Мнения

«Рекомендуем не болеть»

Тюремная медицина — единственный шанс смертельно больных заключенных умереть в покое

Этот материал вышел в № 8 от 28 января 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Романоваэксперт по зонам, ведущая рубрики

Тюремная медицина — единственный шанс смертельно больных заключенных умереть в покое

В московском СИЗО № 6 работал замечательный фельдшер Коля-Коля. Как-то раз он разбил пробирку с кровью девушки, которая только что поступила. И которая была ещё хорошо под кайфом. Недолго думая, Коля-Коля просто собрал разлившуюся кровь шприцем прямо со стола. Прямо на глазах у следующей партии новеньких. Наверное, интересный потом получился анализ… Про тюремную медицину написаны тома страшных историй и миллионы жалоб. Да, все плохо, и улучшений ждать не приходится. Есть, однако, категория граждан, которым полагается другой подход — хотя бы по законам божьим и человеческим: это смертельно больные. А уж тем более смертельно больные, не совершившие тяжких преступлений. Они неинтересны правоохранителям и судам и с ними много головной боли в тюрьме, однако ж их судьба отдается «на усмотрение суда», а суд ничего и не усмотрит, если не было иных распоряжений.

Сотрудники ФСИН при принятии новенького в СИЗО часто говорят откровенно: «Рекомендуем не болеть, так как лечить некому и нечем». Процентов 60 женского тюремного населения — это наркоманки, статья 228 (употребление); среди мужчин их пока поменьше. Кто и с какой целью сажает их в тюрьму вместо лечения, пришивая вместо «храненки» сбыт, — вопрос из области статистических показателей МВД и ФСКН. Плюс многие наркоманы попадают в тюрьму за кражи, что никак не отменяет необходимости их лечения. Да и всем известно, что ловят и сажают «по наркотикам» у нас в основном употребляющих, а не подсаживающих, торгующих и уж тем более никак не наркобаронов: никто не будет резать курицу, несущие золотые яйца.

Как бы ни была плоха тюремная медицина, но только там, в карантине, многие наркоманы узнают, что они больны — вирус иммунодефицита. Во время карантина медчасть СИЗО обязана провести необходимые анализы. Но большинство «употребляющих» знают о своих болезнях. Практически у каждого — гепатит. Через одного — ВИЧ. Встречаются и особо тяжелые случаи — СПИД в последней стадии.

В «Русь Сидящую» приходят письма родственников. Матери, сестры, отцы спрашивают: «Он тяжело болен. Почему его не лечат? Да, он виноват (а иногда и вина еще не доказана). Почему его обрекают на смерть? Разве лишение свободы — это смерть? Помогите, дайте ему возможность умереть в покое».

Письмо матери, Молчановой Елены Александровны.

«…Мой сын Антон начал голодовку и прекратил ВААРТ терапию 19 января 2015 г. после формального рассмотрения апелляционной жалобы в Мосгорсуде на отмену меры пресечения (судья вышла из зала и вернулась через минуту с готовым решением). Несмотря на то что были представлены все справки для освобождения его из-под стражи и приведены все аргументы по состоянию его здоровья. После оглашения решения Антон сказал судье, что считает его несправедливым, что он объявляет голодовку, прекращает пить специфическую терапию, без которой его заболевание перейдет в терминальную стадию, и что его смерть будет на совести у судьи.

Антон неизлечимо болен. Имеет бессрочную 2-ю группу инвалидности. Страдает заболеваниями: ВИЧ-инфекция, стадия 4Б вторичных заболеваний, инфекционный эндокардит с рецидивирующим течением с поражением клапанов сердца, гепатит С. Во время ареста и следствия у сына вместе с паспортом забрали и спрятали «розовую» МСЭК справку о бессрочной 2-й группе инвалидности, которая вместе с книжкой об инвалидности была вложена в обложку для паспорта. А ведь Антон прошел длительный путь борьбы с наркоманией: многократные госпитализации в наркологические клиники, реабилитационные центры, неоднократные добровольные пребывания в монастырях, в Дивеевском монастыре, где он работал дворником, в Антониево-Сийском монастыре под Архангельском, где он служил кафтанным послушником и где провел в общей сложности больше 3 лет. Антон состоит на учёте в Московском городском центре по борьбе и профилактике СПИД, где он каждые 4 месяца проходил плановые периодические обследования. Очередное плановое обследование должно быть проведено в январе 2015 года, в чем ему отказал Мосгорсуд, узаконив меру пресечения — арест.

Отказ от приема терапии в связи с несправедливым решением апелляционного суда приведет к скоропостижной смерти. Мне это очень больно принять. В условиях содержания в следственном изоляторе здоровье Антона уже ухудшилось и будет ухудшаться даже с приемом терапии. При плохом питании он потерял в весе уже 7—8 кг, его мучают тошнота и головные боли от побочного действия терапии, а в апелляционный суд от СИЗО была представлена справка, в которой была только одна фраза — «состояние здоровья Антона удовлетворительное».

Мать принесла все справки, все документы — копии, потому что оригиналы уже в деле. Мы попросили московскую ОНК навестить Антона в тюрьме. Общими усилиями удалось уговорить Антона голодовку прекратить. Антон, конечно, грешный человек, но он знает и сожалеет об этом. Сожалел задолго до посадки и пытался исправить свою жизнь — вернее, то, что от нее осталось. Что может сделать с этим тюрьма? По большому счету, немного — разве что попытаться перевести на больничку, что в итоге, мы надеемся, и случится. Особенно если учесть инфекционный эндокардит, здесь ключевое слово — инфекционный. Ведь речь, в конце концов, идет не только об Антоне, но и о его сокамерниках. И о сотрудниках тюрем, о конвое, об их семьях. Кому будет легче, если Антон поедет через всю страну по этапу со своим букетом заболеваний? Подхватив по дороге туберкулез, это уж к бабке не ходи. Дорогие члены ОНК и сотрудники ФСИН, давайте попытаемся это остановить и попробуем отправить Антона лечиться. Ведь здорового человека изолировать можно, это очень даже просто, а вот без помощи хорошей медицины обезопасить общество никак нельзя. Вы же первые и пострадаете.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera