Сюжеты

«Наград много, а толку мало»

Последний на 15 населенных пунктов фронтовик, кавалер ордена Славы, брошен в глуши на произвол судьбы

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 23 от 6 марта 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Георгий Бородянскийсобкор по Омской, Томской и Тюменской обл.

Последний на 15 населенных пунктов фронтовик, кавалер ордена Славы, брошен в глуши на произвол судьбы

Николай Иванович Корнеев — последний на территории Карбызинского поселения и окрестностей представитель поколения победителей. На 15 населенных пунктов — он единственный ветеран Великой Отечественной войны. А четыре с лишним года назад, когда приезжал я в эти «Сказочно-гиблые места» («Новая», №132, 2010), их тут оставалось пятеро. И казалось тогда, они будут жить еще долго. Старики в эпической глухомани — под стать несгибаемым реликтовым соснам: даже тем, кому было под 90, хватало сил терпеливо, по-солдатски, сносить все тяготы.

А о том, что положено им благоустроенное жилье, большинство даже толком не знали. Приходили какие-то люди из жилкомиссии, что-то замеряли, после чего выносили приговор: «Ну, дед, ты нормально живешь». Их жилплощади были даже выше нормы, а оплывшая льдом колонка метрах в ста от ворот, туалет, заметенный снегом, не брались в расчет. Может, если бы дали им 18 кв.м тепла, то еще несколько лет пожили бы по-человечески?

Двое точно могли еще пожить. Михаил Яковлевич Кузмин, получивший под Старой Руссой осколочное ранение и медаль «За отвагу» (его батарея подбила 20 немецких танков), два года назад поскользнулся и подняться не смог. Пока пришли на помощь соседи, долго пролежал на мерзлой земле (дело было в марте — на севере области снег еще не сошел). Не проходят даром такие падения в 90 лет…

Однофамилица его и односельчанка Надежда Романовна Кузмина — ветеран тыла, ждала в гости племянника, расчищала снежный занос у ворот. Тоже ноги подвели: упала, а мороз был за 30. Сердце остановилось. Ей было 94 года.

А Николаю Ивановичу, когда мы познакомились четыре года назад, — 85 было. Рослый, мощный, выглядел Корнеев лет на 20 моложе, хотя первая группа инвалидности у него с войны. Три осколочных ранения, самое тяжелое — в голову, полтора года в госпиталях. «Хорошо было, — рассказывал, — служить в разведгруппе: возьмешь фрица в плен, притащишь его на плече и неделю отдыхаешь — освобождают от хозяйственной работы, от строевой».

За одного из «языков на плече» получил орден Славы. «Видно, ценный попался кадр — нам не докладывали…» А всего у него за войну — 15 орденов и медалей, в том числе «За отвагу», и стопка грамот — за мирные времена: 30 лет управлял отделением большого хозяйства (больше 10 тысяч голов скота).

— Наград много, а толку мало, — говорит Николай Иванович. — Когда были помоложе, родина в нас нуждалась, а сейчас кому мы нужны?

Он у власти никогда ничего не просил. Обходились они с супругой Марией Борисовной без соцработников: сил на себя хватало. Тяжело стало, когда она заболела — да так, что вставать уже не могла. Пришлось старому солдату стать медбратом: полтора года не отходил от нее, хотя к тому времени сам уже ходил с трудом. Фельдшерского пункта в Михайловке нет, а из социального ведомства к ним ни разу никто не заглянул.

Замолвил слово за них перед новым главой района Вячеславом Девятериковым правозащитник, инвалид по зрению, депутат Муромцевского райсовета Дмитрий Щекотов (сам он живет в селе Курганка, 42 километра от Михайловки). Специально приехал в райцентр, чтобы рассказать главе о жизни здешних ветеранов Великой Отечественной. Тот вспомнил Николая Ивановича: работали вместе в лесхозе. Обещал позаботиться…

— Да, приезжал он к нам как-то раз, — говорит ветеран. — Посмотрел, как мы живем, и уехал.

Сам по себе приезд в Михайловку такого начальства — событие для нее историческое: из прежних руководителей района никто сюда ни разу не приезжал, по крайней мере, в последние 20 лет: для иномарок маршрут рискованный, мы на яростном щекотовском «уазике» чудом одолели его.

Но ни по знакомству, ни по закону (№195-ФЗ «Об основах социального обслуживания населения…») помощи Корнеевым после визита районного главы не последовало.

Два года назад похоронил Николай Иванович жену, и с того времени, говорит, ждет, когда и его «Господь приберет». Сильно сдал после ее ухода — сохранил только чувство собственного достоинства: ни у кого ничего не просит и не жалуется ни на что. В этом году ему исполнится 90.

— Племянница приходит ко мне — помогает. Она неподалеку живет: воды принесет, печь затопит. Я-то уже из дома не выхожу — ноги парализованы, лежу в основном.

А соцработника Николаю Ивановичу так и не назначили. «Да и не надо мне уже никого: дожить только до Дня Победы».

На днях Дмитрий Щекотов направил заявление прокурору Муромцевского района о том, что «инвалид первой группы, участник Великой Отечественной войны Н.И. Корнеев брошен на произвол судьбы». Правозащитник просит, чтобы прокуратура изучила условия его жизни и предписала социальной службе обеспечить Корнееву постоянный уход на дому, как положено по федеральному закону (а не просто выделить соцработника на час-два в день). Плюс к этому закон обязывает проводить раз в месяц комплексное медицинское обследование ветерана, и главное — он имеет полное право, по мнению заявителя, на получение благоустроенного жилья.

Ответ прокурор должен дать в течение месяца. Дождаться бы…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera