Мнения

Временная автономная зона РФ

О евразийском спектакле с участием плутония

Этот материал вышел в № 7 от 26 января 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

О евразийском спектакле с участием плутония

19 января в газете The Boston Globe появилась информация о том, что российское правительство отказалось от участия в совместной российско-американской программе по охране ядерных объектов. В течение 20 лет США потратили на эту программу около 20 млрд долларов, которые пошли на организацию системы, препятствовавшей распространению 700 тонн оружейного урана и 130 тонн оружейного же плутония. Официальных заявлений российской стороны по этому поводу не последовало. В неофициальном порядке приостановку сотрудничества двух стран в этой сфере подтвердил сам бывший сенатор Сэм Нанн, по чьей инициативе, «плану Нанна—Лугара», это сотрудничество, собственно, когда-то и было начато. Российская сторона внятно дала понять, что Россия теперь сама будет следить за тем, чтобы «грязная бомба», этот вечный кошмар США и типичный участник голливудских блокбастеров, не попала в Америку. Мы будем следить. Не вы. Без вас. И как проследим, так и будет.

У меня есть друг, журналист. Уже много лет он рассказывает всем о том, что все, что происходит, — это консервативная революция по Дугину Александру Гельевичу. Лет еще десять тому назад, когда Дугин уже перестал дружить с Лимоновым и стал вождем своего собственного Евразийского союза, верилось в это с трудом. Мало ли у какого политика какой союз. Тем более у такого эклектичного мыслителя. Ну в самом деле — много Хаусхофера, немного Бодрийяра, немного конспирологического антиглобализма, пара пассажей из Хакима Бея. Дугину был по вкусу всяческий консервативный Генон с Эволой под казавшимся нелепой провокацией слоганом «Наш сапог свят!». В результате получился несъедобный замес, не философия и не идеология, но спектакль, которых на российской политсцене было множество. Кургинян, например, тоже режиссер.

Но вот за дело берутся умелые руки, которым такие актеры весьма кстати для того, чтобы, с одной стороны, попугивать либералов, которым, как известно, не нравятся сапоги, а с другой — могут и пригодиться в положительном, так сказать, смысле, то есть для спектакля, который устраивает сама власть, чтобы гражданам было на что посмотреть, пока она занимается серьезными делами. У власти же всегда найдутся такие дела — страна большая, задач много. Заботиться о безопасности для себя и соседей — всякие там границы, военные базы «подскока» для союзников по антитеррористической коалиции, ядерные объекты, торговля оружием с одними, защита от этого же оружия других. Следить, чтобы деньги шли в правильном направлении, чтобы гражданам, коль скоро они уж тут есть и деть их некуда, что-то перепадало на еду, крышу над головой, тетрадки в школу и валокордин. Следить, чтобы не растащили все, что плохо лежит, а оно тут почти все плохо лежит, а что еще не лежит, то скоро упадет. Один ремонт всего того, что сохранилось от советских времен и пришло в опасную негодность, чего стоит, ядерных снарядов и ракет, например.

С самого начала спектакль ставили для внутреннего употребления народонаселением посредством телевидения. Совсем по-другому власть держала себя во внешних сношениях и разговорах на равных и по дипломатическим понятиям: «Ну вы же все понимаете! Давайте лучше поговорим об инициативе по сокращению ядерной угрозы. И, кстати, привет президенту Обаме, мы помним, что он принимал деятельное участие в ней, когда еще был сенатором!»

Но вот какая беда с этим театром — актеры и правда вживаются в роль, а зрители — в персонажей. Если долго делать вид, что строишь «суверенную демократию» и кричать «Наш сапог свят!», то сапоги и правда начнут мироточить. Спектакль станет частью реальности уже самой власти. Окончательно власть переклинило, видимо, во время Олимпиады. Она и ставилась как послание всему человечеству, «для города и мира», для приема внутрь и для намазывания снаружи. Хорошими дозами и за большие деньги. Но вот незадача: не все стали смотреть, не все приехали, что было обидно и практически оскорбительно. И, мало того, некоторые устроили шум со стрельбой и переворотом, отвлекая от триумфа российского спорта.

И спектакль пошел вразнос, какое-то время сохраняя, впрочем, — нет, не скрепы, но — предосторожности, чтобы случайно не перейти совсем последнюю черту. «Да, наш сапог свят!» «И не нужна нам ваша заливная рыба!» «И без SWIFTа вашего мы обойдемся» (произносится шепотом). «И сами за своим плутонием проследим» (реплика вообще не произносится, но журналисты из The Boston Globe раскопали). Последняя реплика была уже совсем отчаянной попыткой докричаться, наконец, до «того парня». Прекращение сотрудничества по сокращению ядерной угрозы — это показательный жест специально для Обамы: «все всерьез!».

А пока страна — чуть ли не по заветам анархиста Хаким-Бея — исчезает из окружающего мира и превращается в «автономную зону внутри трещины мировой системы». Правда, Хаким-Бей думал, что временные автономные зоны — это зоны свободы. А у нас — просто Зона, где святые сапоги, освященные спутники, где свои понятия, песни и свой особый путь.

Хочется надеяться, что даже такая Зона — временная. Должен же этот спектакль когда-нибудь закончиться.

Владимир Харитонов
исполнительный директор Ассоциации интернет-издателей

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera