Сюжеты

«Истерики и паники нет»

Евгений — блогер и активный участник проукраинских акций в Мариуполе — рассказал «Новой» об артналете 24 января и о том, как город приходит в себя после трагедии

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 8 от 28 января 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Виктория Макаренкособкор в Ростове-на-Дону

Евгений — блогер и активный участник проукраинских акций в Мариуполе — рассказал «Новой» об артналете 24 января и о том, как город приходит в себя после трагедии

AP/FOTOLINK

— Кто живет в Мариуполе? Кого поддерживают жители города — Киев, «ДНР-ЛНР» или выступают за вхождение в состав РФ?

— Мариуполь — это украинский город. Исторически — русскоязычный. Не менее чем у половины жителей родственники в России. Примерно четверть населения недовольна действующей властью. Это такие бубнящие критики: не важно, кто президент — Янукович или Порошенко, — им не нравится любая власть. Но в городе работают градообразующие промышленные предприятия, они определяют общий политический климат. До последнего момента Россия была основным рынком сбыта этих заводов. Депутаты-заводчане критикуют евровыбор страны, связывают все беды и неудобства исключительно со сменой внешнеполитического вектора. Избиратели-заводчане, как правило, им верят. Что касается патриотов (Украины. — В. М.), особенно не на словах, а на деле, — то это 5—7%. Остальные — патриоты по умолчанию, то есть сторонники любой действующей власти. Ну есть, конечно, сторонники РФ и «ДНР-ЛНР». Короче, все очень сложно. Городская власть желает править и дальше, поэтому резко стала проукраинской. Понимают ли люди роль РФ в происходящем? Да, многие, несмотря на мощную информвойну, начинают все четко осознавать.

— Обстрел в субботу 24 января — не первый за время АТО? Кажется, были заявления властей города и Киева о том, что снаряды попадали в город и раньше?

— Этот обстрел отличается от предыдущих. Раньше — в сентябре-октябре, когда сепаратисты «ДНР» брали Новоазовск, снаряды попадали в пригороды Мариуполя. Перед Новым годом тоже был обстрел: тогда с северо-востока обстреляли поселок Сартана. Там живут представители греческой диаспоры. В этот день были похороны, по поселку шла траурная процессия, снаряд попал в толпу — погибло несколько человек.

Но, повторюсь, субботний обстрел отличается от всех предыдущих. В этот раз были не одиночные разрозненные выстрелы. Методичный обстрел продолжался с 8.20 до 8.30 по местному времени. Стреляли из «градов» и «ураганов». Из «градов» стреляли и раньше, но по блокпостам на окраинах. В этот раз обстреляли не окраины, а сам город. Снаряды упали на недавно построенный микрорайон «Восточный». Тут все новое — дома, детские сады, школы, магазины. К тому же это один из самых населенных районов — тысяч 30—35 жителей. Еще одно отличие — время налета: утро выходного дня. То есть люди были не на работе, а в квартирах, в домах. На рынках (под обстрел их попало два) уже появились покупатели. В эпицентре обстрела оказался популярный в районе рынок — «Киевский». В итоге убиты 30 мирных жителей, около сотни пострадали, разбиты квартиры, магазины, сгорели десятки машин…

— По вашему мнению, кто стрелял?

— Не знаю. Но если посмотреть на стены домов, то те, что обращены в сторону центра города, — не пострадали, а повреждены и иссечены осколками стены с восточной стороны. То есть стреляли с востока, со стороны Новоазовска. А этот город и территория около него контролируются «ДНР».

— Что вы увидели, когда приехали на место обстрела?

— Еще горели несколько легковых автомобилей. Было много разбитых ларьков, магазинчиков. В многоэтажках выбиты окна, разворочены дверные и оконные проемы, снесены балконы. На тротуарах, у домов лежали убитые — мужчины, женщины. Я стал снимать, но смог сфотографировать только троих убитых— психологически было трудно вот так по-рабочему фиксировать смерть.

— Как вели себя люди на улице? Были в панике?

— Я бы не сказал. Они скорее выглядели заторможенными, растерянными, не было истерики, душераздирающего крика… Напротив, было ощущение какой-то будничности. Например, в двадцати метрах от того места, где лежал накрытый труп, работал магазин, люди покупали хлеб, поглядывали на убитого, о чем-то тихо переговаривались, но не ужасались, не охали, за головы не хватались. Может, из-за пребывания в постоянной опасности у них снизился порог чувствительности… А может, наоборот, это был шок от того, что люди увидели сразу столько трупов…

— Как работали городские экстренные службы в то утро?

— Машины «скорой помощи» прибыли на место обстрела самыми первыми. Работали пожарные… Все эти службы на месте были, делали свое дело, но, как мне показалось, в их действиях не было слаженности, что ли, не чувствовалось, что есть некий координирующий их работу центр. Там же помощь людям оказывали волонтерские организации, эти, как мне показалось, действовали расторопнее. Во всяком случае, именно волонтеры из инициативной группы «Вместе» добились от городских властей и спасателей, чтобы те в 18.00 наконец-то поставили палатку: там была телефонная связь, обогрев, людей кормили, оказывали медицинскую помощь, работали психологи… Вообще, у меня сложилось впечатление, что наши городские власти оказались не готовы к таким событиям.

— А что, по вашему мнению, они должны были делать, где находиться?

— В такой момент я бы хотел увидеть наших депутатов и чиновников не перед телекамерами, а с ломами, помогающими людям выбираться из-под завалов. Я хотел бы, чтобы они успокоили людей, показали свое неравнодушие к беде. Я понимаю, что власти, возможно, и сами не знали, как долго продлится обстрел, когда будет следующий и будет ли он вообще. Но ведь точно такими же вопросами в субботу задавался весь город, некоторые, наверное, опасались, что вот-вот начнется настоящий штурм города — пойдут танки, десант…

По-моему, не совсем четко была организована помощь пострадавшим. По словам чиновников, совсем без крова остались около 60 семей — их поселили в ведомственном санатории. У других квартиры и дома повреждены, кого-то приютили родственники, кто-то остался в своем пострадавшем жилье. Сейчас нужно делать самый экстренный ремонт. Приходят машины, выгружают листы фанеры — к машинам сбегается толпа, тот, кто раздает эти листы, даже не спрашивает, пострадавший перед ним или житель с другого конца города. Та же история была и с полиэтиленовой пленкой, которой закрывают выбитые оконные проемы: стоит толпа в добрую сотню человек и разбирает эту пленку километрами.

С момента обстрела прошло два дня. Пострадали не тысячи — сотни. За это время можно было вместе с участковыми составить списки действительно пострадавших и действительно нуждающихся в помощи. Я считаю, что она должна быть адресной. Сейчас стали поступать денежные средства — из бюджета, пожертвования от частных лиц, от украинских диаспор из разных стран мира. Но без четкой организации есть опасность, что эти средства получат не те, кому они предназначались.

— Вечером в субботу появилась информация от Генштаба ВСУ об укреплении обороны Мариуполя — в город введено танковое подразделение и усилена артиллерийская группа. Танки вошли в город, и какая обстановка в Мариуполе, в частности, в районах, пострадавших от обстрела, сейчас?

— Я слышал это заявление, но пока танков на улицах города не видел. Точнее говоря, автомобили и спецтехника ВСУ и добровольческих батальонов присутствовали в большом количестве в городе и до этого. На людей с оружием у нас уже давно не оглядываются — привыкли. Они и в магазинах, и на улицах, и в городских кафе. Но они располагаются на окраинах.

Вообще-то Мариуполь хорошо защищен. Создан «сектор М» — это такая военизированная структура, куда входят подразделения добровольцев, Нацгвардии, милиции и моторизованные части ВСУ. Эти люди помогают охранять порядок в городе и контролируют обстановку вокруг него, дежурят на блокпостах. Обстановка нормальная, насколько можно назвать нормальной текущее положение в стране. В микрорайоне «Восточный» я был в понедельник — коммунальные службы ведут ремонтные работы, восстанавливают водоснабжение. Электроснабжение восстановили в многоэтажных домах, в частном секторе в понедельник света еще не было. А самыми первыми к ремонту своих коммуникаций приступили провайдеры, потому что пользователи оплатили доступ в интернет и коммерсанты стараются выполнить обязательства — предоставить услугу потребителям даже в таких форс-мажорных обстоятельствах.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera