пяти фигурантам, в том числе и по новоиспеченному руководителю.

Профили крови за период 2009–2012 гг. анализировались «с учетом мнения ведущих экспертов», на основании чего и было принято решение «об аннулировании результатов за те периоды, в которые были выявлены абнормальные показатели, так называемые критические пробы». У Каниськиной, Канайкина и Бакулина выявили по два «запрещенных» периода, у Борчина и Кирдяпкина — по три. То, что Каниськина и Борчин давно и не случайно объявили о завершении карьеры, а Кирдяпкин и Канайкин на старт больше двух лет не выходили, утешает мало. Кирдяпкин и Каниськина, а также еще не ушедший из спорта Бакулин получили по три года и пару месяцев дисквалификации, Борчин наследил на восемь лет, Канайкин дослужился до пожизненного. Олимпийские звания остались чистыми — их, может быть, сохранят.

Со всем остальным, имея в виду общемировой резонанс, престиж ходьбы как вида и престиж России, — беда, и не маленькая.

 

...Виктора Чегина трижды называли лучшим тренером года. Он работал истово и с невероятной эффективностью, у него был непререкаемый авторитет в мире, и то, что с ним случилось, — помимо грядущего сурового наказания еще и большая человеческая драма.

Понимаю, что спортивная ходьба, особенно в марафонской своей части, давно перешла грани человеческих возможностей. Понимаю, что без использования современных методов и средств восстановления при подготовке спортсменов высокого класса не обойтись, а грань между разрешенным и запрещенным тонкая. Понимаю, что остаться белым и пушистым, и при этом побеждать невероятно трудно. Но…

Я не о других, я о нас. Ходоки Чегина в новом столетии были «забойщиками», первыми чемпионами что на чемпионатах мира, что на Олимпиадах, они были заточены на победы. Когда и в какой момент заточенность превратилась в приговоренность, а стремление быть первым у Чегина подчинило себе все, даже здравый смысл, мы, вероятно, никогда не узнаем.

Что касается суровых и покаянных речей, заверений в продолжении непримиримой борьбы со страшным и заслуживающим нулевой толерантности злом, то я охотно верю и министру Виталию Мутко, и Валентину Балахничеву. Никто, естественно, прямо на скользкую дорожку никого не отправлял, боже упаси. Но у нас каждый руководитель, начиная с самого низа и до самого верха, требует победы и еще раз победы. От этого тренда, загубившего немало жизней, до «любой ценой»— один шажок, в котором убедить спортсмена достаточно легко. Эту часть вины руководители на себя не возьмут никогда, а называть случившееся исключительно «приветом из прошлого», что сделал Виталий Леонтьевич, я бы поостерегся — расследование-то продолжается…

А я помню лицо Оли Каниськиной после финиша в Пекине, я помню, как падал на тротуар Валера Борчин в Лондоне, как из последних сил, выворачивая себя наизнанку, на автопилоте шел к золоту Сережа Кирдяпкин. Шли и добывали медали кровью и потом, потом и кровью. Вот и пришли…

Тут у нас судили да рядили, с чего это под Новый год на чемпионате Мордовии, практически не таясь, вышли на старт под угрозой получить новую дисквалификацию опальные Лашманова и Бакулин. Кажется, я догадываюсь, почему: раз так, то иди все мордовским лесом, последний парад наступает. Все, финиш.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera