Сюжеты

Набоков и Морозов

Почему два героя долгожданного «золота Квебека» — вратарь Евгений Набоков и форвард Алексей Морозов — по-разному простились с большим хоккеем

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 16 от 16 февраля 2015
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Владимир Мозговойобозреватель «Новой»

Почему два героя долгожданного «золота Квебека» — вратарь Евгений Набоков и форвард Алексей Морозов — по-разному простились с большим хоккеем

Евгений Набоков покидает лед в форме своего любимого «Сан-Хосе»
Алексей Морозов прощался в цивильном

Официально и на публике они ушли с разницей в два месяца. Капитана золотой сборной образца 2008 и 2009 годов Алексея Морозова провожали в Сочи на Кубке Первого канала; лучшего вратаря чемпионата мира-2008 Евгения Набокова чествовать будут на клубном уровне в Сан-Хосе. Разные судьбы — разные проводы, но это еще вопрос, кого больше уважили.

Схожего, впрочем, тоже имеется немало. Оба пережили пик своей карьеры в Квебеке-2008, где российская сборная вопреки всему взяла золото после невероятно долгого 15-летнего перерыва. Для обоих карьера пошла на спад после Олимпийских игр в Ванкувере, на открытии которых Алексей Морозов был знаменосцем российской сборной, что ему припомнили после катастрофического четвертьфинала со сборной Канады, но пропустившему четыре гола Евгению Набокову досталось еще больше. При долгой и в целом впечатляющей карьере много всего случалось: ни того, ни другого исключительно баловнем судьбы не назовешь.

За океаном оказались в конце прошлого столетия, совсем в молодом возрасте. У воспитанника московских «Крыльев Советов» Морозова за семь сезонов в «Питтсбурге» могло сложиться и лучше, но и без того серебряного призера Игр-1998 по фарм-клубам не мотали, с великими Марио Лемье и Алексеем Ковалевым в одном звене поиграл (жаль, что из-за тяжелой травмы — недолго), засветился в культовом втором «Брате» Алексея Балабанова, снявшись в Чикаго с первого дубля. Но по-настоящему звездный статус Алексей обрел уже в Казани, где решил остаться после локаутного сезона 2004/05. Дальше до поры до времени — сплошной позитив: лицо лиги, трехкратный чемпион России, обладатель мыслимых и немыслимых бомбардирских рекордов, капитан сборной, гордость отечественного спорта, герой с плаката.

Устькаменогорца и продолжателя вратарской династии Набоковых после московского «Динамо» два года к НХЛ не подпускали, мало того — не разрешали выступать и за сборную России из-за того, что успел сыграть на чемпионате мира за Казахстан. Своего часа Евгений Набоков дождался лишь в начале столетия, и его настоящий дебют за «Сан-Хосе Шаркс» в Денвере против «Колорадо» запомнила вся Америка.

На противоположной стороне площадки был знаменитый Патрик Руа с его 227 победами против набоковского нуля, но нулями матч и завершился: дебютант отразил почти четыре десятка бросков. По итогам сезона Набоков получил «Колдер Трофи» как лучший новичок и принялся переписывать вратарские рекорды — как «акул», так и играющих в НХЛ российских голкиперов. Десяти сезонов в «Сан-Хосе» хватило, чтобы войти в двадцатку лучших вратарей НХЛ почти по всем показателям.

Чтобы сыграть за Россию, ждать потребовалось столько же — 10 лет, вплоть до олимпийского Турина-2006, где Набоков отстоял «на ноль» в четвертьфинале с претендентом номер один — Канадой, на чем российские хоккейные подвиги в Италии и завершились.

 

В Квебеке-2008 сборная России осталась с одним вратарем-дебютантом Мишей Бирюковым на 26-й минуте второго матча, а Евгений Набоков в это время бился в плей-офф Кубка Стэнли с «Далласом». Исход серии решил третий овертайм шестой встречи, после чего надеяться на Набокова в роли спасателя было верхом наивности. К моему удивлению, через пару дней в легендарном дворце перед нами предстал безмятежно улыбающийся человек в бейсболочке, обошедшийся без громких слов, но внушающий абсолютную уверенность. Ни следа драмы — как будто в Далласе ничего и не было.

Уже на стадии плей-офф Набоков провел два матча «на ноль» (если это не рекорд, то близко к рекорду), полуфинал с Финляндией вообще считаю лучшей игрой сборной России на чемпионатах мира, а два спасения Набокова в той встрече — высочайшими образцами вратарского искусства. Комментарий оказался в набоковском духе: «Ничего особенного, это моя работа».

После сумасшедшего финала с голом Ильи Ковальчука в овертайме, когда даже невозмутимый Алексей Морозов выглядел слегка обезумевшим («Ничего не помнил: ни кто мы, ни где мы…»), а триумфаторы от избытка чувств не знали, куда себя деть (но конечно, нашли), Евгений Набоков спокойно отправился в гостиничный номер. По свидетельству проникшего туда моего коллеги Алексея Доспехова, только что получивший золотую медаль и звание лучшего голкипера чемпионата человек сидел перед телевизором и разбирал эпизод, когда в его ворота влетела четвертая шайба. В этом был весь Набоков — душа-человек и вратарь, лишенный малейшего налета исключительности, но умеющий аккумулировать колоссальную внутреннюю сосредоточенность в самый нужный момент.

Отчего это чувство ему порой изменяло, знает только сам Набоков.

 

Идея принять предложение питерского СКА после трудного расставания с «Сан-Хосе», который в Кубке Стэнли с помощью Набокова дважды доходил до финала конференции, была не очень продуктивной. Плохая оказалась идея: вратарское место в СКА, похоже, было проклятым, о чем вполне американизированный и чуждый предрассудков голкипер, естественно, догадываться не мог. Вячеслав Быков зачем-то позвал Набокова на чемпионат мира-2011 в Братиславу, но голкипер не нуждался в благотворительности, ему нужна была практика, а ее — не было.

Возвратившись в НХЛ, Набокову пришлось восстанавливать свою репутацию в Нью-Йорке, и не в самом удачливом «Айлендерсе». За три сезона он не дал клубным боссам повода пожалеть, что они «подобрали» уже не способного на подвиги ветерана. Но, как бы то ни было, с ним расстались. Годичный контракт с «Тампой» по всему должен был стать последним: в конкурентах у 39-летнего Набокова были основной голкипер Бен Бишоп и 20-летний россиянин из Уфы Андрей Василевский. Ничего хорошего это не обещало.

В это самое время Алексей Морозов, не по своей воле расставшийся с «Ак Барсом», которому форвард отдал 9 сезонов, доигрывал в непонятном тогда ЦСКА и подумывал о завершении карьеры. Ее начало бывает трудным, но еще тяжелее происходит с завершением — даже у звезд. Тут важно, в каком ты окажешься окружении. Идеальный пример для подражания, не замеченный ни в одном скандале, отдающий игре всего себя Морозов, пусть уже не был прежним, заслуживал более бережного отношения. Он решил уйти, когда почувствовал, что не нужен.

Евгений Набоков пришел к такому же решению через полгода, освободив дорогу Василевскому, которого опекал все это время. Ветерана выставили на драфт отказов, и никто не проявил в нем заинтересованности. Никто, кроме генерального менеджера «Сан-Хосе» Дуга Уилсона, который просто позвонил и предложил вернуться. Не для того, чтобы играть, — для того, чтобы достойно завершить карьеру в форме «акул», и в качестве полноправного члена команды: «Наби — часть нашей истории». Заключить контракт, чтобы достойно проводить, — это сильно, такого в НХЛ нечасто удостаиваются и более титулованные хоккеисты. Да, это был жест — но красивый, благородный и даже трогательный. «Бездуховная Америка» на такое оказалась способна.

В отличие от нас, где на проводы культового игрока и капитана золотой сборной так пекущееся о патриотизме и духовности ТВ пожалело всего-то 10 минут экранного времени. Страна чествование проглядела. И ни одного предложения продолжить работу в хоккее в том или ином качестве Алексей Морозов… не получил. Ему, кстати, сегодня исполняется 38 лет.

Через пять дней в Сан-Хосе на арене «САП-центра» будут провожать Евгения Набокова. Не сомневаюсь, что событие увидит весь Североамериканский континент.

Фото ИТАР-ТАСС

Теги:
хоккей
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera