Сюжеты

Чтоб не повторился «день сурка»

Такого еще не было. Переговоры длились почти 16 часов — с девяти вечера и почти до полудня

Фото: «Новая газета»

Политика

Ирина ХалипСоб. корр. по Белоруссии

Такого еще не было. Переговоры длились почти 16 часов — с девяти вечера и почти до полудня


Фото: Twitter

Когда руководители Германии, Франции, Украины и России наконец вышли из зала заседаний после ночи бдений, оказалось, что это всего лишь перерыв, потому что никто не собирается подписывать соглашения — ни Петр Порошенко, назвавший условия неприемлемыми, ни Владимир Путин. Да еще и представители сепаратистов заявили, что ничего подписывать не будут. Причем сложилось впечатление, что их заявления явно были заранее выученным текстом.

Вообще подобные саммиты с участием глав государств не являются непосредственно переговорами, хотя именно так чаще всего называются. В действительности саммит — последний этап. К саммитам готовятся заранее, даже к экстренным вроде Минского, и встречаются, чтобы ударить по рукам. Едут, когда есть согласие всех сторон, а обсуждать остается разве что запятые и прочие мелкие детали.

Судя по тому, что Ангела Меркель и Франсуа Олланд все-таки прилетели в Минск, хотя еще накануне встреча была под вопросом, предварительные результаты переговоров устроили всех. Казалось, дело за малым: встретиться, подписать, выйти к журналистам и объявить о достигнутых договоренностях. Но только в договоре фигурировал отвод вооружений обеими сторонами, а при этом российский президент утверждает, что российских войск и техники в Донбассе нет, а значит, он не может это гарантировать. Соответственно, такое могут подписывать только самопровозглашенные «донецкие» и «луганские», но с ними Меркель и Олланд не встречались и переговоров не вели. А сепаратисты, гостевавшие в Минске во время переговоров, вообще заявили, что ничего не подпишут, потому что у них свои условия — в частности, отказ Украины от вступления в НАТО. Владимир Путин же играл роль посредника, а не участника, призывая «обе воюющие стороны воздержаться от агрессии», и ставил в упрек президенту Украины Петру Порошенко то, что тот отказывается напрямую общаться с сепаратистами. Порошенко, в свою очередь, назвал условия России неприемлемыми.

В полдень Владимир Путин вышел к журналистам и объявил, что итогом переговоров стал документ, который вообще не нужно подписывать: это заявление глав государств о поддержке процесса имплементации Минских соглашений. Следом контактная группа (представители ОБСЕ, Украины, «ДНР», «ЛНР» и России) подписала свой документ — о прекращении огня с 15 февраля и создании зоны безопасности.

Теперь главное избежать «дня сурка» — дурного повторения прошлого. Ведь подобное уже было: вспомните Минские соглашения №1. Подписали — и забыли, по расписанию нынче — артобстрел. И до сих пор Европа наивно требует выполнения этих соглашений…

Но на этот раз было понятно, что если уж Меркель и Олланд приедут в Минск, без результата они не уедут. Возвращение из Минска со словами «извините, мы не смогли» было бы слишком серьезным ударом по репутации и Меркель, и Олланда. И судя по тому, как сорвались в Минск главы Германии и Франции, они получили ясный и четкий сигнал от Владимира Путина. Иначе не прилетели бы. А дальше — дело техники. Обычная торговля, позволявшая, очевидно, в том числе российской стороне добиваться отмены санкций. Понимая, что после отмены вновь возвращаться к ним Западу будет сложно, российский президент использовал свой шанс, при этом традиционно опоздав: приехав уже после того, как Меркель, Олланд и Порошенко собрались во Дворце независимости.

Минск

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera