Сюжеты

Крым и Кремль

Нам показали и сказали: за решения руководителей государства отвечает все российское общество

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 15 от 13 февраля 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Андрей Самбросполитолог

Нам показали и сказали: за решения руководителей государства отвечает все российское общество


Фото: EPA

На прошлой неделе во время встречи с руководством партии «Единая Россия» Дмитрий Медведев впервые акцентировал внимание общественности на том, что экономические проблемы страны вызваны решением о присоединении полуострова, ответственность за которое должны разделить все российские партии, невзирая на их «политические предпочтения». Если убрать из этой истории обязательную политкорректность, в сухом остатке получается четкий месседж: ребята, мы все в одной лодке, и никому не позволено ее раскачивать в угоду своим политическим амбициям.

По какой-то причине власть решила, что в высоких кабинетах крупных системных оппозиционеров потенциально могут вестись разговоры о возможности пересмотра позиции по крымскому вопросу.

Политическая конъюнктура меняется, а значит, нет гарантии, что завтра одна из партий первого десятка, даже не представленная в парламенте, не возьмет на вооружение лозунг «К черту Крым — даешь доллар по тридцать рублей!», который наверняка подхватит немалая часть российского общества.

Предупреждение премьера, закамуфлированное под предложение о консолидации политических сил, весьма своевременно и крайне необходимо. С недавних пор Крым и Кремль кровно связаны, поэтому даже мысль о критическом отношении к присоединению полуострова невероятно раздражает власть. Так что реакция режима вполне понятна. Остается только один вопрос: кто и как будет нести политическую ответственность, о которой говорил Дмитрий Медведев, и какие «предпочтения» теперь являются реально наказуемыми?

 

Мыслепреступление — цена вопроса

В середине декабря губернатор Краснодарского края Александр Ткачев, наверное, сам того не желая, появился в лентах новостей общероссийских СМИ с прямым заявлением о том, что обвал рубля произошел из-за присоединения полуострова.

Это был первый серьезный звоночек по теме «крымского проклятья» на таком высоком управленческом уровне. Конечно, чиновник говорил о «политических победах» России, необходимости разделить груз ответственности за принятое решение с правительством, президентом, да и всей страной в целом, подчеркивая, что новый регион принес не только минусы, но и плюсы (например, возможности для развития производителей сельскохозяйственной продукции, появившиеся из-за введения санкций).

Но спич Александра Ткачева растиражировали и фактически разобрали на цитаты. И правящему классу стало ясно, что крушение российской экономики будет трудно скрыть за показателями цены на нефть и придется в какой-то (пусть даже патриотической) форме объяснять населению, что в современном мире кусок земли, взятый без согласия заинтересованной стороны, стоит гораздо дороже любых денег. За спорную территорию нужно платить политической ответственностью.

По сути, об этом и заявил Дмитрий Медведев, сказав, что Крым не имеет денежного выражения, что полуостров — это не экономическая категория, а судьба, боль и радость РФ.

Но с Дмитрием Анатольевичем можно поспорить. По специальной федеральной программе на социально-экономическое развитие республики за 5 лет (до 2020 года) планируется потратить 680 миллиардов рублей. Исходя из текста документа, в эту сумму уже входит стоимость строительства Керченского моста. Учитывая, что по последней переписи население полуострова составляет 2 миллиона 284 тысячи человек, путем нехитрых вычислений можно выяснить, что за ближайшие 5 лет на каждого крымчанина Россия потратит по 297 тысяч рублей из государственного бюджета.

Из-за падения курса национальной валюты, о причинах которого подробно рассказал Александр Ткачев, к вышеуказанной сумме необходимо добавить каждый второй рубль из кармана среднестатистического россиянина. Из 20 тысяч рублей заработной платы 10 тысяч придется отдать за Крым, разделяя с властями ответственность за принятые ими решения. Это и есть консолидация общества перед лицом кризиса и дерзости западных государств, которые, «подлецы», позволяют себе вводить санкции против России, отстаивая свои интересы.

Так вот, именно сейчас, когда самые меркантильные и циничные люди начинают подсчитывать реальные потери даже не РФ, а ее населения от присоединения Крыма, а политически ушлые личности еще и подумывают о том, как эту информацию можно аккуратно использовать для критики власти, Кремль заводит разговор о совместной ответственности.

Главная задача — не допустить распространения мыслепреступлений за пределы кухонь, чтобы крамола не просочилась на улицы.

Читайте также:

Россия присоединила принципиально разные территории: любимый «сакральный Севастополь» и весь остальной полуостров, который Кремль предпочитает не замечать

Политическая ответственность

Известный французский философ Пьер Бурдье утверждал, что основным политическим капиталом является кредит доверия — делегирование права на власть от подчиняемого подчиняющему. Но таким образом, чтобы сам подчиняемый был согласен с таким порядком вещей. Поэтому в любом политическом режиме правящая элита больше всего боится потерять этот самый кредит доверия и остаться не у дел. А происходит это обычно вследствие роста общественной неудовлетворенности властью.

Разговоры о политической ответственности всегда прямо или косвенно указывают на то, что кредит доверия начинает истощаться. Уникальность России во всей этой схеме в том, что (по данным социологов из «Левада-центра») экономический кризис практически не повлиял на рейтинг Владимира Путина, который остался почти на прежнем уровне, лишь немного упав к концу прошлого года.

Но и этого оказалось достаточно для поиска ответственных за дестабилизацию финансовой ситуации в стране. И коль уж властям не на кого пенять, кроме самих себя, они решили поделиться электоральными рисками с другими политическими силами.

В крайнем варианте политическая ответственность означает необходимость отставки государственных деятелей, которые не справились с возложенными на них обязанностями, добровольную передачу бразд правления новой команде с другой программой действий.

Поскольку отставка Владимира Путина невозможна априори, нетрудно предположить, кому отведена роль мавра, который сделал свое дело и должен уходить.

 

Консолидация и жертвоприношение

Говоря о разделении политической ответственности, Дмитрий Медведев обращался к парламентским партиям, принимавшим активное участие в процессе присоединения Крыма.

Так, лидер «Справедливой России» Сергей Миронов 28 февраля 2014 года стал инициатором законодательных поправок, которые позволили провернуть юридическую процедуру возвращения полуострова. Партия Владимира Жириновского активно участвовала в местных выборах и, в отличие от других системно-оппозиционных политсил, таки прошла в крымский парламент. Не отставал от своих коллег и Геннадий Зюганов: он послушно вторил президенту, хотя особенно и не отличился в отношении полуострова.

Поэтому несложно догадаться, что общий мотив распределения ответственности по поводу присоединения Крыма призван откинуть возможность критики власти глубоко в лагерь несистемной оппозиции. Кремль хочет показать, что на официальных площадках России его мнению нет альтернативы.

ЛДПР, КПРФ и СР доживают последние годы. Принципиальная разница между ними стерлась: все их программы представляют собой популистскую кашу, богато сдобренную идеями возрождения великодержавия и поклонения демократически избранному абсолютному монарху. Даже Алексей Навальный — на сегодня центральная фигура внесистемной оппозиции — отказывается рассматривать возврат Крыма Украине или хотя бы обсуждать ошибочность такого решения. И это о многом говорит: что в политикуме нет никакого действительного запроса на ревизионизм в отношении нового субъекта Федерации, что за два года до выборов власти по большому счету удалось окончательно растворить парламентскую оппозицию в собственных смыслах и установках, а молодых борцов с коррупцией подловить на их «правости».

Поэтому очевидно, что экономический кризис не сможет значительным образом повлиять на позиции Кремля до тех пор, пока в магазинах не закончатся не очень презентабельные, но съедобные продукты, которые можно будет купить за хоть и обесцененные, но ходящие в обороте рубли.

Следовательно, пока власти РФ не несут никакой политической ответственности — за решения руководителей государства отвечает все российское общество, на которое смиренно кивает Кремль, сталкиваясь с последствиями своих грубых стратегических ошибок.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera