Сюжеты

Мост в вечность

2 марта партия «Гражданская инициатива» разместила на сайте change.org петицию для сбора подписей на имя мэра Москвы с инициативой увековечивания памяти Бориса Немцова

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 22 от 4 марта 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

2 марта партия «Гражданская инициатива» разместила на сайте change.org петицию для сбора подписей на имя мэра Москвы с инициативой увековечивания памяти Бориса Немцова


Фото: Евгений Фельдман / «Новая»

«Гражданская инициатива» просит мэра в ускоренном порядке переименовать одну из улиц Москвы в улицу Бориса Немцова (или назвать его именем новую улицу), переименовать Москворецкий мост в Немцовский, а также установить памятный знак на месте гибели Бориса Немцова.

Андрей Нечаев, председатель партии «Гражданская инициатива», начавшей сбор подписей за переименование моста, установку памятного знака и название новой или существующей улицы именем Бориса Немцова, объясняет, почему партия выступила именно с такой инициативой: «Не то чтобы я был категорически против памятника, но мы предложили идеи, которые нам кажутся наиболее адекватными. Памятник — дело рискованное: он не всегда хорошо отражает образ человека, кроме того, не очень понятно, где его ставить». Андрей Алексеевич считает, что шансы на успех у их инициативы есть. «Мне кажется, вероятность установки знака весьма высокая, переименование улицы — чуть сложнее, а у идеи с мостом есть противники, которые считают, что старые названия вообще нельзя менять, но и очень много сторонников. Многие люди предлагают просто называть его Немцов мост, если власть не поддержит эту идею».

Из текста петиции следует, что ее авторы считают крайне важным, чтобы улица Немцова появилась в Москве как можно скорее, несмотря на то что есть установленный законом срок в 10 лет, который должен пройти с момента смерти человека. «Мы считаем, что это чрезвычайная ситуация, когда был убит крупный политический деятель, — говорит Нечаев. — Даже сам президент назвал это убийство политическим, и очевидно, что таковым оно и является. Мне кажется, что в данном случае можно сделать исключение».

О юридической стороне вопроса рассказывает Елена Чернова, юрист. «Действительно, в статье 9 московского Закона «О наименовании территориальных единиц, улиц и станций метрополитена…» сказано, что присвоение имен, фамилий известных жителей Москвы, граждан России и иностранных граждан может производиться по истечении 10 лет со дня смерти указанных лиц, однако там же оговаривается, что возможны исключения, если такое присвоение рекомендовано президентом РФ и мэром Москвы. Также должно пройти 10 лет, прежде чем будет установлена мемориальная доска. А вот в отношении памятников закон такого срока не требует».

Случаи, когда по инициативе властей в Москве при назывании улиц не соблюдался установленный законом десятилетний срок, были: Большая Коммунистическая (до революции — Большая Алексеевская) была переименована в улицу Солженицына в августе 2008-го, буквально сразу же после смерти Александра Исаевича; именем Кадырова назвали новую улицу в Бутове через три месяца после гибели чеченского президента, через два месяца после смерти Уго Чавеса в его честь переименовали Проектируемый проезд № 5509. Заметим в скобках, что закон, устанавливающий в Москве порядок наименования улиц, — местный, в других регионах свои правила — вероятно, поэтому в России уже насчитывается 9 улиц Путина.

 

Будет ли памятник?

Лев Лавренов, председатель комиссии Мосгордумы по монументальному искусству, профессор Российской академии архитектуры и строительных наук, заслуженный архитектор РФ, говорит, что пока в Мосгордуму не поступила заявка на установку памятника, комиссия по монументальному искусству ничего не рассматривает. Когда такая заявка будет, ее рассмотрит Москомархитектура, комиссия по охране памятников истории и культуры — чтобы решить, можно ли ставить памятник там, где предлагается; затем будет рассматривать департамент культуры, только после этого все документы приходят в комиссию по монументальному искусству. По словам Льва Николаевича, подать заявку может кто угодно, количество подписей под ней не увеличивает шансы на ее удовлетворение.

На вопрос о том, должен ли пройти определенный срок после смерти человека, чтобы был установлен памятник, Лев Николаевич отвечает отрицательно и говорит, что решение зависит от других факторов: «Во-первых, от значимости человека — если фигура неоднозначная и есть какие-то сомнения, то это откладывается на два-три года: когда страсти улягутся, тогда и будем рассматривать. Например, Мстислав Ростропович — личность определенная, известная, никаких возражений против установки ему памятника не было, мы сразу рассматривали эту возможность, и спустя года полтора уже стоял памятник. Во-вторых, мы изучаем вопрос о целесообразности, о месте предполагаемого размещения. И третий, самый важный фактор — кто финансирует данный памятник? Если финансирование отсутствует, то мы такие заявки не рассматриваем».

О личном отношении к установке в ближайшее время памятника Борису Немцову Лев Николаевич говорит так: «Я сомневаюсь, что должен быть памятник. В крайнем случае — поставить на мосту на месте убийства доску, где будет написано, что там произошло. Ставить памятник только потому, что убили, — нецелесообразно. Надо спокойно обсудить значимость человека, для этого должно пройти какое-то время, чтобы улеглись страсти».

P.S. Редакция пока не получила комментария из мэрии Москвы. Как только будут даны ответы на заданные нами вопросы, мы их незамедлительно опубликуем.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera