Мнения

Мир держится практически ни на чем

Когда вы читаете этот текст, быть может, вы уже знаете, что мира больше нет

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 7 от 26 января 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Сергей Соколовзамглавного редактора

 

Когда вы читаете этот текст, быть может, вы уже знаете, что мира больше нет


ТАСС

Три трагедии, произошедшие за последние дни в Донецкой области: обстрел автобуса (Волноваха, 13 января), обстрел троллейбуса (Донецк, 22 января), обстрел микрорайона Восточный (Мариуполь, 24 января), — унесли множество человеческих (и детских тоже) жизней. Люди ехали на работу, на свидание, в школу, готовили себе обед, спали, читали книгу, слушали музыку, точно зная, что с ними будет к этому вечеру. Но — вышел морг.

Надежда на восстановление перемирия, которая зародилась в конце декабря и теплилась-таки, даже несмотря на возобновление боев, теперь пропала, обесценилась. Будто с помощью испорченной машины времени всех пригласили обратно — в август. Когда казалось, что ужасный, нелепый сценарий, предполагавший крупномасштабную войну в центре Европы XXI века, уже неотвратим. Что так и будет.

19 сентября были подписаны Минские договоренности, они дали шанс на передышку, как-то из воздуха образовали первую опору на дороге к миру. Заговорили об отведении тяжелого вооружения, временной демаркации «линии соприкосновения», мониторинге ОБСЕ, обмене пленными… И как раз на январь было назначено продолжение диалога.

Но январь начался иначе — с дикой, необузданной вспышки насилия: заполыхали дома, вконец разнесли донецкий аэропорт, населенные пункты по нескольку раз переходили из рук в руки. И подписавший Минские договоренности глава самопровозглашенной ДНР Захарченко уже заявляет: «Попыток разговаривать о перемирии с нашей стороны предприниматься больше не будет». Затем — о том, что не стоит брать пленных: «Нам не нужны обмены». И 24 января: «Сегодня начиналось наступление на Мариуполь», «Мы будем бить до тех пор, пока не выйдем на границу Донецкой области».

Президент Украины Петр Порошенко: «…если враг не хочет держать режим прекращения огня, если не хочет прекратить страдания мирных людей, украинских поселков и городов, мы будем давать по зубам».

Читайте также:

«Такая красивая война». Специальный репортаж Елены КОСТЮЧЕНКО из обстреливаемой Горловки

И с обеих сторон — как-то резко, словно давно стремились к этому, — начали ставить под сомнение все то, о чем договорились: Минские договоренности будто бы ни к чему не обязывают, да и в принципе — не к чему.

Что — странно. Касательно Донецка и Луганска вот почему. Захарченко и Плотницкий (лидер ЛНР), конечно, могут заявлять все что угодно — язык, он ведь гибок… Однако министр иностранных дел России Сергей Лавров, не далее как 21 января признавший, что у России есть «влияние на руководство ДНР и ЛНР», заявил: «Россия поддерживает позицию Украины по поводу линии разграничения, которая была зафиксирована в приложении к Минскому меморандуму», а руководители самоправозглашенных республик «с этим тоже согласны». И еще: надо «перестать пытаться отбивать то один, то другой населенный пункт». Эту позицию, по словам министра, сформулировал президент России, внесший предложение: «не вязнуть в спорах по линии соприкосновения, а отвести тяжелое вооружение от той самой линии, которая записана в Минских договоренностях, не от фактической». Что-то Захарченко и Плотницкий, очевидно, не поняли, раз позволяют себе не просто перечить Москве, но и поступать — вернее, наступать — в прямо противоположном направлении. По крайней мере это — самое разумное объяснение происходящему…

Кто и зачем вновь «открыл военторг», до предела обострив ситуацию? Есть ли какие-то скрытые смыслы и недоговоренности в публичных заявлениях политиков, не держат ли они за спиной скрещенные пальцы, когда общаются с журналистами, — достоверно сейчас утверждать невозможно.

Но почему это случилось (пусть это и лишь одна из причин) — очевидно. Тех самых приложений к Минскому меморандуму не видел никто, никогда. И потому, где конкретно проходит «линия соприкосновения»: чей Донецкий аэропорт, например, или Дебальцево — неизвестно. Документы эти скрывали от СМИ и общества ВСЕ подписанты. И недопустимая в столь тонких материях предельная непубличность, подковерная стилистика жизненно важных решений, можно предположить, как раз и привели к тому, что каждая из сторон «секретные протоколы» (которые вполне могут на поверку оказаться кем-то записанными устными договоренностями) стала использовать в своих интересах: «Не, село — мое».

Думаю, это — пацанство: никому не хотелось демонстрировать «слабость», чтобы не дать повод политическим оппонентам выдвинуть обвинение в «предательстве Родины».

Только вот мир держится на слабости, способности прощать и умении разговаривать.

Следите за темой «Новой газеты»: Донбасс-2015. Сводки, репортажи =>

Сейчас мир не держится практически ни на чем. И когда вы читаете этот текст, быть может, вы уже знаете, что мира больше нет. Потому что и без того хрупкая эта конструкция оказалась в руках уставших мужиков, которые трясутся от нервов и гнева. Правда, у мужиков этих хватит огневой мощи, чтобы — если, например, произойдет еще одна роковая случайность, — сорваться с катушек и устроить бойню.

Шанс (на субботу, вечер) еще есть (или был?) — вернуться к Минскому меморандуму, сделав его публичным. И пусть он больше похож на условность, однако эта условность — то, на чем пока еще держатся жизни.

Окончательного решения (повторюсь, на субботу, вечер) принято не было ни одной из сторон. Дикие заявления главы ДНР Захарченко то появлялись в сводках российских информационных агентств, то снимались оттуда. На воскресенье назначены экстренные заседания Совета национальной безопасности Украины и Верховной рады. В Москве Совбез собирался в конце прошлой недели.

А в ночь с субботы на воскресенье снаряды рвались по всей линии фронта: Счастье, Станица Луганская, Донецк, Авдеевка, Гранитное, Дебальцево, Луганск, Мариуполь и еще в десятках населенных пунктов, чьи названия не хотелось бы учить наизусть в связи с постоянно возрастающим количеством погибших: стариков и детей, женщин в возрасте и тех, кто скоро должен был выйти замуж, учителей, врачей, доярок, запойных пьяниц и крепких семьянинов, с высшим образованием и без, но в любом случае строивших планы на жизнь. Однако на их жизнь построили иные планы. Случайные планы: если вы посмотрите видео из зоны боевых действий, увидите — палят все: из автоматов, подствольников, гранатометов, минометов, «градов», особо не целясь, правда, радуясь, что долетело. И не злой умысел это, просто у мужиков трясутся руки…

Ничего не буду писать о слезе ребенка. Подойдите к зеркалу — посмотрите: что с нами сделалось.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera