Сюжеты

В ожидании «жесткой посадки»

О чем говорили члены российского правительства на Давосском экономическом форуме

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 7 от 26 января 2015
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Андрей Воробьевкандидат экономических наук (Санкт-Петербург)

О чем говорили члены российского правительства на Давосском экономическом форуме

И на Гайдаровском форуме, и в Давосе полемика российских экономистов сводилась к следующему: как оценивать сложившуюся ситуацию — как обычный кризис, связанный с падением темпов роста экономики, или же перед нами что-то другое? Антикризисные мероприятия, которые в последние дни были озвучены правительством, свидетельствуют скорее о первом варианте, т.е. о мерах противодействия краткосрочному кризису, такому, какой был, скажем, в 2008—2009 годах.

Однако, на мой взгляд, это ошибочная стратегия. Перед нами затяжной кризис «турбулентности» не только российской, но и мировой экономики. У нас он накладывается на еще ряд проблем, связанных с зависимостью от внешнеэкономической конъюнктуры.

Предложения, которые были озвучены Шуваловым и Дворковичем в Давосе, этот контекст учитывают слабо. Что сказал Дворкович? Что все хорошо, ситуация под контролем. Несмотря на то что она сложная, выход мы видим в том, что будем поддерживать социальную стабильность, социальные расходы бюджета останутся на прежнем уровне. Но сократим другие расходы на 10%.

Это — та же полемика, которая возникла между Силуановым и Улюкаевым на Гайдаровском форуме. Финансисты, как всегда, настаивали на сокращении расходов. Силуанов говорил о необходимости сокращения госрасходов минимум на 10%. Причем, в отличие от Дворковича, Силуанов заявил о пропорциональном сокращении всех расходов, за исключением, понятно, «священных коров» — оборона и публично-правовые обязательства. Но учитывая, что как раз эти расходы составляют более половины федерального бюджета, естественно, подобная «пропорциональность» довольно серьезным образом ударит по финансированию инфраструктуры и другим производительным расходам.

В ответ Улюкаев говорил, что нельзя бездумно сокращать расходы. Нужно посмотреть, по каким статьям это сделать наиболее эффективно. В целом его позиция — в сложившейся ситуации необходимо проводить более мягкую бюджетную политику, профинансировав дефицит из соответствующих фондов. Но при этом проводить жесткую денежную политику, направленную на противодействие инфляции.

Если переходить к заявлениям Шувалова в Давосе, то они сводятся примерно к следующему. Нас ждут достаточно сложные времена, все должны готовиться к жесткой посадке и структурным реформам. Шувалов не расшифровал точно, что имеется в виду под «жесткой посадкой», но он предлагает готовиться, во-первых, к некоторому сокращению бюджетных расходов. Во-вторых, к увеличению безработицы, то есть все (население, государство и бизнес) должны адаптироваться к работе в новых, существенно более тяжелых условиях. Очевидно, что мы столкнемся с проблемами не только бюджетными, но и в целом во всех секторах экономики.

И в словах Шувалова в Давосе, и в словах Медведева на Гайдаровском форуме звучали правильные нотки относительно того, что нужно слезать с нефтяной иглы. Но об этом говорят много лет, если не десятилетий. Однако четких планов и конкретных мероприятий, которые были бы нацелены на структурные реформы, мы пока не видим. При этом благие намерения наталкиваются на сложившуюся систему управления, в том числе государственного управления, философия которой не позволяет этого сделать.

Читайте также:

Шувалов: Россия так и не вышла из кризиса 2008 года, а сразу перешла в структурный кризис

Что значит стимулирование малого бизнеса? Это некое партнерство между органами власти и субъектами малого бизнеса, направленное на то, чтобы те были надлежащим образом мотивированы. Сложившаяся система государственного управления нацелена на контроль со стороны органов власти над субъектами предпринимательства. Возникает существенное противоречие между необходимостью структурных реформ и интересами агентов государства на всех уровнях.

Из уст Кудрина в Давосе прозвучали слова о необходимости снижения роли государственного сектора, о том, что государственные компании, государственные корпорации не выполнили свою ключевую инвестиционную функцию, ради которой они создавались. Тогда в условиях слабости рыночных механизмов инвестирования было принято решение аккумулировать инвестиционные ресурсы в рамках крупных государственных структур, государственных корпораций, которые должны обеспечить задачи инвестирования и развития. Но этого не получилось.

Полемика между представителями разных министерств шла вокруг того, как потратить, осуществить расходы, сократить их или, наоборот, из каких фондов финансировать антикризисную программу. Но на этом фоне резко прозвучали заявления вначале Грефа, а потом Голиковой относительно того, что эти разговоры бессмысленны без увязки с приоритетами экономической политики, с экономической стратегией.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera