Сюжеты

Резервация в раю

После операции «Крымнаш» первым «сдали» местный футбол

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 10 от 2 февраля 2015
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Владимир Мозговойобозреватель «Новой»

После операции «Крымнаш» первым «сдали» местный футбол

Исполком Российского футбольного союза исключил крымские клубы из своего поля на автомате, не особо заморачиваясь. Потому что деваться было некуда, потому что Европейский союз футбольных ассоциаций еще в начале декабря настоятельно рекомендовал не тянуть с решением и подтвердить, что с 1 января симферопольский ТСК, севастопольский СКЧФ и ялтинская «Жемчужина», в нарушение устава ФИФА и УЕФА принятые в российский чемпионат, — из-под юрисдикции РФС выходят. Россия умыла руки, Украина выразила сдержанное удовлетворение, крымский футбол остался наедине с собой под обещания «не бросать», «развивать и приумножать», «оказывать финансовую и организационную помощь».

Но сколько ни развивай резервацию, она резервацией и останется. Даже если она территориально располагается в футбольном раю.

Не скажу, что, ежегодно оказываясь в Крыму (иногда не по одному разу), первым делом интересовался, когда ближайший матч симферопольской «Таврии». Но то, что примерно с середины 80-х относился к этой команде по-особому, могу подтвердить. Среди результатов всегда искал почти родное название, не говоря уже о таблице вначале союзной первой лиги, а потом и украинской «вышки». И там, и здесь «Таврия»  была наособицу, пусть каких-то невероятных успехов и не добивалась. И игроков выпускала «на континент» неслабых: достаточно назвать Юрия Аджема, Виктора Юрковского, Анатолия Коробочку.

Наверное, совсем не случайно, что именно из «Таврии» в 60-е годы вышел и провел главную часть своей обидно короткой, но яркой футбольной карьеры будущий незаурядный поэт, многолетний руководитель Русского ПЕН-центра, правозащитник, большой друг и автор «Новой газеты» — Александр Ткаченко, автор 14 поэтических книг и автобиографического повествования с говорящим названием «Футболь».

«Таврия» как-то очень соответствовала Крыму и была нераздельно с ним связана, на заре существования независимой Украины умудрившись опередить всех растерянных грандов. Больше чудес не случалось, хотя свое лицо вплоть до последних времен флагман крымского футбола и его местный конкурент в лице ФК «Севастополь» сохранить все-таки пытались.

Операция «Крымнаш» не сразу поставила профессиональный крымский футбол на грань выживания. Поначалу она даже вызвала прилив искреннего энтузиазма: многим мнилось, что под крылом богатой России крымский футбол наконец-то расправит плечи. Мысль спешно перебазироваться — ну, скажем, в Мариуполь —  и остаться в чемпионате Украины вряд ли могла кого-то посетить в конце весны и в начале жаркого лета-2014. Но для Федерации футбола Украины потеря территории с первым чемпионом была больше, чем обида, тем более что устав вышестоящих организаций всецело был на ее стороне.

В Симферополе и Севастополе или предпочитали не вдаваться в подробности, или рассчитывали на авторитет России, которая вроде как с самим президентом ФИФА Зеппом Блаттером на короткой ноге. Однако исполком РФС к моменту принятия какого-либо решения по крымским клубам оказался как раз между «друзьями» — Путиным и Блаттером, о чем даже слишком красноречиво свидетельствовал ход июльского заседания, посвященного крымскому вопросу. Как организация, подчиняющаяся международным футбольным инстанциям, РФС не должен был принимать в свои члены непризнанный мировым сообществом регион и его клубы. Как организация, живущая по российским законам и понятиям, он не мог не поддержать «патриотический порыв» на своем участке.

Хуже всего было, скорее всего, то, что сверху поступил совет, ввергающий в ступор: «Решайте сами». Благодаря опубликованной в «Новой газете» стенограмме исторического заседания о том, как они решали вопрос, знает вся страна. Некоторые уважаемые члены исполкома гораздо больше, чем о судьбах крымского футбола, заботились о судьбе своего кошелька. А так как риски по-настоящему не просчитали, то пострадать от футбольных инстанций, возможно, им показалось, меньшим злом, чем вызвать недовольство самого Кремля.

Крымским клубам сказали «да», подарив им совершенно необоснованные надежды. В кратчайшие сроки уже переформатированные, поменявшие названия, перетряхнувшие составы экс-тавричане, футбольные моряки и примкнувшие к ним ялтинцы со своей «Жемчужиной» готовились вступить в новую и многообещающую футбольную жизнь. Выбирать не приходилось, зона «Юг» второго дивизиона была за счастье.

Но в швейцарский Ньон, в штаб-квартиру УЕФА, уже летела депеша из Киева, требовавшая разобраться не только с вышеупомянутыми клубами, но и с организацией, нарушившей основополагающие структурные принципы мирового футбола. Дело выходило на самые высокие уровни.

Зепп Блаттер ситуацию не комментировал, отдав ее решение в ведение Европейского союза. Его президент Мишель Платини тоже от политики открещивался, предпочтя действовать дипломатично, но последовательно. В начале сентября после разного уровня консультаций (включавших встречу Платини с президентом Украины Петром Порошенко) его ведомство постановило считать недействительными результаты выступлений трех крымских клубов в турнирах, проводимых РФС. Некоторые российские эксперты советовали не обращать внимания, но это были цветочки.

Меж тем по осени футбольная эйфория в Крыму сама по себе сходила на нет. На плаву благодаря собственным усилиям оказался только симферопольский ТСК, а «Жемчужине» и СКЧФ никто помогать и не собирался. Живущий в долг ялтинский клуб столкнулся с реальными «островными» проблемами и угрозой пропуска матчей, футболисты СКЧФ играли на чистом энтузиазме, обе команды, «экономя на чем можно и на чем нельзя», окопались в аутсайдерах 1-й группы зоны «Юг». «Жемчужина» и СКЧФ почти одновременно обратились каждый со своим «криком души» непосредственно к Владимиру Путину. Севастопольские болельщики апеллировали к патриотическим чувствам своей новой власти, но ей было не до крымского футбола: она судьбы мира решала.

В начале декабря УЕФА наконец вынес вердикт, не допускающий обжалования и не оставляющий никаких шансов сохраниться крымскому профессиональному футболу. РФС надо было и решению вышестоящего органа подчиниться, и лицо по возможности сохранить. В конце концов уже после визита Мишеля Платини в Москву и консультаций с руководителями клубов на уровне Минспорта и РФС крымчан под обещания не оставить в беде уговорили написать заявления о выходе из чемпионата России — во исполнение планов УЕФА создать в Крыму «специальную футбольную зону».

Но руководители ТСК заявления писать не стали: как сказал генеральный директор клуба, легенда крымского футбола Александр Гайдаш, «одно дело — когда сам уходишь, другое — когда тебя выгоняют». На тихий демарш симферопольцев члены исполкома внимания не обратили.

Надо было сворачиваться, что СКЧФ и «Жемчужина» и сделали. А ТСК, футболисты которого после отпуска приступили к тренировкам, заявил: «Пусть нас выгоняют, но мы будем честны перед собой».

Конечно, Крыму сейчас не до футбола, это я хорошо понимаю. Народ на стадионы в Симферополе, Севастополе и Ялте валом не валил, хотя среднее количество зрителей на домашних играх «черноморцев» в Севастополе было вполне пристойное: где-то за тысячу человек. Но, положа руку на сердце, — и без футбола проблем хватает. Геополитические катаклизмы, как известно, хуже, чем самые страшные природные. Снявши голову, по волосам не плачут: когда рушится привычный уклад — не до игры в мяч, хотя мир знает и обратные примеры.

Им говорят, что надо потерпеть до чемпионата мира-2018. Что есть вариант создать под юрисдикцией УЕФА свою полупрофессиональную лигу, и какие-то шаги уже предпринимаются. Что на днях принятая в РФ целевая программа развития спортивной отрасли предполагает беспримерно высокую десятую часть средств направить на поддержку крымского спорта, в том числе и футбола. Что УЕФА обязательно подкинет деньжат — правда, на большой куш рассчитывать не приходится.

И вообще футбол в том или ином виде дышит там, где хочет, и где ему дышать, как не в Крыму, где пригодных для игры полей почти 30 (а министр спорта Виталий Мутко обещал прислать еще аж два газона); любительские команды есть чуть ли не в каждом крупном поселке; 20-й юбилейный турнир «Крымский подснежник» непременно состоится, как и будущий «полноценный чемпионат» полуострова с участием восьми команд. «Как побитые собаки» (выражение одного из бывших руководителей Федерации футбола Украины) назад крымские клубы не побегут, да кто им даст?!

Как-нибудь в Крыму проживут и без большого футбола. Того самого, о котором с такой болью и страстью писал Александр Ткаченко на страницах «Новой» еще 15 лет назад: «Риск футболиста очень высок. Он постоянно находится в зоне опасности: удается ли игра, удастся ли сезон, удастся ли жизнь…» Правда, до крымской особой футбольной зоны Александр Петрович не дожил.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera