Сюжеты

На фоне буровой платформы «Эдвард Григ»

Девиз фестиваля «Баренц спектакль-2015» — «Arctic Take Away»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 17 от 18 февраля 2015
ЧитатьЧитать номер
Культура

Елена Дьяковаобозреватель

Девиз фестиваля «Баренц спектакль-2015» — «Arctic Take Away»

Уличный театр «Da Motus!»
instagram.com/pikenepaabroen

Самое суровое, как объяснили здешние люди, —  не полярная ночь. Хотя «в ближней Арктике», у Баренцева моря,  на границе России и Норвегии,  она длится 40 суток. А среднегодовая температура в норвежском Киркенесе и русском Никеле  — +1 по Цельсию.

Самое суровое — выход из полярной ночи. Начало февраля. Когда солнце уже забрезжило, но тьма валится на городок в 16.00. Тяжкая, как синий суконный занавес из сельского клуба.

Именно в это время 10-тысячный Киркенес, городок шахтеров, рыбаков, краболовов, геологов и нефтяников, старых-битых  российских траулеров  в порту, городок со своей санавиацией и Клубом любителей езды на собаках становится сценой фестиваля современного искусства Barents Spectakel. И (что уж никак не менее важно) местом проведения Киркенесской конференции «Политика-Энергетика-Индустрия-Развитие сообществ на Крайнем Севере».

В 2015 году в лучшем городском отеле «Тунец» (врезанном стеклянным углом  в арктический ветер над стальной водой, черными скалами и снегом гавани) на Киркенесской конференции собрались министр иностранных дел Норвегии Берге Бренде, экс-премьер-министр Швеции Карл Бильдт, губернатор Мурманской области Марина Ковтун, председатель  Норвежско-Российской торговой палаты Лив Моника Стюбхолт, председатель Норвежской ассоциации горнодобывающей промышленности, ректоры университетов из Мурманска и Тромсе — и около 200 топ-менеджеров предприятий арктической зоны Норвегии, России, Швеции и Финляндии.

Это естественно. Киркенес с 1993 года — столица Баренц-региона.  По межгосударственному соглашению России, Норвегии, Швеции и Финляндии эта земля прямой экономической кооперации, пограничье четырех стран включает север Норвегии, земли поморов с Мурманском и Архангельском, Карелию, Коми, Салехард, финский Рованиеми. У нее есть  «руководящий орган» — Баренц-секретариат. И у маленького Киркенеса — большое будущее.

Здесь, в окрестных фьордах,  расцвела новая отрасль норвежской промышленности — аквакультура, разведение лосося на фермах. Здесь будет один из ключевых портов будущего полярного морского транспортного коридора из Европы на Дальний Восток.  Киркенес — столица норвежской части нефтепромыслов в Арктике (вот и на конференции  сообщили о скором спуске на воду технологического чуда  — буровой платформы «Эдвард Григ»).

Наконец, Киркенес с 1990-х годов — точка встречи, модельная площадка взаимодействия Норвегии и новой России. 

При общем алармизме и ожесточении 2014 года, при санкциях и противосанкциях, запрете на ввоз норвежского лосося (а его, напомню, именно здесь и растят), при падении  цен на нефть-газ, главную надежду региона,  при падении вслед за тем не только рубля, но и норвежской кроны, при «гонке демонизаций» — пограничная территория в Арктике кажется райским островом. Полярная ночь здесь есть.  Но вот холодной войны  нету.

В октябре 2014 года в Киркенесе, при участии короля Норвегии Харальда V, премьер-министра Норвегии, министра иностранных дел РФ С.В. Лаврова неделю шли торжества в честь 70-летия освобождения Северной Норвегии Красной армией в 1944-м. Помянули 15 тысяч солдат Карельского фронта, погибших здесь, в провинции Финмарк. И вошедший  в историю норвежской Арктики день в  октябре 1944 года, когда марш-бросок разведвзвода 65-й дивизии (норвежские партизаны позвали наших на помощь) освободил  3,5 тысячи местных жителей, согнанных гитлеровцами в штольню, которую те  собрались взорвать.  

 

И эта неделя встает в длинный, почти тысячелетний ряд  прямого сотрудничества людей и народов здесь, на границе. От вековой торговли норвежских рыбаков и саамских племен Финмарка с русскими поморами – до создания (именно в 2014 году!) «Норвежско-Российского делового журнала», поддержки совместной программы «Молодые предприниматели Баренц-региона», планов создания в Арктике виртуального IT-кластера, который объединит работу программистов России, Норвегии, Швеции и Финляндии.

Даже упертое, в подкорке у российского человека сидящее «нас никто не любит, мы всем чужие» здесь как-то размыто и ослаблено. Да, Россия отказалась от импорта норвежской рыбы, этот рынок оценивался в 1 млрд долларов (впрочем, министр иностранных дел Норвегии сообщил на Киркенесской конференции: в 2014 году общий экспорт рыбы из Норвегии вырос на 12%). Да, в 2014-м товарооборот между странами ощутимо упал. Число пересечений границы на старинном  переходе Борисоглебск — Стурског, в 15 км от Киркенеса, упало за год на 30%.   Санкции заставили норвежские фирмы отказаться от выхода на рынок подземного и подводного бурения РФ (о чем в Киркенесе говорят с большим сожалением). Офис международного Северного совета в Петербурге попал под подозрение как НКО, использующее иностранные деньги (хотя занят Северный совет экологией Арктики, взаимодействием парламентов и правами коренных народов Севера).

 

Все это есть, но Арктический регион  работает  с предлагаемыми обстоятельствами.  Каждый, кажется, на Киркенесской конференции повторил так или иначе, что санкции «носят конкретный и по определению временный характер. Ни Евросоюз, ни Норвегия, ни Россия не заинтересованы в этих мерах».

Торговый представитель РФ в Норвегии Тамара Чернышова говорила о том, что отказ от импорта лосося сочетается с желанием разных регионов РФ, включая Хабаровск и Сахалин, сотрудничать с Норвегией в области технологий аквакультуры. Губернатор Мурманской области Марина Ковтун упомянула (среди множества очень масштабных проектов) об уже идущей реконструкции горнолыжных  курортов в Хибинах «по образцу Сочи», о проработке феерического совместного туристического маршрута Киркенес — Мурманск — Земля Франца-Иосифа — архипелаг Новая Земля — Соловки — Архангельск. Причем (что кажется очень важным — как прецедент) туристы получат право 72-часового нахождения в России без виз.

Фестиваль Barents Spektakel — такое же общее дитя пограничья. Он основан общественной организацией энергичных жительниц Киркенеса «Девушки на мосту» (по названию картины Эдварда Мунка) и многим обязан первому арт-директору Любови Кузовниковой.  Фестивальная команда обновилась. Но у нового арт-директора Андреаса Хоффмана сходные принципы: встряхнуть город на выходе из полярной ночи. Сделать ставку на современное искусство, музыку и разговоры о главном в Transborder Cafe. Соединить художников из четырех стран Баренц-пограничья — и из других уголков мира. Показать лицо рыбацкого, портового, шахтерского города.

И вывести фестиваль на улицу. На заметенную и примороженную «арктическую» площадь.

Barents Festival-2015 открывался в промерзшей промзоне уличным шоу французского театра Beau Geste (в Москве этот танцевальный дуэт человека и экскаватора тоже был на гастролях). В кафе, гостиницах, магазинах, в маленьком клубе моряков — и даже на улице, в сугробах, шли выставки фото и графики. В старых морозильниках, собранных в выставочном зале, мерцало видео: среди участников был, например, известный китайский художник Ли Сяофей, основатель Fei Contemporary Art Center в Шанхае, сделавший проект о единственном в мире предприятии по вылову снежного краба неподалеку от Киркенеса. А в соседнем морозильнике мерцало видео петербургской художницы Ольги Житлиной «Медный всадник» — о женщинах-мигрантках в оранжевых жилетах, самых что ни на есть бедных Евгениях XXI века, метущих площадь под монументом Фальконе… до той поры, пока им не надоедает это делать.

 

Зрители прилетают из Тромсе. Приезжают автобусами из приграничных российских Никеля и Заполярного. Barents Festival — такая же точка сборки региона, как Киркенесская конференция. Часть  медленной, двадцатилетней, кропотливой, абсолютно конкретной – от предприятия к предприятию и от человека к человеку — работы, которая скрепляет пограничье. То самое пограничье, где в 1980-х — какой уж там безвизовый въезд! — по советскому побережью Баренца, меж военных баз и казарм элитных частей, и мышь бы не прошмыгнула.

А норвежцы в те годы так боялись соседства с нами, что выдолбили взрывами в горном массиве на окраине Киркенеса пещеру-бомбоубежище на 10 000 человек.

Сейчас в ней — городской концертный зал.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera