Мнения

Олигархи в вышиванках

О некоторых особенностях украинского капитализма

Этот материал вышел в № 10 от 2 февраля 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

О некоторых особенностях украинского капитализма

Жители постсоветских стран воспринимают олигархов как естественную часть «капиталистического мира», не замечая, что этот феномен знаком, например, жителям других стран бывшего соцлагеря в основном понаслышке. Схожий процесс «первичного накопления капитала» не привел в Восточной Европе к столь неравномерной концентрации бывших государственных активов в руках очень малой группы людей.

На Украине олигархические группы организовывали свои капиталы по принципу «региональных вотчин». Подобная территориальная организация, с одной стороны, является следствием политики «местных авторитетов» в 80—90-х, желавших умерить недоброжелательность пришедших извне предпринимателей, с другой — результатом административно-территориального управления регионами Украины в СССР (помимо обкомов присутствовала еще и ведомственная логика промышленных министерств и комитета снабжения в рамках экономических регионов). В 90-е — начале 2000-х украинские олигархи выстраивали свои промышленные группы в рамках интересующих их областей, снабжали своими представителями не только областные советы, но и Верховную раду. Большинство современных партий Украины изначально организовывались группами региональных бизнесменов для отстаивания непосредственно хозяйственных интересов областей и их объединений.

Олигархи, образуя новые рынки, много заимствовали из институциональной практики СССР. Например, Индустриальный союз Донбасса как гибрид Госплана и Госснаба объединял почти все предприятия Донбасса. Он стал первой управляющей компанией активов разных собственников (Тарута, Ахметов, Гайдук), основной задачей которого в 90-е было налаживание замкнутой и единой цепочки бартерного снабжения и реализации товаров на внешних рынках.

Представление корпоративных интересов региональных промышленников в Раде — это также не «капиталистическое новшество», а продолжение советских практик «делегирования от завода и области». Поэтому игра в «региональные кланы» есть не что иное, как продолжение давно существовавшего соперничества, цель которого состоит в перераспределении от правительства бюджетных средств, налоговых льгот в сторону собственных ключевых областных отраслей экономики или субсидирования инфраструктурных проектов (т.е. возвращения уплаченных налогов на места).

Не все регионы сумели организовать собственные политические силы. Например, западная и центральная Украина традиционно кооперируется в несколько блоков («Наша Украина», «БЮТ», «Блок Порошенко», «Народный фронт»). Финансовые группы северо-запада и Закарпатья отправляют своих представителей в Раду по мажоритарным округам вне фракций (около 40 депутатов в 2014 г.).

Если на рубеже столетий олигархи, бесспорно, стремились через поддержку доминирующей партии получать преференции в ведении бизнеса, то события 2004 г. (для Пинчука), а потом и 2014 г. продемонстрировали выгодность равноудаленных отношений со всеми политическими силами (негласного финансирования избирательных кампаний одновременно нескольких партий). Соответственно, олигархи не боятся утратить активы из-за пересмотра прав собственности при смене власти. На сегодняшний день их основной интерес — это получение иностранных кредитов с невысокими ставками и выставление своих компаний на мировых фондовых рынках. А иностранные финансовые аналитики не желают иметь долгосрочные отношения на основе «конъюнктурных политических взаимоотношений». Поэтому они или отказывают в подобных услугах или же завышают ставки, чтобы застраховаться от рисков смены власти или режима.

Авторитет миллиардеров в регионах и их взаимоотношения с местными сообществами строились на рубеже 1990—2000-х на классической патрон-клиентской модели, основанной на обязательстве собственника поддерживать систему социального страхования как «заводскую», так и в рамках местных преступных группировок. Владея в большинстве случаев футбольными клубами, украинские олигархи с рвением и инициативой строили за свой счет инфраструктурные объекты для проведения Евро-2012, рассматривая это как часть не только будущих доходов, но и «социальной программы». Кризис в Крыму и в Донбассе продемонстрировал не только неудачу украинского правительства, но во многом утрату олигархами авторитета в собственных регионах. Причина этого — не только в невыполнении обязательств «социального страхования», но и в изменении структуры управления собственными активами. Кроме того, многие финансовые группы стали приобретать и акцентировать свое внимание на производственных мощностях за рубежом (Венгрия, Латвия и т.д.), что привело к постепенному снижению внимания олигархов к «родным регионам».

Система взаимоотношений на Украине между центром и регионами реализуется при прямом посредничестве финансовых групп. Они артикулируют интересы своих отраслей и зачастую подменяют региональные интересы корпоративными. Смена власти в 2014 году для олигархов была попыткой вернуть нарушенный «донецким протекционизмом» пропорциональный доступ к ресурсам между финансовыми группами.

Дмитрий РОЙ
политолог (Киев)

Теги:
украина
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera