Сюжеты

День пашем, два в уме

Рабочая неделя все короче и короче. Короче, кризис у нас

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 17 от 18 февраля 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Борис Бронштейнобозреватель «Новой»

Рабочая неделя все короче и короче. Короче, кризис у нас

Может ли фирма-однодневка перейти на четырехдневную рабочую неделю? Не может. Ей для этого трех дней не хватит. Переход на четырехдневку — привилегия стабильных предприятий.

Совершить этот мирный переход предлагала нам в прошлом году Международная организация труда. В октябре, еще при хорошей жизни, вопрос изучала Госдума, с одобрением идеи высказывались и мусульманские организации, и РПЦ. Но тогда Россия не была готова к трем выходным. Зато сейчас готова.

Сообщения о переходе предприятий страны на четырехдневную рабочую неделю приходят каждый день. О чем это говорит? О том, что информационные агентства пока еще на четырехдневку не перешли. Иначе такие новости поступали бы с перерывами. А еще это говорит о том, о чем по телевизору всё еще не говорят: о беспощадном кризисе.

Вот перешел на четырехдневку знаменитый завод «Автокран» в городе Иванове, еще недавно работавший во всю Ивановскую. Вроде и заказы у завода есть, но нет на базах металла — и стоп, кран! Рабочим тут задерживают зарплату — санкции, дескать, и неурядицы в банковской системе. Обращайтесь к главному бухгалтеру Евросоюза.

Для сведения бюрократов из Международной организации труда: к задуманной ими четырехдневке мы придем в обход — с другой стороны. То есть сначала дойдем до трехдневки, а потом повернем назад и удлиним рабочую неделю на день. Так, на этом пути уже находится Всероссийский научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт электровозостроения (ВЭлНИИ) в Новочеркасске. Он намерен перейти на трехдневку с 1 апреля. Задача института — можно сказать, бежать впереди электровоза, а электровоз нынче в тупике: Новочеркасский электровозостроительный завод не то что не может обеспечить заказами институт — он и своих-то рабочих в феврале отправил в вынужденный отпуск. Что случилось с заводом? Он, в свою очередь, не получает заказов от РЖД, да еще сотрудничество с ним заморозили французы. Тут уж с претензиями — к главному инженеру Евросоюза.

Читатель, наверное, недоумевает: как это автор потратил уже 1663 знака, но все еще не упомянул КамАЗ? И в самом деле, КамАЗ — индикатор всех советских и российских экономических неурядиц. Благодаря многолетним наблюдениям за вынужденными остановками его конвейера какие-то выводы могут делать уже не только экономисты, но даже метеорологи: «Если КамАЗ в марте простаивает, лето выдастся дождливым…» В марте КамАЗ намеревается перейти на трехдневную неделю, чтобы не сокращать персонал предприятия. Но если объем продаж вдруг увеличится, вернется к уже привычной четырехдневке.

Только бы не наоборот — на двухдневку не свалиться бы. Например, в Красноярском крае Уярский мясокомбинат, предприятие с 80-летней историей, оставив 80 работников из прежних 240, работает лишь два дня в неделю. Это в феврале-то! В феврале, который кто-то когда-то сократил до 28 дней, чтобы перейти на неполный рабочий месяц.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera