Сюжеты

Худое примирение лучше доброй драки

Минские договоренности, несмотря на некоторую утопичность, почти всем дадут что-то хорошее

Этот материал вышел в № 15 от 13 февраля 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Павел ФельгенгауэрОбозреватель «Новой»

Минские договоренности, несмотря на некоторую утопичность, почти всем дадут что-то хорошее

Огонь в Донбассе должен прекратиться в полночь с 14 на 15 февраля. Перемирие стало практически неизбежно к середине текущего месяца, но достигнуто было в Минске в долгих и яростных спорах, где каждая из сторон пыталась себе что-нибудь выторговать.

Наступление, начатое силами сепаратистов в середине января при поддержке и под руководством российских военных, к середине февраля окончательно завязло в украинской обороне: с наличными силами большего добиться было, наверное, невозможно. В последние две недели боев все свелось к одной точке — полуокруженному Дебальцеву. Поскольку Россия в конфликте формально не участвует, никакой авиационной поддержки у пророссийских сил не было. И в Дебальцеве, и в предместьях Донецка украинцы отчаянно отбивались, переходя временами в контратаки, в целом не слишком успешные. Потери нарастали с обеих сторон, заменить истощенные части было некем.

Заминку на фронте можно было сломить, послав в бой на передовую в дебальцевскую мясорубку регулярные российские тактические батальонные группы, но политического решения в Кремле не было, и, кстати, без воздушной поддержки, выступая скрытно, под видом «ополченцев», российские войска понесли бы немалые потери. Потому только и оставалось, что подписывать мирное соглашение. Тем более время для зимней наступательной войны в регионе все равно заканчивается: пока поля еще замерзшие — техника проходит, но очень скоро — весна и распутица.

Наступило время для оперативной паузы в конфликте, для переосмысления результатов зимней кампании в Донбассе и подготовки к возможному следующему раунду поздней весной или в начале лета. Подписанный в Минске «Комплекс мер по выполнению Минских соглашений» ничем принципиально не отличается от исходных Минских же соглашений и, как всякий компромиссный документ, никого толком не устраивает. Донецких и луганских сепаратистов в сентябре Кремль заставил подписываться и сейчас снова заставил — из высших политических соображений. Они снова могут это дело саботировать и, как в прошлый раз, провоцировать исподтишка новое обострение. Украина, напротив, заинтересована в поддержании перемирия на обозримое будущее, но на огонь (не дай бог) будет отвечать огнем.

Москва уже в конце октября, после парламентских выборов в Раду, когда сложилась нынешняя прозападная коалиция и кабинет Арсения Яценюка, фактически отказалась от Минских соглашений, и тогда началась непосредственная подготовка нынешнего наступления сепаратистов.

Новые соглашения, которые сформулировали лидеры Франции, Германии, России и Украины, тоже, увы, могут оказаться нежизнеспособными. Предусмотрена протяженная, в 50 км шириной демилитаризованная зона, откуда должны быть ускоренно выведены тяжелые вооружения: начало вывода — через два дня после прекращения огня, окончание — через 14 дней. Наблюдать за выводом тяжелого оружия будут представители ОБСЕ и совместная контактная группа генштабов Украины и России. Украинские тяжелые вооружения отводятся от фактической сегодняшней линии соприкосновения, а серапатисты — от согласованной линии «по меморандуму от 19 сентября», но эта формула непринципиальна — только зона ограничения вооружений становится из-за этого шире. Другое дело — будут ли вооружения реально и полностью выведены. В прошлый раз никто ничего выводить не стал.

Совершенно непонятно, как это реально будет выглядеть: зона в 50 км шириной и где-то 200 км длиной, где остаются противники, но без тяжелого оружия. Они что — будут стрелять друг в друга из пулеметов и гранатометов? И если да, то кто может этому помешать? Потом должна быть как-то перекрыта российско-украинская граница, а в самой Украине — состояться конституционная реформа, которую в Москве полагают переходом к федеративному государству, наподобие Боснии, например. А в Киеве предлагают в ответ некую «децентрализацию», что очевидно не одно и то же. Потом, видимо, должно наступить полное примирение всех со всеми и амнистия. Но, даже если они окажутся утопичными, Минские договоренности все-таки почти всем дадут что-то хорошее.

Перемирие — неустойчивое, но людей будут меньше убивать и калечить. Кого-то вывезут из зоны боев и разрушений, кому-то привезут гумпомощь, солдат выведут в тыл на отдых. С проблемой Дебальцева будут разбираться делегации генштабов, а не танковые колонны. Обменяют пленных, если не «всех на всех», то многих. Россия за хорошее поведение и принуждение лидеров сепаратистов к подписанию соглашения получит к марту от Франсуа Олланда десантный «Мистраль». Украина получит от МВФ до 40 млрд долл. кредитов…

Перемирие, даже худое, всегда лучше доброй войны.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera