Сюжеты

Оговорки по нотам

Свой день рождения и 10-й юбилейный сезон отметила «Фабрика» — самое свободное творческое пространство в Москве

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 11 от 4 февраля 2015
ЧитатьЧитать номер
Культура

Свой день рождения и 10-й юбилейный сезон отметила «Фабрика» — самое свободное творческое пространство в Москве

Дмитрий Рязанов «Голый оркестр»

Это было золотое время. Неизвестным огосударствленной науке образом на покинутых сталинской индустриализацией фабричных территориях — иногда с досоветским архитектурным прошлым — открывались вольные заповедники искусства, арт-кластеры, если использовать чужеродную терминологию. Территории, объединяющие галереи, выставочные залы, сценические площадки, маленькие кинотеатры, то есть все, что пожелаете, — What You Will, цитируя Шекспира. Так на карте вменяемой Москвы появились ArtPlay (2003), «АртСтрелка» (2004), «Винзавод» (2007). С января 2005-го среди форпостов художественной вольности существует и объект с дерзким и практически непередаваемым печатным образом (корректоры беззвучно матерились) названием «ПRОЕКТ_FАБRIКА».

Но шекспировски-карнавальная «двенадцатая ночь» длилась недолго. Помянутые выше форпосты или кардинально поменяли формат, или сменили эстетическую ориентацию — сохраняя благостную авангардную мину на посиневшем лице.

Но не все. Заведение в Переведеновском переулке, 18, несколько лет назад разумно переименовав себя в Центр творческих индустрий «Фабрика» (или просто в ЦТИ), верно традиции артистического свободомыслия и коммерческой «незалежности». Выставки, фестивали независимого кино, резиденции для художников, классы по технике современного танца, обитель радикального издательства Ad Marginem… Практически не действующая фабрика технических бумаг наконец оправдала свое отмененное название — «Октябрь». Вот уже 10 лет в ЦТИ происходит «перманентная революция» благодаря фактическому директору бумажной фабрики, экономисту с университетским образованием и успешному менеджеру Асе Филипповой, по семейным (оказавшимся трагическими) обстоятельствам связанной с художниками круга «московского концептуализма». Но спектр интересов «Фабрики» намного шире. Что и попыталась доказать юбилейная программа.

ЦТИ ограничился лишь двумя разнокалиберными выставками, которые на первый взгляд материализуют «чистейшей прелести чистейший образец», очередной стерильный вариант L’art pour l’art. «Фабрика» продекларировала верность своему принципу всеохватности: видео-арт корреспондирует с саунд-артом, живопись с графикой, объекты с фотографией. Однако случайные игры смыслов важнее технической полифонии. И артистическое вольнолюбие оборачивается «социально опасными» оговорками, раскачивающими лодку, которую едва сохраняют в целости хилые мистические скрепы.

Швейцарский совет по культуре Pro Helvetia привез выставку Марко Феделе ди Катрано «Портрет Дженни» (название отсылает к голливудскому саспенсу 1948 года Уильяма Дитерле, в котором меняются местами сон и явь, пространство и время, искусство и жизнь) — набор коротких бессюжетных видеофильмов, упакованных в инсталляцию-лабиринт. Тут есть: фосфоресцирующее тело собаки художника, то исчезающее, то проявляющееся в свете карманного фонарика; шарик, гуляющий сам по себе под ножками казенных стульев; татуированный отжимающийся гимнаст. И прочие случайные кинонаброски, по воле художника обретающие метафорический смысл. Автор — дирижер значений и композиций. Но ведь манипуляция смыслами и образами у нас давно в политическом ходу — тут даже не стоит превращать щенка в собаку Баскервилей.

Про дирижера в возвышенном смысле слова другой праздничный проект «Фабрики» — выставка «Нотация», которую сотворили та самая директор ЦТИ Ася Филиппова и искусствовед, арт-критик Сергей Хачатуров. «Нотация» — это и череда графических знаков, предназначенных для звукового воплощения (выставка — про связь музыки и изображения, всегда вожделенной, но часто тщетной),  и невидимая партитура, по которой играется тактильно достоверная экспозиция. Не маленькая ночная серенада, а симфония во всех смыслах слова удалась кураторам, соединившим несоединимое. Это изысканный проект, вместивший в себя полтора десятка художников разных поколений.

На выставке «Нотация» прежде всего обращает на себя внимание работа Вадима Захарова «Калинка. Русская народная песня». Живущий в Кельне один из классиков «московского концептуализма», самый энигматический российский художник, иронически разыгрывающий креативную богоизбранность, вдруг сделал вещь прямую, как газетная колонка. Впрочем, Захаров иногда решался на откровенные высказывания, создавая памятники Павлу Филонову (временный, для ретроспекций гения в Русском музее и ГМИИ им. Пушкина) и философу Теодору Адорно. Теперь же — колючая проволока вместо нотного стана, еще живые апельсины — на месте первых аккордов любимой русской мелодии. Нужны ли объяснения к подобной, не запланированной организаторами «нотации»?

В сопроводительном тексте к выставке Сергей Хачатуров рассуждает о мотиве «Птичий концерт» в нидерландской живописи как чуть ли не сюжетообразующем в ней от времен Франса Снейдерса до нынешнего дня. Смешливые штуки Егора Кошелева и Тимофея Караффа-Корбута в экспозиции эту мысль иллюстрируют. Но вот фраза Хачатурова. Он все про свой птичий концерт и Сову, которая им якобы руководит: «Сова — глумливый пересмешник, глупая клуша или самоотверженный лидер, стремящийся преодолеть суету и разобщенность мира ради согласия, гармонии и красоты?» Бог мой, это не про искусство, а про текущий момент и нынешних государственных мужей.

И миролюбивая, возвышенная выставка, авторы которой в качестве источника вдохновения обратились к Гвидо Аретинскому, изобретателю нотной записи, Антонио Вивальди, автору безнадежно опошленных «Времен года», или Стивену Райху, гению минимализма, — эта выставка кажется чрезмерно актуальной по своим реминисценциям.

Даже карикатурной. Ведь не зря в экспозицию попал «Голый оркестр» совсем еще молодого художника Дмитрия Рязанова — ироническая интерпретация советских шаржей и эмблематики академического преподавания нотной грамоты.

Центр творческих индустрий, «Фабри-ка» не хочет быть голым оркестром. И петь по нотам, выслушивая нотации. «Фабрика» пока показывает норов. Иногда не желая того.

Федор РОМЕР —
специально для «Новой»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera