Сюжеты

По ком звонят томские бубенцы

Томичей объединила невиданная для небольшого города борьба за свободу слова: на митинг в поддержку телекомпании ТВ2 (уже третий по счету) пришли три тысячи человек

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 11 от 4 февраля 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Алексей ТарасовОбозреватель

Томичей объединила невиданная для небольшого города борьба за свободу слова: на митинг в поддержку телекомпании ТВ2 (уже третий по счету) пришли три тысячи человек


Фото: Роман Унашев, «Агентство новостей ТВ2»

…Что ж теперь ходим круг да около
На своем поле — как подпольщики?
Если нам не отлили колокол,
Значит, здесь — время колокольчиков…

Александр Башлачев

 

О томском ТВ2 уже можно говорить лишь хорошее. И поднимать, не чокаясь. 9 февраля телеканал «уходят» из кабельных сетей, а его эфирное вещание госпредприятие «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» (РТРС) прекратило еще 1 января, сразу после боя кремлевских курантов. Надежд на то, что истекающую 8 февраля лицензию Роскомнадзор продлит, нет: нарушаются условия лицензирования.

Нарушением является то, что канала нет в эфире. То есть одно госведомство, не заморачиваясь какими-либо правовыми основаниями, лишило телеканал эфира, а второе госведомство, обнаружив, что ТВ2 отсутствует в эфире — вот это номер! — вскоре произведет контрольный выстрел. Продолжит работу лишь интернет-редакция.

РТРС на всякий пожарный вовсе отказалась от связной лицензии на частоту, на которой вещал ТВ2. Таким образом, сейчас и предмета для претензий, судебных или несудебных, нет. Даже если ТВ2 когда-нибудь победит в суде, связистам некуда будет его возвращать.

Томск лишился части ландшафта. Остаются люди, работавшие на ТВ2 и его смотревшие. И не смотревшие. Разные люди, которых в последние месяцы объединила невиданная для небольшого города борьба за свободу слова. Томск до сих пор борется за себя, за свое право на информацию, коллективную идентичность, свою историю. 1 февраля на митинг в поддержку ТВ2 пришло до 3000 человек, официальные данные скромней, но факт остается фактом: «Антимайдан», НОД, намеревавшиеся помешать митингу, сдулись, обнаружив такую численность врага.

Это была уже третья массовая акция в защиту ТВ2 — в декабре на первый митинг вышли 5000 человек (поскольку на нем собирали подписи под письмом президенту, считать было легко). Все равно все подсчеты относительны, как и рассуждения, устал ли народ защищать свою телекомпанию. Забвение, разумеется, неизбежно. Но прежде усталости приходит осознание бессмыслицы. Нас не слышат. Когда какой митинг в путинские годы добивался своего?..

Читайте также:

Митинг в поддержку ТВ2. ФОТОРЕПОРТАЖ

1 февраля на площадь люди пришли с колокольчиками. У кого не было, тем раздавали волонтеры. Ассоциации прозрачные. И Ринат Мифтахов, один из инициаторов митинга, подтвердил, что их вдохновила песня Александра Башлачева «Время колокольчиков»: «В песне есть такие строки: «Если нам не отлили колокол, значит, здесь — время колокольчиков». Мы перефразировали слегка. Если у нас отбирают колокол, а колоколом мы считаем ТВ2, значит, наступает время колокольчиков. Здесь еще есть обращение к власти. Мы все читали «По ком звонит колокол» Хемингуэя. Я думаю, что эти колокольчики будут звонить по тем, кто сейчас принимает участие, прямое или косвенное, в убийстве ТВ2».

Время колокольчиков — одно на всех, не избежать никому. СашБаш написал русский народный плач, разудалый и горький, он и о нашем прошлом, и о настоящем, и о будущем. И обо всех здесь. Впервые спел его на людях в 1984-м, когда я поступил на журфак УрГУ (Уральского университета) — Башлачев его закончил за год до этого. Потом мы с моими сверстниками ушли в армию, а когда вернулись и начали переделывать жизнь, нас окружавшую, СашБаша не стало. К чему я об этом? Студенты Томского политеха — не Москва — тогда первыми в СССР подняли серьезную бузу. В вузах нас, вернувшихся со службы, снова принялись загонять на военную кафедру. Бойкотировать занятия на военной кафедре (ВК) томичи начали еще в декабре 1987-го, поставив на уши штаб СибВО и министра Ягодина. И — внимание! — их требование о ликвидации как такового трехлетнего обучения на ВК, замена его трехмесячными военными сборами после 5-го курса — удовлетворили. Эта победа так и называлась — «томский вариант».

Потом, уже в феврале 88-го, против ВК поднялись Томский и Новосибирский университеты, Сибирский металлургический институт, самый большой в Сибири Новосибирский электротех. И уже в марте Минобороны и отдел науки ЦК КПСС пошли навстречу. Мы, журфак УрГУ, изучив томский опыт, взбунтовались осенью 88-го, встав цепью перед зданием ВК и не пропуская в него никого. Студенческое движение за отмену ВК захватило Иркутск, Тарту, Ригу, Ташкент, Киев, Ленинград, Москву. Мы требовали упразднения «военки» напрочь. И нас слушали. ВК стала для отслуживших делом добровольным.

Кто сегодня слышит Томск? Иркутск? Екатеринбург? Москву? Где мы оказались спустя четверть века? Что вокруг нас? Почему Путин не отвечает на письмо 13 902 томичей (подписавших обращение в декабре, сейчас сбор подписей продолжается)? Или все эти люди — либералы и «пятая колонна»? Это граждане России, и все они разные, и они желают выбирать разное, в т.ч. источники информации, и они не желают лишаться того, что за четверть века стало частью их жизни, их привычкой. Они хотят видеть, читать, слушать. И не только госпропаганду.

В регионе идут массовые акции протеста, такие масштабные, каких не было уже лет десять, с монетизации льгот, а по периодичности и причине — поддержке свободы слова и конкретного СМИ — беспрецедентные. Почему губернатор не выходит разговаривать с людьми? Томичи чем-то провинились перед Жвачкиным?

Из выступлений на митинге. Виктор Лаврентьев, подполковник милиции в отставке, участник одиночных пикетов за ТВ2: «Я ходил в мэрию, но нас не хотят слышать. С нами перестали разговаривать. Они не могут поверить, что мы — это не ТВ2. Ну, так черт с ними, мы — ТВ2!». Декан журфака ТГУ Юрий Ершов: «ТВ2 распространял культуру диалога и соучастия. Кому эта культура мешала?!» Мама девочки, которой помог фонд «Обыкновенное чудо» (читай ТВ2): «Спасибо ТВ2 и томичам, что моя дочь снова ходит». Основатель ТВ2 Аркадий Майофис: «Еще не вечер! Телекомпания в любом случае окажется в истории Томска, а вот окажутся ли там люди, которые принимали участие в этой войне, я не знаю. Я надеюсь, что изменения в стране произойдут и телекомпания вернется все-таки в эфир».

Плакаты над головами: «Правда сильнее силы», «Меняю 1-й канал, НТВ и канал «Россия» на ТВ2», «Произвол в России: нечего на Америку пенять, у самих рожа в фидере» (в апреле была первая попытка закрыть ТВ2 под предлогом сгоревшего фидера), «Кому не нравится ТВ2, может ехать жить на юг» (это томский мем: губернатор Жвачкин сказал томичам, недовольным сугробами на улицах: «Кому не нравится, езжайте на юг, там снега меньше»). Кричалка: «Чемодан, вокзал, на юг, возвращайся, сделав круг, и, опомнившись едва, вспомни, Жвачкин, ТВ2».

У женщины заклеен рот пластырем, подпись — «народ Томска».

2 февраля главный редактор ТВ2 Виктор Мучник и телеведущая Мелани Бачина были уже в Красноярске, в вечернем эфире местной негосударственной телекомпании ТВК. В Красноярске пока всякого ТВ хватает, но… «Это очень дурной сигнал, — говорил Мучник, — уничтожение СМИ с провинциальной повесткой. Нам не простили именно сюжеты про реальную инфляцию, протекающие крыши, снежный коллапс на улицах. Показательно уничтожая нас, хоть и маленьких, небогатых, но известных, власть демонстрирует, что готова на репутационный ущерб. Закроет, значит, легко и других, и не обязательно по политическим мотивам. Например, частота понадобится или просто актив понравится».

«Я знаю, — сказал Мучник, — что в начале 2014 года были приняты решения по изменению медийного пространства России. Про нас, компанию в небольшом провинциальном городе, тогда не говорили, но местным администрациям поручили посмотреть, «а все ли у вас там достаточно лояльны». И на нас пришел донос. А по его результатам образовался фидер в апреле и все, что мы получили сейчас… Площадка для коммуникаций между властью и обществом, каковой и была ТВ2, сейчас властям в принципе не нужна. В обществе есть на нее запрос, но это власти не интересует».

Площадки уже нет. Но есть площадь, и на ней теперь звенят бубенцы. Повод задуматься, в запале или нет сказано о звоне по власти, убивающей свободное слово. Хотя, конечно, «…не спрашивай никогда, по ком звонит Колокол: он звонит по Тебе». Так у Джона Донна, и так было всегда.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera