Сюжеты

Профсоюз нерушимый республик Европы

Представители профсоюзов работают в парламентах стран ЕС. Без согласования с ними не принимается ни одного закона

Этот материал вышел в № 18 от 20 февраля 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина ТимофееваНовая газета

Представители профсоюзов работают в парламентах стран ЕС. Без согласования с ними не принимается ни одного закона

Всеобщая забастовка профсоюзов, Италия, Турин. 2014 год
Simone BERGAMASCHI / Zuma / ТАСС

Знакомый руководитель HR-отдела скандинавской компании недавно пожаловался: «Устал, были тяжелые переговоры с профсоюзами — уволили двух сотрудников». И в ответ на мое удивление уточнил — «в ЕС нельзя прервать контракт с работником без его согласия, согласования с профсоюзом и солидной компенсации». Профсоюзы в Европе посильнее политических партий. Может ли Россия воспользоваться опытом партнеров?

Об этом беседуем с доктором исторических наук, главным научным сотрудником Института Европы Российской академии наук, руководителем Центра проблем социального развития Европы Мариной Викторовной Каргаловой.

— Да, это так. Но профсоюзы в Европе очень разные. Представлен весь спектр политической направленности общества — от левого крыла, объединяющего трудящихся, поддерживающих социалистов и коммунистов, до созданных предпринимателями так называемых «желтых» или «домашних» профсоюзов. Проблемы же, которые им приходится решать, практически одинаковые. На одних предприятиях сильнее один профсоюз. На других — другой.

Финансируются профсоюзы частично государством, местными властями и владельцами предприятия. Члены профсоюза выплачивают ежемесячные взносы — около 1–2% зарплаты.

Для защиты интересов персонала существуют еще так называемые комитеты предприятий. В них работают представители всех профсоюзов, представленных на данном предприятии. Работодатели ведут переговоры именно с комитетом предприятия. Роль профсоюзов достаточно велика. Например, пост заместителя директора предприятия по персоналу по традиции занимает представитель наиболее авторитетного на данном предприятии профсоюза. Уже одно это говорит о том, как считаются в Европе с профессиональными организациями.

Наиболее эффективная фаза профсоюзного движения приходится на период после Второй мировой войны, когда активность народа была на подъеме. Начиная с 70-х годов, с изменением экономической и политической конъюнктуры, это движение пошло на спад, сегодня оно охватывает около 10–15% работающих европейцев. Тем не менее любой человек, работающий на предприятии, может обратиться в профсоюз по вопросам увольнения, повышения зарплаты и т.д. Все эти проблемы решает местный профсоюз и комитет предприятия.

— Почему сегодня европейцы уходят из профсоюзов?

—  После окончания Второй мировой войны под действием общенародного движения в Европе сложилась передовая система социальной защиты трудящихся. Она остается такой до сих пор. Все социальные программы были законодательно закреплены и отлажены. Так что сегодня европейцам не нужно активно бороться за расширение своих прав. В настоящее время вся деятельность профсоюзов, как правило, сводится к тому, чтобы сохранить все, что у них было, защититься от негативных последствий глобализации. Под ее катком рушатся системы социальной защиты, годами сформированные в той или иной европейской стране. Изменились условия ведения бизнеса, изменились даже суммы, необходимые для поддержки нуждающихся. И хотя все государства — члены Евросоюза считают себя социальными, что закреплено в их конституциях, они не в состоянии обеспечить высокий уровень жизни всем европейцам. Особенно это касается Южной Европы — Португалии, Греции, Испании и новых восточных членов Сообщества.

Сегодня стало ясно, что без помощи бизнеса и частного сектора государство не в состоянии поддерживать высокие социальные гарантии трудящимся. Известно, что население Западной Европы в свое время получило название «золотой миллиард». И видимо, не случайно: ведь две трети европейцев относят себя к среднему классу, что говорит само за себя.

— Чем отличается средний класс в Европе и России?

— Уровень жизни европейцев достаточно высок. Средний класс — это собственники квартир, причем на семью приходится не одна квартира и машина, а три-четыре. Жилплощадь отличается от нашей. У моей знакомой итальянской семьи квартиры в Риме и во Флоренции. Я останавливалась у них несколько раз, но так и не смогла понять, сколько у них комнат. Квартира расположена на двух этажах в старинном палаццо.

— Кто в Европе считается бедным?

— Любой трудящийся с доходом менее двух тысяч евро. (Это средняя зарплата в Европейском союзе.) Ему положено пособие и социальные льготы. Причем пособия распространяются на жилье, на питание, образование, здравоохранение. Помню, моя французская знакомая жаловалась — «заболела, а деньги за лекарства вернули только через два месяца». Нам бы их заботы.

— Да, их доходы с нашими не сравнить…

— Как и налоги, которые достигают 40–50% дохода европейца со средним доходом.

— Многие эксперты считают — проблема, которая может обрушить социальную систему Европы, — мигранты.

— Это серьезнейший вызов. В последние десятилетия наплыв иммигрантов в страны Евросоюза стал массовым и зачастую неконтролируемым. Это связано как с увеличившимися потребностями в дополнительной рабочей силе, так и с изменившейся политической обстановкой в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Притягательной силой является и высокий уровень жизни европейцев. Ведь каждый, кто легально проживает на территории 28 стран ЕС, имеет право на все социальные льготы коренного населения. Зачастую претензии приезжих не соответствуют их вкладу в экономическое развитие принимающих стран. В Англии, например, были демонстрации мигрантов, требовавших выплачивать пособия на детей, оставшихся в странах, из которых они приехали.

— Европейцы становятся жертвами демократии?

— В ЕС очень гостеприимно принимали мигрантов. Но некоторые их категории создают большие проблемы. Например, цыганский вопрос, который прямо называют социальной опасностью для Европы. По неофициальным данным, на территории Евросоюза проживает более 10 миллионов цыган. Были приняты специальные законы по их социальной и профессиональной адаптации. Однако они предпочитают вести кочевой образ жизни, перемещаясь в поисках наиболее благоприятных условий. Но работать соответственно своей квалификации, как правило, низкой, они не хотят. Говорят, если будем трудиться, больше 50 евро в день не заработаем. А если потанцуем, погадаем, стащим — меньше 100 евро не получится. Так они и кочуют по Европе. Но не в кибитках, а в трейлерах со всеми удобствами. Останавливаются, где хотят. К этому месту потом — не подойти. Воровство, грязь, пожары, конфликты с местным населением…

В ЕС есть программы строительства социального жилья, которые предназначены для обеспечения оседлости. В Словакии я побывала в городке для цыган, состоявшем из разноцветных четырехэтажных домов со всеми удобствами, оборудованных современной бытовой техникой. Во дворе — современная детская площадка.

Через два-три месяца от этого ничего не осталось. Из квартир вынесли даже ванны и открутили дверные ручки. На детской площадке парковали многочисленные машины. Подобная картина наблюдается и в других странах. Основным доходом большинства цыганских семей являются детские пособия. Причиной же недовольства вплоть до бунтов послужило решение некоторых европейских стран выплачивать пособие только до пятого ребенка.

— Как удается Евросоюзу решать социальные проблемы и поддерживать высокий уровень жизни?

— Вряд ли правомерно утверждать, что Европейскому союзу удается успешно решать социальные проблемы. Доказательством служат многочисленные протестные выступления трудящихся в разных государствах-членах против реформ в социальной сфере. Инициаторами организованных протестов выступают профсоюзы. По их мнению, планируемые реформы пенсионных систем, социального обеспечения, сокращения социальных бюджетов неминуемо приведут к снижению жизненного уровня населения. Демонстрации трудящихся имели место в Италии, Франции, Испании, Германии. Конечно, каждая страна имеет свои особенности. Однако далеко не каждая способна решать свои проблемы на национальном уровне. Многие проблемы переходят на уровень наднациональный. Это требует объединения сил. В данной ситуации существенную роль может и должна играть Европейская федерация профсоюзов, которая объединяет 60 миллионов человек.

Это профсоюзное объединение стало равноправным партнером бизнеса и государственных структур. Его представители есть в законодательных и исполнительных структурах ЕС. В Еврокомиссии, которую практически можно рассматривать как общеевропейское правительство, существуют директораты, занимающиеся сферой интересов профсоюзов. Активно действует Экономический и социальный комитет, Комитет регионов, в которых представлены профсоюзы и бизнес. Без обсуждения в этих комитетах ни одного закона не выносится в парламент для утверждения.

Представители профсоюзов работают в парламентах стран ЕС. Без согласования с ними не принимается ни один закон. Представители профсоюзов входят в состав экономических и социальных советов каждой страны ЕС.

Программы по социальной ответственности бизнеса, создание которых стало непременным условием деятельности каждого предприятия, согласовываются с государством и профсоюзом. В ЕС стремятся развивать профессиональные возможности человека в рамках специальных программ и на различных курсах. Так, существуют две формы профессиональной подготовки молодежи — колледжи и обучение непосредственно на предприятии. Это, кстати, предполагает последующее предоставление рабочего места. То, что у нас называлось наставничество, — опытный профессионал делится опытом с новичком. Сегодня эти программы из-за кризиса сокращаются. Но появилось много новых курсов, проектов, программ.

И не только для молодежи. Например, программа — «Обучение в течение всей жизни», в рамках которой можно получить новую профессию, повысить квалификацию, осваивать новую технику в течение всей жизни, независимо от возраста.

На каждом европейском предприятии заключается коллективный договор между профсоюзом и работодателем. В 2014 году коллективный договор получил статус законодательного. Он считается обязательным для исполнения. За его нарушение наступает не только административная ответственность. Это и потеря репутации предприятия, что очень важно для крупнейших европейских компаний.

— А если профсоюз пошел на сговор с работодателем, кто защитит интересы работника?

— Если работник не получил защиты от профсоюза, он вправе подать жалобу государству и получить от него, например, повышение зарплаты. Такие случаи нередки. Трудящиеся часто выигрывают подобные процессы в суде. Хотя ежегодно в ЕС зарплата работникам повышается от 2 до 4%. Но некоторым этого мало. Однажды в Риме я стала свидетельницей демонстрации. Основное требование — повысить на 15% зарплату. Спрашиваю: «Неужели вы думаете, повысят?» «Конечно, нет. Но хотя бы еще 7% дадут».

В Европе большое значение имеет трехсторонний диалог. Его ведут представители гражданского общества, бизнеса и государства. Любую проблему обсуждают в рамках этого формата уже более 100 лет! Сначала такая форма практиковалась на предприятиях, потом на уровне отраслей, на национальном и наднациональном уровне. В ходе диалога стороны осознают, что в результате растет и репутация, и прибыль предприятия. Не зря же один процент дохода предприятия выплачивается профсоюзам на критическое осмысление предложений бизнеса.

— Какие страны ЕС наиболее защищены в социальном плане?

— Первое место по социальной защите у Скандинавии (Дания, Норвегия, Швеция, Финляндия). Там велика роль государства. Социальные расходы составляют 40% ВВП. В Евросоюзе на социальные программы тратится тоже немало — 25–30% ВВП. Сумма очень приличная. Но кризис сокращает бюджет. Однако сегодня для Европы важно сохранить все социальные завоевания, которые она имеет.

В Германии все четко прописано, в каждой земле свои формы коллективного договора. В Греции доходит до анекдота. Проходят демонстрации — работодатели не хотят платить 14-ю зарплату. Клерки в недавнем прошлом там получали 300 евро за то, что они вовремя приходили на работу. А еще платили машинистам локомотивов за то, что по причине грязной работы им приходится часто мыть руки. Такая социальная защита не доводит до добра.

— Российский бизнес и профсоюзы перенимают европейский опыт?

— Мне приятно, что в России стали привлекать ученых к разработке социальных программ. Так, профсоюз нашей крупной нефтяной компании «Лукойл» использует опыт европейцев. Я знакома с их Социальным кодексом и коллективным договором и могу сказать, что они не уступают европейским аналогам по степени защиты работников. Наши нефтяники обеспечивают отдых, образование, медицинские услуги и даже доплаты к пенсиям работников, чего нет в странах Евросоюза. Но порой случается, что пытаются внедрять европейский опыт, не учитывая особенности и традиции нашей страны. Так, заимствуя форму ведения социального диалога, наши профсоюзы не совсем разобрались в содержании. Была создана Трехсторонняя комиссия и упущен достаточно длительный процесс формирования и развития социального диалога. Получилось, что у нас социальный диалог запущен, а должно быть обоюдное движение навстречу.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera