Сюжеты

Концерт для Вари. Картины для Кати. Печенье для собак

У общества есть точки опоры — это люди, способные на самопожертвование

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 18 от 20 февраля 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Наблюдаю в обществе одновременно два процесса: растет количество агрессивных и нетерпимых к чужому мнению людей, и в то же время становится все больше тех, кто помогает друг другу и совершенно чужим людям.

Наблюдаю в обществе одновременно два процесса: растет количество агрессивных и нетерпимых к чужому мнению людей, и в то же время становится все больше тех, кто помогает друг другу и совершенно чужим людям.

В последнее время я все чаще замечаю, что люди, не связанные ни с каким фондом, не просто перечисляют кому-то деньги или ретранслируют чужие просьбы о помощи, а сами организуют что-то необычное, чтобы кому-то помочь. Конечно, одна из главных причин этого феномена — широкое распространение социальных сетей, через которые можно обращаться к большому числу людей, а также организовывать группы и устраивать мероприятия. Однако я вместе с социальными психологами думаю, что основная причина в том, что в мире хаоса, нестабильности, агрессии и войны для многих помощь другим — одна из последних опор, единственная возможность противостоять. Ниже — три примера противостояния. Как минимум…


Пример №1.
Просто есть друзья и посторонние

Варя Щур и ее друзья
vk.com/llasta

У Сони Щур, мамы близняшек, большая задача: собрать деньги на лечение и реабилитацию девятилетней дочки Вари. У Вари врожденное поражение мозга, и как следствие — задержка психоречевого развития. Соня растит Варю и Ганю одна, живет в маленьком закрытом городке Снежинске, где, естественно, не самые обширные возможности для реабилитации ребенка с такими проблемами. Варе рекомендован курс лечения в Китае, но, естественно, это стоит немалых денег, и Соня впервые в жизни попросила помощи у своих друзей. Они перепостили Сонино сообщение в соцсетях, но кроме того, Сонина подруга Полина со своими друзьями провела в феврале «Концерт для Вари» — они спели любимые всеми самые разные старые добрые песни. На концерте было собрано более 80 тысяч рублей. Полина не профессиональный музыкант — просто есть друзья, знакомые знакомых и посторонние, которым нравится хорошая музыка и небезразлична эта девочка.

 

Пример №2.
Фотографии на майку

В конце 2014 года Кате Постниковой, 25-летней красавице, дочери художника Сергея Постникова, поставили онкологический диагноз. Катя на лечении в Израиле. Один день ее пребывания в больнице стоит 50 000 рублей. Друзья Сергея создали группу в фейсбуке «Подари еще 1 день лечения Кате», где художники выставляют на продажу свои картины с условием, что все деньги за них будут перечислены на счет Сергея Постникова. Каждый день в сообществе появляются новые картины, и, что немаловажно, продаются. А «ВКонтакте» создана группа «Поможем Катюше Постниковой!», где друзья Кати и Сергея отчитываются о полученных деньгах, пишут новости о Катином здоровье, собирают для нее приветы и пожелания, пишет там и сама Катя — рассказывает о себе, благодарит за поддержку. Недавно в группе провели замечательную акцию: предложили всем, кто помогает Кате, приехать в студию и сфотографироваться для нее на майку.

 

Пример №3.
Пироги и поэзия

Елена Аносова, журналист, и Елена Ильина, food-блогер, пекут кексы и печенье, одни названия которых тают во рту: медово-имбирное, лимонно-розмариновое и карамельно-овсяное, продают их через фейсбук, а все деньги отдают приюту для бездомных собак и кошек на московской улице Зорге. Акции называются «Купи печенье — спаси кота!», «Купи кекс — спаси пса!». Одна из последних их инициатив — музыкально-поэтический вечер в пользу приюта с участием поэтессы Натальи Кировой, специально для него кулинарные блогеры пекут пироги.

Кстати сказать, многие кулинары не только готовят еду для всяких благотворительных мероприятий, но и, например, проводят в детских домах мастер-классы по приготовлению еды, что для ребят, которые там живут, жизненно необходимо, поскольку в сиротских учреждениях они не получают никаких навыков жизни вне учреждения.


«Скорее, это дополнительная боль»

…А еще я знаю мам, которые регулярно ездят в детские дома общаться и играть с детьми.

А еще я знаю людей, которые ездят к незнакомому мальчику с опухолью мозга и помогают ему учиться ходить.

А еще я знаю людей, которые помогают искать пропавших людей…

И знаю еще многих, многих, многих, кто бросается помогать, когда это нужно, несмотря на собственное часто неблагополучие (допустим, материальное) и отсутствие свободного времени. Никогда не забуду папу четверых детей, который работал на пяти работах и принес деньги в храм, где собирали средства для грузинского мальчика, попавшего в аварию в Подмосковье…

Я спросила друзей и знакомых, как, кому и почему они помогают? Вот что мне ответили.

Анна, маркетолог: «У меня есть две знакомых многодетных малоимущих семьи, которым я отправляю вещи, игрушки, подарки, государство им не помогает. Еще мы относим мелочь по акции «Жизнь — не мелочь», это собирают мои дочки, у них есть специальные емкости для монеток. Мы это делаем просто так, без какой-то особой причины, просто потому, что хотим помочь».

Вадим, программист: «Я автоволонтерил в «Подари жизнь» — помогал на машине: встречал детей и родителей в аэропорту, отвозил подопечных фонда на мероприятия из больниц — деткам нельзя общественным транспортом, потому что там инфекции… Переводил деньги маме больного ребенка, приютил у себя семью, летевшую на лечение в Китай. Пришел к этому, как и многие: после того как с собственным ребенком дважды побывал в реанимации. Лида Мониава как-то написала, что самые активные волонтеры — это родители детей, которые когда-то болели».

Елена, художник-керамист: «Мы с учениками время от времени устраиваем благотворительные ярмарки керамики в помощь фонду «Созидание». Одна из программ фонда — сбор денег на реабилитационный курс детям с ДЦП. Мы помогаем именно этой программе, потому что наши ярмарки приносят примерно 20 000 рублей — это как раз стоимость такого курса».

Елена, журналист: «Я помогаю деньгами фондам, знакомым людям, которые в этом нуждаются, помогаю организовать свой бизнес, запустить проект, выступая инвестором, менеджером или организатором, или оплачиваю часть лечения. Если перевожу деньги фондам, то тем, которые вызывают доверие, или тем, где работают мои личные знакомые, если непосредственно каким-то людям, то тем, кто делает что-то особенное, или чем-то нравится. Участие в благотворительности дает мне ощущение, что я делаю что-то правильное или то, что никто без меня не сделает. В последние полгода ощущение, что ситуация с благотворительностью ухудшилась: у людей изменилась финансовая ситуация — свободных средств нет, а главное — нет спокойного самоощущения».

Мария, предприниматель: «У меня жесткая позиция: я перечисляю деньги только тем, кто действительно что-то меняет, — не адресно, а менеджерам таких проектов, типа Лены Погребижской. Адресно людям я принципиально не помогаю, считаю это вредным, потому что я лично не могу и не хочу тратить время на то, чтобы разобраться, эффективно ли расходуется ресурс. Исключения бывают редко — вот Антону Буслову помогала, потому что он восхищал меня как личность, и там было все понятно. По моим ощущениям, стало больше шума вокруг благотворительности, это не всегда хорошо, но скоро шум отфильтруется».

Владимир, журналист, писатель: «Когда у меня достаточно денег, могу импульсно перечислить в какой-нибудь хороший фонд долларов триста. Вносить каждый месяц по копеечке — не мое. Но в последнее время с деньгами не очень, так что и благотворительности никакой».

Даша, преподаватель английского: «Отдаю одежду туда, где организован сбор, иногда помогаю деньгами, но это реже и адресно. Я никогда не перевожу деньги просто в фонды, но если собирают на лечение или еще на что, я вкладываюсь. Причем хотя я делаю это очень редко, но это обычно несколько тысяч, потому что мне кажется такая помощь более ощутимой. Я помогаю, если меня трогает история, или она как-то лично со мной связана (собирали на лечение девочки и мальчика с моего факультета, например), помогаю, когда верю, что помочь можно. Мне от этого немного лучше на душе, но не могу сказать, что это удовольствие. Скорее, это дополнительная боль, потому что вникаешь в историю, в которой участвуешь. Сама не понимаю, зачем я это делаю».

Мария, актуарий: «Я помогаю в основном фонду «Старость в радость» — время от времени перевожу им деньги, на 9 мая пишу открытки, на Новый год готовлю подарки, сейчас вот подготовила еще подарки для детишек из «Милосердия». Может, я и не права, но мне кажется, что с помощью старикам у нас обстоит дело хуже, чем с детьми, поэтому я и решила помогать фонду «Старость в радость». Делаю это, потому что хочется сделать что-то полезное и кому-то действительно помочь».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera