Мнения

По курсу один к полутора

Пересчет срока, отбытого в СИЗО, необходим по всем правилам — и юридическим, и математическим, и человеческим

Этот материал вышел в № 17 от 18 февраля 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Романоваэксперт по зонам, ведущая рубрики

Пересчет срока, отбытого в СИЗО, необходим по всем правилам — и юридическим, и математическим, и человеческим

Что ни говори, а есть прямая польза от нахождения в тюрьме депутатов, особенно Госдумы. Сколько лет неприкаянным валялся законопроект о системе зачета срока «день за полтора» (больше 6 лет валялся), пока не посадили коммуниста и депутата Госдумы Константина Ширшова. Он в одном из московских СИЗО дожидается вступления в законную силу приговора о мошенничестве, но статуса депутата еще не лишен. Что дало ему право прямо из тюрьмы направить коллегам на свободу законопроект о зачете дней, отбытых в «крытке».

Для колонии общего режима, воспитательной колонии и при наказании в виде ограничения свободы коммунист Ширшов предлагает приравнять сроки в пропорции один к двум, а для колонии-поселения и исправительных работ — один к трем.

Впрочем, думский Комитет по законодательству рекомендовал принять в первом чтении проект, который несколько иначе меняет систему зачета срока, проведенного в СИЗО до вступления приговора в силу. Один день в СИЗО будет засчитан за полтора дня в колонии общего режима и в воспитательной колонии; за два — при отправке осужденного в колонию-поселение. По-прежнему — один к одному — будет считаться срок, проведенный в СИЗО, если гражданина приговорят к отбытию наказания в колонии строгого или особого режима.

Называется все это так (запишите себе и сохраните на память) «Законопроект № 73983-5 «О внесении изменений в статью 72 Уголовного кодекса РФ (по вопросу зачета времени содержания лица под стражей до вступления приговора суда в законную силу в срок отбывания наказания в виде лишения свободы)».

Очень похоже, что этот законопроект сейчас примут — хотя бы для умягчения сердец в самом начале очень большого кризиса, в который погружается страна. Почему примут, тоже понятно, на то есть несколько причин, помимо сердечной. Во-первых, совершенно перестал работать механизм УДО, само условно-досрочное освобождение из одной из стадий исполнения наказания стало недоступной привилегией (то есть коррупционным механизмом). Во-вторых, власть сейчас готова пойти на применение такого зачета, исходя из европейских норм: по рекомендации Комитета министров Совета Европы, в случае назначения судом наказания, не связанного с содержанием осужденного в камере, целесообразно засчитывать время, проведенное в СИЗО, в срок отбывания наказания с коэффициентом больше единицы. То есть ЕСПЧ при рассмотрении жалоб осужденных исходит из того, что условия содержания под стражей не должны быть строже условий отбывания назначенного судом уголовного наказания. Хотя Россия и ссорится с Европой, но гуманитарные нормы отменять как-то неудобно. В-третьих, сейчас в российских тюрьмах нет человека, которого власть никак не хочет видеть на свободе и ради которого можно наплевать на первые два соображения. Тем более что тот, самый первый законопроект 2008-го, уже был одобрен и Верховным судом, и правительством.

Пересчет — вторая по обсуждаемости в СИЗО тема, после амнистии (третья — УДО, ну надо же во что-то верить). Надежды на амнистию сильно скукожились после последних трех «широкомасштабных», по которым выпустили «беременных пенсионеров». Амнистия к 70-летию Победы обещает быть такой же «широкомасштабной», как и предыдущие, и затронет «социально близких», ну и поэтессу Евгению Васильеву например. Поэтому на пересчет надежды больше.

Особенно правильным и нужным будет пересчет в женских тюрьмах. Законом в России запрещено назначать женщинам наказание, связанное с лишением свободы и отбыванием его в строгих условиях содержания. У мужчин — это колонии строгого и особого режимов. Женские колонии — все — общего режима.

Как известно, следствие у нас длится и год, и полтора, и два. Продлевается оно и продлевается, в связи с «особой сложностью, загруженностью следователя, недостатком специалистов по экспертизам». А уж если дело «экономическое», а женщина попалась боевая и никак не хочет сидеть в тюрьме, и «шибко умная», то следствие для такой отдельно постарается. Обвинительные сказки мы все знаем и научились их читать между строк, отделяя, в чем реально виноват человек, а в чем хочет обвинить его следствие, поскольку у них «статотчетность по особо-тяжу горит» и начальник орет на каждой планерке: «Подать сюда раскрытые особо тяжкие, иначе премии не дождетесь!»

Вот и борется женщина так, что случаются и возвраты в прокуратуру по 237-й (ст. 237 УПК РФ предусматривает возврат дела в прокуратуру для устранения препятствий рассмотрения дела в суде), а то и отмена приговора в кассации (апелляции). И все это время она сидит в СИЗО, то есть в строгих условиях содержания, в тюремных, а по-другому — в «крытке». Без воздуха, солнца и свиданий. Бывает по 5 лет сидят в СИЗО, знаем примеры. Сотрудники СИЗО относятся к таким сидельцам почти как к родным. Привычные, все знают, одна радость с таким контингентом работать.

А оправдательных приговоров у нас практически не бывает, как известно. И вот наступает окончание судебно-следственного процесса. Срок. Этап. А в колонии полгода должно пройти, чтобы только заикнуться об УДО. И никого не волнует, что за плечами 5 лет «крытки» и оставленное там здоровье. И уравнение «5 лет тюрьмы равно 5 годам колонии общего режима» никак не складывается. Поэтому пересчет необходим, чтобы уравнение было правильным по всем правилам — и юридическим, и математическим, и человеческим.

Пользуясь случаем, позвольте передать пламенный привет коммунисту Ширшову.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera