Сюжеты

«У нас полно доказательств»

Приостановив военное сотрудничество с Россией, Альянс не отказался от политического «диалога глухих» на уровне послов и выше

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 10 от 2 февраля 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

Приостановив военное сотрудничество с Россией, Альянс не отказался от политического «диалога глухих» на уровне послов и выше


Йенс Столтенберг. EPA

Выступая в пятницу на традиционном «новогоднем» приеме для прессы в ресторанном «зале послов» в штаб-квартире НАТО по случаю годового отчета, генеральный секретарь Йенс Столтенберг назвал 2014 год «черным годом для европейской безопасности».

Первый для Столтенберга такой прием мало отличался от тех, что устраивали на моей памяти Солана, Робертсон, де Хооп Схеффер, Расмуссен: речь, пресс-конференция, к концу которой появляются еда и выпивка, и хождение генсека между накрытыми столами в «неформальном» общении с журналистами...

Вот только впервые несоразмерно много говорилось о России. Гораздо больше, чем об Афганистане, который в последние десять лет был головной болью НАТО и главной темой для прессы. Раньше тоже говорили о России, но как о перспективном партнере в той же афганской операции, в борьбе с терроризмом, пиратством и наркотрафиком.

В «черном году» были разные неприятности. В речи и в отчете генсек упомянул и террористическое нападение на редакцию Charlie Hebdo в Париже, и войну «Исламского государства Ирака и Леванта», в которой появился тревожный феномен «иностранных боевиков» — добровольцев из Европы. Но больше вопросов журналистов было все же о России и Украине.

Война в Европе, которую, как уверены большинство присутствующих, почти явно спонсирует и поддерживает не какая-то дикая средневековая экстремистская сила, а государство, держава, переживается острее, чем кровопролитие на Ближнем Востоке.

Столтенберг, отметив ухудшение ситуации на востоке Украины, опять обвинил Россию в военной поддержке донецких и луганских сепаратистов, в участии российских военных в боях на их стороне. По его словам, сепаратисты отбивают позиции у украинских войск благодаря массированной поддержке Москвы.

«На протяжении довольно длительного времени, — утверждал генсек, — они получили сотни единиц новейшей военной техники, танков, ракетных систем, тяжелой артиллерии, средств ПВО и систем радиоэлектронной войны».

Читайте также:

«Новая» нашла десятки резидентов стран НАТО, воюющих на стороне сепаратистов (ФОТО)

Отвечая на вопросы, он сообщил, что 6-8 февраля будет участвовать в «оборонном Давосе», мюнхенском форуме по безопасности, встретится там с Сергеем Лавровым и готовится к этой встрече. Мол, коль уж мы оба там будем было бы логичным встретиться. В условиях непростых отношений между РФ и НАТО важно воспользоваться случаем и обсудить проблемы. Надо пользоваться любым случаем, чтобы разговаривать.

НАТО, приостановив практическое военное сотрудничество с Россией, не отказалось от политического диалога на уровне послов и выше. Как, впрочем, не закрывает и прямые каналы связи между военными:

военные структуры России приближаются к натовским границам, а натовские — к российским, и лучше подстраховаться от недоразумений.

Министры обороны стран НАТО, как сообщил Столтенберг, на совещании 5 февраля утвердят проект создания подразделений по интеграции сил НАТО. Речь идет о командных структурах в Эстонии, Латвии, Литве, Польше, Румынии и Болгарии. Не ахти что: 40-50 штабистов в каждом, примерно поровну местных и из других натовских стран. Но до сих пор и таких военных структур НАТО в новых членах альянса не было...

Далее — мой диалог с высокопоставленным чиновником НАТО за бокалом шампанского Gruet Sauvage, которое в этот день разливали в штаб-квартире.

— О чем будут говорить Столтенберг с Лавровым в Мюнхене? Вроде бы и тот, и другой все свое сказали.

— Будет диалог глухих. Как это было на последних перед приостановкой заседаниях Совета НАТО-Россия. Натовские послы говорили свое, Грушко (постпред РФ при НАТО) говорил свое, и они друг друга не слышали. Но дипломатия — это диалог. Какой-никакой.

— Лавров опять потребует прямых доказательств участия России в военном конфликте в Донбассе. У вас их опять нет.

— У нас полно доказательств. Прежде всего, данные разведки, в том числе агентурной. Есть космическая съемка военной техники на российской территории и ее же — на украинской. Есть анализ открытых источников, прессы, социальных сетей, в том числе с признаниями и «селфи» участников. Есть информация от НКО, в том числе солдатских матерей, похоронки, могилы погибших. Нам ничего доказывать не надо...

Так вот. Представьте себе такие доказательства в суде, любом, включая Гаагский. Никакое государство, имеющее разведку (в случае НАТО — это, в основном, США) ни за что не раскроет источников своих разведданных. С оставшейся доказательной базой, как я себе представляю, хороший адвокат легко развалит дело.

Мне это напомнило реплику из какого-то детективного телесериала: «Начальник, не бери на понт, у тебя ничего на меня нет!».

Брюссель

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera