Сюжеты

Митинг памяти Бориса Немцова в Париже

Фото: «Новая газета»

Политика

Юрий Сафроновсобкор в Париже

Что говорили о Путине пятьсот человек, пришедших к Фонтану невинных

Фото: Наталия Сафронова / «Новая»

В Париже сегодня было два митинга. Оба — у Фонтана невинных, в 1-м округе города. На второй митинг остались участники первого, и вместе нас стало человек пятьсот. Были экономист Екатерина Журавская с мужем Сергеем Гуриевым, был Эрве Маритон, один из видных деятелей партии UMP, представители правящей Соцпартии, украинские и российские участники НКО…

Первый митинг — за освобождение украинских политзаключенных — планировался давно, его провели коллективы Euromaidan France и Ukraine Action. О втором —  в память о Борисе Немцове — стало известно вчера; митинг организовали активисты французской правозащитной организации Russie Libertés.

Украинцы требовали освободить Надежду Савченко, режиссера Олега Сенцова, антифашиста Александра Кольченко, историка Александра Чирния...

Украинца Кольченко, взрослого человека, признали гражданином России помимо его воли. Редкий случай в мировой практике. Впрочем, наша страна не скупится на страшные редкости. Особенно в последний год. Ровно год все мы (и Россия, и Европа) живем в новой реальности, и убийство Бориса Немцова — подлый способ заставить это осознать даже тех, кто все еще надеялся на возможность изменить режим Путина — найти в нем человеческое, достучаться до него… Участники сегодняшних митингов уже не высказывали таких надежд.

На первом митинге выступил 83-летний Виктор Файнберг, который с 27 февраля держит голодовку в знак солидарности с Надеждой Савченко. Файнберг выходил на Красную площадь в 1968-м, а потом в наказание прошел через советские психушки... Сегодня Файнберг призывал всех, кто имеет такую возможность, обращаться к лидерам западных стран, которые должны прекратить заигрывания с российским президентом. Файнберг призвал не играть в Мюнхен-1938 с человеком, «который понимает только силу». Диссидент вспомнил Солженицына, который считал, что нет смысла просить о милосердии людоеда, который догрызает свою жертву. Вместо этого нужно предъявлять «людоеду» «жесткие ультиматумы». Это касается и расследования убийства Бориса Немцова, и прекращения войны в Украине… «Иначе завтра террористы при поддержке российской армии возьмут Мариуполь», — говорила Наталия Пастернак, представитель Репрезентативного комитета украинцев во Франции.

Файнберг говорил об опасности Третьей Мировой. 

«Они убили Бориса. Они убивают Надю. Завтра это будут ты и я. Нет Путину. Нет WW III (World War — ред.)», — кричал плакат украинской активистки, понимавшей под инициалами WW как раз Третью Мировую. Конечно, кто-то рассудительный может придраться к излишней эмоциональности заявления, обвинить активистку в «демшизовости», но ведь год с небольшим назад то же самое мы могли бы сказать о тех, кто вышел бы с плакатом о будущей российско-украинской войне. Но вот война идет.

Читайте также:

Акция памяти Бориса Немцова в Москве. ХРОНИКА

«Путин, стреляй мне в спину», — просила молодая женщина с ребенком.

Художник Владимир Титов, который живет в Париже уже почти тридцать лет, напомнил о том, что французы не любят резких формулировок. «Глухих мы называем слабослышащими, слепых – слабовидящими… Войну в Украине конфликтом… Пора прекратить применение обтекаемых формулировок в отношении Путина», — сказал художник и предложил называть российского президента бандитом. Собравшиеся поддержали предложение, долго скандируя это слово и еще одно — более страшное… Хотя причастность Путина к убийству Немцова еще никто не доказал, но для того, чтобы доказать его причастность к войне в Украине, улик должно когда-нибудь хватить.

«Французы, просыпайтесь! Война у наших ворот!», — кричала Мария Титов, жена художника, работница парижского банка. Но французы, в основном, проходили мимо. О войне в Украине много говорят по французскому телевидению, но в митингах против войны французы участия почти не принимают. И почтить память Бориса Немцова пришли французские единицы. Тысячи заняты своими повседневными делами (это же, впрочем, можно сказать и о российской общине в Париже).

Но вот пришел, например, Александр Глосовски, ответственный за связи с общественностью в парижском отделении Соцпартии. Глосовски напомнил о том, что «в сегодняшней России политические убийства сделались обыденными», в стране устанавливается атмосфера страха. «Социалистическая партия Франции, — сказал Глосовски, — сегодня скорбит о Борисе Немцове. Мы высказываем глубокие соболезнования его жене, четверым детям, его матери. Мы надеемся, что вся правда об этом подлом убийстве будет открыта и что убийцы и заказчики, кем бы они ни были, понесут наказание».

Екатерина Журавская и Сергей Гуриев

Выдающийся экономист Екатерина Журавская держала в руках самодельный плакатик «Je suis Boris Nemtsov», ее муж Сергей Гуриев просто держался молча, от предложения организаторов выступить перед публикой вежливо отказался.

Выступил Алексей Прокопьев, глава НКО Russie Libertes, призвал провести международное расследование убийства.

 «Анна Политковская вчера, Борис Немцов сегодня: эти убийства создают тягостное представление о путинской России», — говорил социалист Глосовски.

Все, что говорили о Путине пятьсот человек, пришедших к Фонтану невинных, мы передать не можем. Для таких обвинений должен быть суд. Может быть, когда-нибудь он состоится.

А пока остается проводить очередную акцию памяти. Очередную. Страшное прилагательное в таком контексте.

В Париже очередная акция пройдет на следующей неделе — скорее всего, в день похорон Бориса Ефимовича Немцова.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera