Сюжеты

ФСБ и семеро детей

Чего не учли на Лубянке: более 20 тысяч граждан России за несколько часов оставили свои подписи под требованием выпустить из-под ареста многодетную мать Светлану Давыдову

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 10 от 2 февраля 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ольга Просвироваглава службы информации

Чего не учли на Лубянке: более 20 тысяч граждан России за несколько часов оставили свои подписи под требованием выпустить из-под ареста многодетную мать Светлану Давыдову

Многодетную мать из Смоленской области Светлану Давыдову обвинили в госизмене за звонок в посольство Украины. Между двумя событиями прошло девять месяцев. Женщину поместили под арест, отконвоировав в московский СИЗО. Пока муж Светланы пытается добиться свидания, источники «Новой» утверждают: в ФСБ, по всей вероятности, сами не ожидали, что это дело может вызвать такой общественный резонанс.

 

От звонка до звонка

Светлана Давыдова с мужем и семью детьми живет в городе Вязьме — по соседству с воинской частью № 48886, где дислоцирована 82-я отдельная радиотехническая бригада ГРУ. В апреле прошлого года Давыдова заметила, что количество военнослужащих в части вдруг серьезно уменьшилось. В это же время, как рассказывает муж Светланы Анатолий Горлов, его жена вместе с другими пассажирами городской маршрутки стала невольным свидетелем телефонного разговора военнослужащего этой части, который рассказывал кому-то, что их «небольшими группами переправляют в Москву, обязательно в штатском, а оттуда дальше в командировку». Давыдова сделала вывод, что речь идет об отправке российских военных на восток Украины.

По рассказам мужа, Давыдова, противница всякой войны, якобы позвонила сотрудникам украинского посольства и «предупредила» их, рассказав, что сама видела и слышала. Перед звонком Светлана Давыдова даже написала себе записку, чтобы не упустить ничего, что считала важным, во время разговора с посольством.

«Она была против войны с Украиной. <…> Тем более российские же войска там не воюют официально, поэтому, в принципе, ничего секретного Светлана Владимировна не могла передать. <…> Это какой-то эмоциональный, человеколюбивый порыв, но никакой цели навредить Российской Федерации у нее не было. Она не просто многодетная мать, два месяца назад у нее были роды», — рассказал в эфире «Коммерсантъ FM» муж Давыдовой. (Сейчас двухмесячная Кассандра, младшая дочь Светланы Давыдовой, осталась на руках мужа и сестры, а сама Давыдова в московском СИЗО сцеживает молоко, пытаясь как-то сохранить его для младенца. — О. П.)

Разговор состоялся в апреле. А спустя девять месяцев случился арест и обыск в квартире семьи Светланы Давыдовой, на глазах у ее детей, а эту самую записку следователи ФСБ России подшили к материалам уголовного дела — о государственной измене (ст. 275 УК РФ).

21 января около восьми часов утра в квартиру семьи явились оперативники во главе со следователем по особо важным делам 1-го отдела следственного управления ФСБ Михаилом Свинолупом. По словам Горлова, людей было много — до 20 (!) человек. Они заполнили весь коридор и лестничную клетку. Давыдову задержали и вскоре арестовали, с мужем она (на вечер субботы, когда подписывался этот номер. — О. П.) так больше и не виделась. Оперативники забрали из дома все записные книжки, компьютер и ноутбук.

Горлов не успел ничего понять, увидел только в документах слова «госизмена», «телефон» и «Украина», спросил, почему жену увозят в Москву. Внятного ответа не добился.

Читайте также:

Лишение свободы за «государственную измену» (или «шпионаж») матери семерых детей — означает взгляд на «измену Родине» именно как на массовое явление

 

Защитник

Сейчас Давыдова находится в СИЗО «Лефортово», у нее государственный адвокат, свидания с мужем не дают. Более того, в нарушение всех законов Светлане даже не разрешили сделать звонок мужу. Она находится в камере, где нет горячей воды, и кормящей матери приходится сцеживать молоко в антисанитарных условиях. Горлов сомневается, что госзащитника будет достаточно. «Я не то чтобы высказываю недовольство государственным адвокатом, я говорю о сомнениях, ищу возможность привлечь другие источники, может быть, команду адвокатов», — рассказал он в эфире «Дождя».

В общем-то, сомнения не напрасны: в интервью «РИА Новости» защитник Давыдовой Андрей Стебенев отметил, что не думает, что «по беспределу мать-героиню возьмут и упакуют за то, чего она не совершала».

«Это не рядовое преступление. Ситуация не простая, следствие будет разбираться, а суд примет решение. Обвинение в госизмене ей предъявлено», — сказал адвокат.

Дальше началось малопонятное.

Защитник заявил, что не будет обжаловать арест Давыдовой. Объяснил так: «она говорит, что обжаловать не надо, так как все эти заседания и шумиха в прессе — лишняя психологическая травма для ее детей». Согласитесь, очень гуманно.

Но только сама Светлана Давыдова об этом не знала и ни о чем подобном не просила. Это выяснилось позднее, когда к Светлане Давыдовой удалось попасть члену Общественной наблюдательной комиссии Москвы Зои Световой.

«А разве адвокат этого не сделал? Он ведь мне обещал. Он взял с меня бумагу о том, что я не возражаю против обжалования меры пресечения», — рассказала Давыдова.

Когда Анатолию Горлову дадут свидание с женой — до сих пор не ясно.

 

Резонанс

Почему для многодетной матери, младшему ребенку которой только-только исполнилось 2 месяца и которого она кормит грудью, выбрали такую меру пресечения — не загадка, а данность судебной системы. Верхом цинизма стало заявление департамента соцразвития Смоленской области, в котором заявили, что СМИ, говоря об истории Светланы Давыдовой, фактически врут — поскольку у нее не семеро детей, а «всего» трое (на самом деле своих детей у женщины четверо. Еще трое — дети мужа от первого брака. — О. П.). Да и вообще, «в Вязьме говорят, что она сложный человек — и с родственниками когда-то судилась, и жалобы постоянно пишет». Что и говорить, веский аргумент в пользу ареста. Еще вспоминают ее прошлые симпатии к КПРФ…

В минувшую пятницу президентский Совет по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) направил запрос в Генпрокуратуру по поводу уголовного дела в отношении Давыдовой. «Исходя из диспозиции ст. 275 возникают вопросы об обоснованности такой квалификации действий Давыдовой», — говорится в документе за подписью главы СПЧ Михаила Федотова.

Депутат Госдумы Дмитрий Гудков тоже отправил официальный запрос генпрокурору Юрию Чайке с просьбой разобраться в ситуации. К запросу Гудков приложил бумагу из Минобороны от 29 сентября 2014 года (дата в данном случае важна принципиально. — О. П.), в которой ведомство называет «слухами» информацию об участии российских военных в военных действиях на Украине.

«Это просто варварство. Поражает зверство людей, которые допускают возможность посадки матери семерых детей на срок от 12 лет. С точки зрения морали — ниже дна», — говорит Гудков.

С точки зрения юриспруденции, поясняет парламентарий, человек, не имеющий отношения к гостайне, не может быть и ее носителем. «Раз у нас нет военного положения, у граждан есть право на информацию, на высказывание своего мнения. Это были ее суждения. Мало ли с кем она ими поделилась? Я в твиттере регулярно делаю то же самое, никакой госизменой это не является», — пояснил Дмитрий Гудков «Новой».

 

Следователи схватились за головы

Отдельный вопрос: каким образом в ФСБ узнали о звонке? 

Означает ли факт возбуждения уголовного дела за звонок в посольство официальным признанием того, что Россия прослушивает телефоны посольства Украины? В противном случае остается предположить, что «важняк» из ФСБ Свинолуп и еще два десятка силовиков девять месяцев разрабатывали многодетную мать из маленького городка.

Источник «Новой» в Службе внешней разведки уверен, что в ФСБ не рассчитывали на шум, который поднялся вокруг дела Светланы Давыдовой.

«Думаю, что они увидели перспективное дело, захотели отличиться, провернули эту операцию, а когда поняли, к чему все привело, схватились за головы», — говорит он. То, что правительства (не только России) прослушивают посольства других государств, по его словам, «не новость, а общепринятая практика», о которой, конечно, обычно молчат. Вряд ли российским спецслужбам хотелось, пусть и косвенно, признаваться в этом именно в таком контексте.

Читайте также:

Родина-мать изменила стране. Надо привлечь ее так или этак. Душно ей, видишь ли, в тяжкой броне. Жалко ей, видишь ли, собственных деток. Самое время нашла изменить, в прошлом апреле спасая Украйну: стала фашистам в посольство звонить, слыша в маршрутке военную тайну!

Еще одна версия — российским властям не нравится, как блогеры и соцсети муссируют тему о движении российской военной техники вдоль украинской границы. Источники предположили: громкое уголовное дело может быть способом запугать людей. А мать семерых детей в качестве фигуранта «отлично подходит» для показательной истории: если с ней вытворяют такое, то с вами поступят намного хуже.

Уполномоченный по правам человека в России Элла Памфилова рассказала «Новой», что ее эксперты уже изучают дело Давыдовой. «Я не имею права вмешиваться в сам процесс расследования, могу только требовать соблюдения всех процессуальных норм. Насколько я вижу сейчас, единственное, где я могу проявить свое участие — оценить обоснованность меры пресечения», — сказала она.

В минувшую пятницу муж Светланы Анатолий Горлов уехал в Москву — встретиться с правозащитниками, которым удалось попасть в СИЗО. По словам Горлова, из дома он выехал под вечер — около 20 часов. А всего час спустя, в нерабочее время, в квартиру пришел представитель начальника отдела опеки. Семеро детей в это время оставались с тетей и бабушкой. «Им объяснили, что по нормам закона дети должны оставаться только с законным представителем. Или нужно оформлять опеку на бабушку. Делают все, чтобы я был ограничен в возможностях помогать жене», — говорит Горлов.

Муж Светланы совершенно искренне недоумевает: «Ну следователь же видел, что у нее много детей, полные груди молока… Ну мог же он поступить как человек, а не как винтик системы? Мог же по-человечески попросить другую меру пресечения?» Голос Горлова дрожит.

Сейчас он пытается найти поручителя (известного человека, готового перед судом поручиться за Светлану) и деньги, чтобы снять квартиру, если жене разрешат изменить меру пресечения. Даже если чудо случится, и ее отпустят под домашний арест, из Москвы Светлана уехать не сможет.

Участвуйте:

Сбор подписей за измененин меры пресечения для жительницы города Вязьмы Смоленской области, матери семерых детей Светланы Давыдовой

В конце недели члены ОНК Москвы встретились со Светланой в СИЗО и передали ее слова: «Я во всем призналась». Правозащитница Зоя Светова пояснила «Новой»: «Мы знаем со слов ее мужа, что она якобы звонила в украинское посольство. Видимо, следователи задали ей этот вопрос: звонила или нет? Скорее всего, она сказала, что звонила. Я предполагаю, что кроме звонка и каких-то дневниковых записей, связанных с возможным участием российских военнослужащих в военных действиях на территории Украины, в деле ничего нет. У меня создалось ощущение, что следствие могло оказывать на нее психологическое давление. Самое слабое ее место — семеро детей. Не исключаю, что следствие дало ей понять, что у нее могут отобрать детей». По словам Световой, когда Светлана поняла, что назначенный адвокат (а в условиях изоляции это был единственный источник информации для многодетной женщины) ее обманул, она подтвердила, что готова к новому защитнику, который будет отстаивать ее интересы по-настоящему.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera