Мнения

Кто делает из Литвиненко «борца с путинской мафией»

Фото: «Новая газета»

Политика

Юлия ЛатынинаОбозреватель «Новой»

 


David Levene/ eyevine/ EAST NEWS

Публичные слушания по делу об отравлении Александра Литвиненко начались в самых не подходящих для Кремля обстоятельствах, и трудно отделаться от мысли, что решение это действительно отчасти политическое.

Дело в том, что британская полиция заявила о раскрытии отравления еще в 2007 году. Они заявили, что это был акт «государственного терроризма», и потребовали экстрадиции Андрея Лугового.

Однако после этого все затихло. Британская империя, над которой некогда не заходило солнце, молча проглотила теракт в центре Лондона с использованием радиоактивных материалов, а судебные слушания под председательством сэра Роберта Оуэна зашли в тупик, потому что британское правительство официально засекретило материалы, доказывавшие, что за убийством стоит Россия.

Это, собственно, хороший пример того, что может английская власть, а что она не может. Она не может влиять на решения судьи. Но она может влиять, засекретив часть доказательств и тем самым лишив суд смысла.

Для меня несомненно, что трусость английских властей явилась для Кремля очередным подтверждением его основополагающего убеждения в том, что Запад «прогнил и все стерпит». В этом смысле они ответственны — хотя, разумеется, в мельчайшей мере — и за последующую войну с Грузией, и за Крым, и за Донбасс. «Они боялись войны и получили и позор, и войну», — как и было сказано об их предшественниках.

Читайте также:

Радиоактивный предмет разбирательства. В Лондоне начался открытый процесс по делу об отравлении экс-офицера ФСБ Александра Литвиненко

Однако судебное расследование является не единственным способом добиться справедливости в Великобритании, и в 2011 году Марина Литвиненко выиграла право на дознание (inquest) по поводу смерти мужа. Английские власти продолжали препятствовать, по-прежнему налагая вето на секретные материалы, и в результате дознание — на этот раз в форме публичных слушаний, которые организуются в случае событий, имеющих большую общественную значимость, — началось только 27 января 2015 года.

На следующий день после их начала российские стратегические бомбардировщики пролетели над Ла-Маншем.

Лично я готова согласиться с английскими полицейскими, что убийство Литвиненко было актом государственного терроризма. Именно поэтому — полоний. Ведь за полоний дают больше звездочек. За трубу по голове в подъезде, наверное, можно наградить не больше 20 человек вкупе с пятью секретаршами, а за полоний можно наградить целый полк.

Нет у меня и сомнений за что — за книгу «ФСБ взрывает Россию» и за сотрудничество с сайтом кавказских боевиков «Кавказ-центр», на котором он регулярно публиковал фантастическую, высосанную из пальца дезу: то про то, что редактор датской газеты, опубликовавшей карикатуры на Мохаммеда, — агент ФСБ, по заданию Лубянки пытавшийся поссорить ислам с Западом; то про то, что террористы, обезглавившие в Багдаде российских дипломатов, на самом деле, судя по славянской форме закрытого мешками черепа, — офицеры российских спецслужб, имеющие целью дискредитировать мирный ислам.

Литвиненко — авантюрист, игрок, обученный только одному — дезинформировать и разводить, не имеющий, как и все отпрыски Лубянки (да и как его патрон Березовский), никакого уважения к объективной истине, работал на свержение режима Путина ровно теми же методами, которыми сейчас российское телевидение работает на его сохранение — с помощью чудовищной, невообразимой геббельсовщины. Потому что ничего другого не умел и не знал, и к тому же искренне полагал, что говорить надо всегда то, что выгодно в данную секунду.

И еще: есть у меня такое подозрение — Литвиненко нарочно нарывался. Отчаянно скучая без привычного адреналина, без разводок, без денег, он сам вызывал огонь на себя, полагая, что родное ведомство ему не простит, и ставил на кон жизнь, зная непрофессионализм своих коллег и надеясь поймать их с поличным и получить всемирную известность. Поймал и получил — но ценой жизни.

И вот тут-то — по поводу «за что» — меня и подстерегает сюрприз. Потому что ни одна иностранная газета, из просмотренных мною, о книге «ФСБ взрывает Россию» — не упоминала.

Вместо этого все они взахлеб рассказывали, что «путинская Россия — это мафиозное государство», и цитировали слова адвоката Бена Эмерсона о том, что «Литвиненко был убит за то, что пытался вскрыть отвратительную и ужасную коррупцию в окружении Путина».

Даже — изумительный момент — Александр Гольдфарб, соратник Литвиненко, в своем интервью gordon.ua не поминает ФСБ, «взорвавшую Россию», а говорит что-то о британской МИ6, испанских спецслужбах, русской мафии и афганских наркотиках, которые тоннами шли через Санкт-Петербургский морской порт, «который курировал Путин».

Какие наркотики? Какой, к черту, порт?! Кого мог «консультировать» Литвиненко, отрезанный в Лондоне, высасывавший информацию из пальца? Если бы он имел хоть какой-то реальный доступ к информации, неужели вы думаете, он бы нес чушь про «экспертов» и «славянские черепа»? Если у него была эта реальная информация, почему она до сих пор не всплыла?

По-английски это называется «spin». Это значит, что адвокатами вдовы было принято пиар-решение — в свете «Шарли Эбдо», — не очень популяризировать теорию Литвиненко о том, что Кремль взорвал себя сам, чтобы скомпрометировать мирный ислам (Литвиненко и до того договаривался, что теракты в Лондоне тоже Кремль устроил), а лепить образ «борца с путинской мафией».

И это деталь — но важная деталь.

Потому что все-таки Литвиненко давал присягу. А потом ездил к Ачимезу Гочияеву в Панкисское ущелье и спрашивал его: «Почему вы решились рассказать правду?» (Не уверена, что ЦРУ спустило бы экс-агенту, который ездил бы к бен Ладену в Торо-Боро с целью доказать, что ЦРУ взорвало Башни-Близнецы.)

Это я, упаси Господи, не к тому, что за свободу слова убивать нельзя, а экс-агентов, изменивших присяге, — можно. Это я к тому, как сложна жизнь.

А что до Литвиненко, то убивать его было нельзя по одной, самой простой причине: его смерть возвела все, что он писал, высасывая из пальца, из области фантазий — в уверенные обвинения адвоката Бена Эмерсона, звучащие со страниц английских газет.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera