Сюжеты

«Назвали фамилии уважаемых людей, и я подписал»

«Новая» обзвонила подписантов открытого письма против режиссера Самарского драмтеатра Валерия Гришко, сыгравшего в «Левиафане»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 7 от 26 января 2015
ЧитатьЧитать номер
Культура

«Новая» обзвонила подписантов открытого письма против режиссера Самарского драмтеатра Валерия Гришко, сыгравшего в «Левиафане»

«Левиафан». Валерий Гришко — в образе

Впустую звонил-надрывался телефон в депутатских приемных Дмитрия Сивиркина и Владимира Дуцева. Архимандрит Георгий (Шестун) отсутствовал в Заволжском мужском монастыре, обещал появиться не ранее воскресенья, а матушка Феофания, уполномоченная отвечать на вопросы относительно архимандрита, тоже подойти к телефону не смогла. Недоступным оказался протоиерей Иоанн Мохов, настоятель храма Святителя Спиридона Тримифунтского в Самаре, зато сайт храма был приветлив и предложил написать письмо святому Спиридону Тримифунтскому по электронной почте.

Но кое-что предпринять удалось.

 

Рудольф Баранов, заслуженный художник РФ, почетный академик Российской академии художеств:

— Технически я не подписывал этого письма. Мне позвонил депутат губернской думы Дмитрий Сивиркин и сказал, что есть такая инициатива епархии. Прочитал собственно письмо, назвал фамилии нескольких людей, которые уже его подписали, а поскольку эти люди, священнослужители, глубоко мною уважаемы, я согласился, чтобы и моя подпись стояла.

Сивиркин добавил, что зарплата Валерия Гришко в театре составляет около 200 000 тысяч рублей, это меня тоже смутило, потому что я считаю, что если ты свободный художник и сам добываешь себе пропитание, то можешь творить что хочешь, без рамок и цензуры. А если все-таки живешь за счет государства, то не стоит вытаскивать всю его грязь на поверхность.

На тот момент «Левиафана» я еще не видел, но потом, конечно, посмотрел и хочу сказать, что фильм сделан, безусловно, профессионально, но жить после него не хочется, и я не жалею, что подписал это самое письмо. Точнее, согласился, чтобы моя подпись там значилась. Если такой фильм выдвигают на «Оскара», это неспроста. Это выглядит как издевательство. Будто бы нас этой премией хотят наказать, показав всему миру картину совершенно безысходной жизни современной России — донельзя грязной и порочной страны.

 

Андрей Федоров, член Общественной палаты г.о. Самара, член Союза журналистов России:

— На днях смотрел на канале «Губерния» дебаты с участием Валерия Гришко и архимандрита Георгия. И теперь у меня никаких вопросов к Гришко нет. Снимаю все свои вопросы.

Интересно, что за два часа до этой передачи я давал интервью одной местной газете. Шокировал девушку-корреспондента, сказав, что этот фильм и Pussy Riot — одного поля ягоды; форма разная, суть одна — мерзость. И вдруг в эфире Гришко говорит о том, что ему названивают с Би-би-си, с радио «Свобода» и еще откуда-то с вопросом, как он относится к Pussy Riot? Значит, я оказался прав. В«десяточку» я попал.

Что касается самого разговора. Гришко мне понравился, мне кажется, он был откровенен, все понимает, и ему, как русскому человеку, неуютно в нынешней ситуации. И даже не потому, что клюют… Так что у меня лично все вопросы к актеру сняты. Но не к фильму.

Я полагаю, что главную роль в этом фильме сыграли вовсе не актеры, а деньги — бабло, которое нужно «отбить» и заработать еще. Мне кажется, что этот фильм абсолютно пустой и конъюнктурный. Никогда в жизни я не сталкивался с такой плотностью Зла на квадратный метр, как это показано в фильме «Левиафан». Но самое рельефное и важное для меня — правящий архиерей. Все его появления в кадре, все его реплики и действия выглядят карикатурно и искусственно.

Я посмотрел интервью Андрея Звягинцева на «Дожде», и у меня возникла мысль о том, что сюжетная линия с архиереем была «наложена» уже на практически готовый фильм. Настолько она нарочитая. Снимали-снимали, поняли, что получающаяся картина будет негативно воспринята на родине, что нужно ориентироваться на западный рынок, и стали «докручивать». Звягинцев же на интервью выглядел растерянным, каким бывает человек, оказавшийся меж двух огней — «патриоты» ругают за антирусский фильм, «либералы» — за недостаток решимости и радикализма.

Что касается моей подписи под тем самым письмом, то она появилась в знак солидарности с уважаемыми мною священниками, которых давно знаю и разделяю их взгляды на важные вопросы. Здесь только нужно сделать обязательное уточнение. Я никогда не требовал увольнения актера, сыгравшего роль архиерея. Мне просто хотелось, чтобы и Валерий Гришко и, кстати, сам Андрей Звягинцев обо всем этом подумали.

И, судя по всему, Гришко задумался. В своем интервью местному порталу он говорит, что полностью сценарий «Левиафана» не читал, так как режиссер хотел добиться эффекта неожиданности. Мне кажется, что актера использовали втемную. Сам он, конечно, об этом сейчас не скажет, как порядочный человек.

И я думаю, что нам Валерия Гришко еще придется защищать от либеральной общественности, они уже свежее мясо почуяли, почуяли свежий расходный материал в своей героической борьбе с кровавым режимом. Они Гришко теперь загрызут.

 

Александр Громов, председатель Общественного совета при Самарской и Сызранской епархии, председатель правления Самарской областной писательской организации:

— Я подписал письмо после просмотра фильма, где главенствует мировоззренчески неправильное понимание русской действительности, потому что с точки зрения православной культуры картина современной России выглядит совершенно иначе.

В письме содержатся претензии не к режиссеру Андрею Звягинцеву, а к актеру Виталию Гришко, потому что мы в первую очередь обращаем внимание на наших земляков, людей нашего города. К тому же письмо адресовано региональному министру культуры.

 

Валерия Навротская, проработавшая сорок лет главным хормейстером Академического театра оперы и балета Самары:

— Если нашу страну неизвестно куда макают, неужели мы еще и сами будем этому помогать! Художник должен понимать, где и когда он живет, в каких исторических обстоятельствах. Кроме того, я считаю, что человек, занимающий определенную социальную ступеньку, должен понимать, что он делает, и держать за это ответ. Когда на нас идут всем миром, а мы еще и сами поддакиваем: «да, бейте нас, вот такие мы плохие», это просто неприемлемо.

Министр культуры Самарской области Ольга Рыбакова от комментария отказалась.

 

«Сердечно благодарен режиссеру»

Митрополит Мурманский и Мончегорский Симон — о фильме Андрея Звягинцева «Левиафан»

«Отношусь к этому фильму положительно, он мне понравился. Фильм честный. Относительно запрета киноленты — думается, этого делать не следует. Мат, на который в данном случае ссылаются, к большому сожалению, стал нашей позорной действительностью и в фильме его не больше, чем в жизни, чего уж тут лицемерить», — так отозвался о «Левиафане» Андрея Звягинцева митрополит Мурманский и Мончегорский Симон, отвечая на вопрос радиостанции «Говорит Москва».

В канцелярии митрополита «Новой» подтвердили, что владыка благосклонно отнесся к фильму, однако сам он сейчас в отъезде, уехал на службы в «отдаленку».

Комментируя фильм, глава митрополии, к которой в том числе относится село Териберка, города Кировск и Мончегорск, где и снималась картина, отметил еще одну примету реальности: «Ужасно удручает водка-водка-водка, которая везде и всюду напролив». И добавил: «В целом фильм вдохновляет тем, что в нем указано на жизненные проблемы страны, как на зияющие раны тела, от которых оно разлагается, страдает и умирает. Необходимо серьезное врачевание. Сердечно благодарен режиссеру».

Это не первый одобрительный отзыв о «Левиафане» со стороны православного духовенства. Монах Диодор (Ларионов) в дискуссии на портале «Православие и мир» называет фильм праздником, лентой о Боге, пробуждающей веру, социальной драмой универсального размаха.

Диакон Андрей Кураев в своем «Живом журнале» также лестно отозвался о картине, подчеркнув: «Это первый фильм за долгие годы с яркой антиклерикальной темой. Не атеистической, не антицерковной, не антиправославной, а именно антиклерикальной».

Однако отец Андрей — безусловно, церковная оппозиция. О мурманском владыке Симоне этого не скажешь. Воспитанник петербургского митрополита Иоанна (Снычева), он имеет репутацию традиционалиста, весьма строгого к исполнению церковного устава. Митрополит Симон — отставной военврач, притом потомственный военный. В тридцать лет он оставил службу и поступил в семинарию, довольно быстро сделал духовную карьеру. Несколько лет преподавал в петербургской духовной академии каноническое право.

В 1995 году он стал первым архиереем на Мурмане, во вновь образованной епархии, одной из самых молодых в стране. Действующих храмов в ней было тогда всего несколько. Сейчас — больше ста. В 2013 году Мурманская и Мончегорская епархия преобразована в митрополию, владыка Симон возведен в сан митрополита.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera