Сюжеты

Поэт и сын

Перфоманс о Георгии Эфроне в доме-музее Марины Цветаевой

Фото: «Новая газета»

Культура

Арина Меснянкинакорреспондент-стажер

Перфоманс о Георгии Эфроне в доме-музее Марины Цветаевой


Фото: Александр Изотов

Вечером в Доме-музее Марины Цветаевой непривычно много людей. Публика толпится на первом этаже, в выставочных залах. Вход в квартиру поэтессы пока закрыт — там проходит генеральный прогон театрального перфоманса «Дом — всем домам наоборот».

Это уже четвертое представление в рамках проекта «Новоселье, или Домовый дневник Марины Эфрон». Каждое осмысляет отношения семьи Цветаевых-Эфрон с домом №6 в Борисоглебском переулке. На этот раз центральная фигура представления — сын Цветаевой Георгий Эфрон. Самые яркие периоды короткой жизни Эфрона разыгрываются в разных частях дома. Дома, в котором он никогда не был.

«Мальчиков нужно баловать. Им, может быть, на войну придется»— писала Цветаева, когда Мур — так его называли близкие — еще ходил пешком под стол. Это оказалось пророчеством. В июле 1944 года девятнадцатилетний Георгий погиб, сражаясь на белорусском фронте.

В перфомансе историю Эфрона рассказывают в обратном порядке. Сначала громкий голос самого Мура сообщает о смерти матери, потом читается ее предсмертная записка. Зрители проживают вместе с героем его жизнь «наоборот»: слушают, как он читает стихи в гостях у знакомых Цветаевой, наблюдают за его отношениями с первой девушкой Валей. Последние эпизоды посвящены Марине Цветаевой. Вот она берет сына за руку, ведет в просторную детскую, с миниатюрным столиком и стульями. Передвижение Георгия Эфрона по комнатам квартиры сопровождают камеры, в режиме реального времени транслирующие видео на экран проектора в зрительном зале. На экране периодически появляется актриса Софья Донианц, выступая в роли Ариадны, сестры Георгия, а иногда Марины Цветаевой и самого Мура. «Всю жизнь он был довольно печальным мальчиком, но верил в будущее», — говорит Ариадна о брате.


Фото: Александр Изотов

Перфоманс рассказывает историю, у которой есть начало и конец, и, в то же время его финал дает начало полемики. В завершающей представление видеозаписи Майя Левидова, московская знакомая Эфрона, выносит Георгию неутешительный приговор: «молодой, но взрослый», не по годам развитый, высокий, элегантно одетый юноша, он выбивался на фоне остальных детей. Он был очень талантливым, но ненавидел людей, о чем искренне писал в своем дневнике.

С такой трактовкой личности Мура не согласны многие зрители, в том числе, и писательница Наталья Громова:

— С одной стороны, я не знаю в дневниковой литературе ничего подобного по высоте столь страшного самовысказывания. С другой стороны, есть его письма. И там мы видим, как в этом тяжелом молодом человеке начинает рождаться душа.  И душа эта, больная, в последней части своей крохотной жизни вдруг превращается в рефлексирующую душу, которая вспоминает свою несчастную мать, трагедию своей семьи, дает ей оценку.

Несмотря на полемичную концовку, в целом событие удалось. Наталья Шаинян, старший научный сотрудник музея Марины Цветаевой, довольна тем, что между Муром, реальным человеком, и актером была дистанция, которую зритель «заполняет» своим воображением и отношением. О том, что «попытка удалась», говорит и режиссер постановки, студентка ВГИКа Мария Алина.

— Конечная цель проекта — привлечь сюда новых людей, молодую аудиторию, — объясняет автор и продюсер проекта Татьяна Новоселова. Тех, кто, возможно, никогда и не читал Цветаеву, но может заинтересоваться форматом. Я, кстати, провожу социологическое исследование: 70 % людей, которые приходят на перфоманс, никогда раньше не были в нашем музее. Я надеюсь, они придут домой и откроют книжку.


Фото: Александр Изотов

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera