Сюжеты

Оксана ДМИТРИЕВА: «В партии побеждает тренд на маргинальный популизм»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 24 от 11 марта 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Елена Масюкобозреватель

Заместитель руководителя фракции «Справедливой России» в Госдуме Оксана Дмитриева в интервью «Новой газете» рассказывает о партии, которую избиратели на последних выборах в Госдуму считали оппозиционной


РИА Новости

В начале марта президиум центрального совета «Справедливой России» отстранил Оксану Дмитриеву от руководства региональным отделением в Санкт-Петербурге, затем на внеочередной отчетно-выборной конференции место Дмитриевой — лидера петербургских эсеров — занял Олег Нилов.

Сегодня заместитель руководителя фракции «Справедливой России» в Госдуме Оксана Дмитриева в интервью «Новой газете» рассказывает — о партии, которую избиратели на последних выборах в Госдуму считали оппозиционной.

 

— Оксана Генриховна, в своем Twitter вы написали: «Я, безусловно, покину партию «Справедливая Россия», но хотела бы дождаться мотивировочного заключения о моем исключении». Но вместе с тем «Справедливая Россия» заявила, что «Дмитриева нужна партии для работы на федеральном уровне». Получается, что «Справедливая Россия» не собирается вас исключать из своих рядов?

— Они запутались в легендах. С одной стороны, они хотят опорочить и облить меня грязью, с другой стороны, поскольку мой уход вызывает справедливое возмущение у многих членов партии и у избирателей, которые за меня голосовали, — придумывают эти легенды.

— То есть вы все равно думаете, что они от вас избавятся?

— Я в любом случае уйду.

— А если они будут ждать вашего заявления?

— Значит, будет мое заявление, и они исключат меня по личному заявлению.

— А вам не жалко уходить из партии, которая во многом держалась на вашем авторитете?

— Безусловно, я считаю, что «Справедливая Россия» в первый раз сумела преодолеть барьер на федеральном уровне во многом благодаря мне и той позиции, которая формулировалась на дебатах и в предвыборной программе (на выборах 2007 года партия впервые пробилась в Госдуму.Е. М.). И второй раз (2011 г.), конечно, сыграл решающую роль имидж профессиональной оппозиции, когда мы получили на выборах 2011 года 13% в целом по стране, не говоря уже о Петербурге, где было значительно больше голосов.

Маргинальность, взятая за основу

— В последние несколько лет в партии фактически побеждает тренд на маргинальный, эпатажный популизм с желтизной. Я считала необходимым сделать «Справедливую Россию» партией социально ориентированных профессионалов, отстаивающих интересы реальной экономики, социальные права граждан. Еще осенью 2013 года на съезде партии я говорила, что линия партии абсолютно непоследовательная, что партия все время качается на маятнике. Не просто раскачивает маятник, а качается на маятнике: то в сторону ультраэпатажного радикализма, то в сторону конформизма и соглашательства. Нет последовательной, взвешенной, обоснованной позиции и стратегии.

Уже давно, после выборов, пошла эта тенденция, которую я сейчас называю «Черный ворон против антикризисной программы».

(В мае 2014 г. заместитель руководителя фракции «Справедливой России» Олег Нилов на заседании Госдумы исполнил казачью народную песню «Черный ворон» — о борьбе воина со смертью, которая принимает образ черного ворона. Олег Нилов спел «Черного ворона» в ответ на победу Кончиты Вурст на «Евровидении». «Наши песни не нравятся, не нравятся наши девушки, потому что у них есть коса, но нет бороды. Сегодня этим темным силам в образе черного ворона я бы хотел посвятить маленький куплет», — сказал Нилов, предваряя свое вокальное выступление на трибуне Госдумы. — Е. М.)

 

— А в чем выражается маргинальность сегодняшней «Справедливой России»?

— Это бесконечные эпатажные попытки пиара, прикрытие иногда соглашательской, иногда непоследовательной позиции «желтыми» инициативами — то по поводу сексуальных домогательств, любви, дружбы, то по поводу запрещения футбола в Чечне, то по поводу каблуков, то по поводу поставки оружия странам Карибского бассейна, что вообще недопустимо из уст государственного человека, депутата Государственной думы. Эти эпатажные законопроекты, которые никогда не могут быть реализованы, а рассчитаны только на пиар, либо вообще какие-то выходки в виде заявлений, которые тоже дают большое количество упоминаний, но производят абсолютно дикое впечатление, и, главное, полностью дискредитируют оппозицию.

(Вот те инициативы депутатов-эсеров, о которых говорит Оксана Дмитриева:

— Ноябрь 2013 г. Олег Нилов предлагает запретить на Северном Кавказе футбол: «Футбол на Северном Кавказе постоянно провоцирует хулиганские действия со стороны болельщиков. То арбитр не такой, то флаги сжигают, то болельщики камнями друг друга забрасывают. Может, нам не нужен такой футбол?»

— Март 2014 г. Олег Нилов внес законопроект о дополнении Административного кодекса статьей за домогательство: «Если женщина говорит, причем неоднократно: «Прекратите ко мне обращаться, делать такие предложения», а мужчина будет продолжать эти действия, это будет фактом совершения правонарушения. Тем более когда это касается девушек, девочек. Почему на это до сих пор закрывают глаза? Может быть, это лобби защищает своих?»

— Июнь 2014. Олег Михеев предлагает запретить продажу кед, балеток и обуви на высоком каблуке: «Порядка 40% взрослого населения страдает плоскостопием. Раньше от неудобной обуви страдали в основном женщины, поскольку львиную долю осложнений вызывают высокие каблуки-шпильки, ношение которых приводит к развитию поперечного плоскостопия, бурситам, невромам, деформациям и прочим осложнениям. Но теперь в группу риска попадают и мужчины. Модные кеды, лоферы, мокасины без каблука — тоже опасны для здоровья. В такой обуви не поддерживается продольный свод стопы, результат — плоскостопие, деформация мышц голени, варикоз нижних конечностей, хроническая венозная недостаточность».

— Февраль 2015 года. Олег Нилов предлагает поставки российского оружия на Карибы в ответ на законопроект Конгресса США о военной помощи Украине: «Я считаю, что мы должны подготовить ответный законопроект о том, чтобы поставлять возможное оружие странам Карибского бассейна. Такие ответные шаги, я думаю, остановят желание заполонить оружием Украину». — Е. М.)

 

— Вы говорите, что в Думу вносят маргинальные законопроекты, а депутат Нилов по поводу неоднозначных законопроектов сказал так: «Законопроекты, которые я предлагаю, иногда действительно находятся чуть-чуть за гранью нормального процесса законотворчества. Но чтобы основная концепция закона была услышана и воспринята, туда иногда добавляется дополнительный пиаровский окрас, на который обращают внимание журналисты, общество и те, от кого зависит дальнейшее прохождение этого закона».

— На самом деле это абсолютно вредная вещь. Нилов — символ этого маргинального, популистского направления. Плохо проработанные и не подлежащие реализации законопроекты — это дискредитация хороших и правильных идей. Рассмотрим, к примеру, последний законопроект господина Нилова о прогрессивной шкале налогообложения.

Частично его законопроект был дословным переписыванием отдельных кусков моего законопроекта о прогрессивной шкале налогообложения, который мы внесли в 2010 году и который был отклонен.

Наш закон по прогрессивной шкале был просчитан, там был необлагаемый минимум, там была предложена такая шкала, чтобы компенсировать сокращение поступлений от наименее обеспеченных слоев населения. В законопроекте Нилова ничего этого не предполагалось. За время, прошедшее с 2010 года, в закон о подоходном налоге были внесены новые статьи, касающиеся налогообложения доходов от ценных бумаг, поэтому переписывание дословных формулировок из моего закона от 2010 года в новом законодательном контексте означало освобождение от налогообложения всех доходов от сделок с ценными бумагами, недвижимостью, акциями и долями.

Такое впечатление, что текст закона Нилова компилировали олигархи и финансовые тузы: идея прогрессивного налогообложения вроде как есть, а самого налогообложения нет. Вот такая законодательная профанация, зато много шуму.

Когда я была еще связана партийной дисциплиной, вынуждена была тогда сказать на комитете, что мы за идею по прогрессивному налогообложению, но ко второму чтению мы должны его кардинально переработать. Не исключаю, что противники прогрессивного налогообложения вполне могут впоследствии этим воспользоваться, так же как они воспользовались идеей налога на роскошь, и приняли законодательство в таком виде, чтобы владельцы элитной недвижимости и сверхдорогих транспортных средств по факту дополнительно ничего не заплатили.

 

Партайгеноссе


РИА Новости

— А как на происходящее с вами реагирует Сергей Миронов, председатель партии?

— Он идеолог всего этого процесса.

— Идеолог того, как партия себя ведет, или идеолог того, чтобы вас убрать?

— Идеолог и того, как партия себя ведет, и организатор того, как меня убрать. То есть он во главе этого процесса.

— А почему у него так изменилось к вам отношение? Ведь во время президентских выборов 2012 года он в случае своей победы собирался сделать вас премьер-министром?

— Эта формулировка добавляла ему очков, вот и все. Это не отношение, а использование моей репутации, моего потенциала.

— Тогда вы это понимали?

— В 2012 году, после предыдущего избирательного цикла, я все-таки определяла социально-экономическую позицию фракции, я определяла те законы, которые вносились от фракции. Поэтому тогда это предложение Миронова было логичным.

— Был у вас с Мироновым разговор о вашем уходе из партии?

— Последний раз, 24 февраля, он сказал: «Вы, пожалуйста, пишите заявление о добровольном сложении полномочий с поста председателя регионального отделения». Я сказала, что писать его не буду. Потом спросила:

«Вы понимаете все последствия этого шага?» Он говорит: «Да, я прекрасно понимаю». — «А вы понимаете, что я уйду?» — «Да, я прекрасно понимаю». — «Понимаете, что партия маргинализируется, что она теряет тот потенциал, который был, что партия уже не может считаться профессиональной оппозицией?» Он ответил: «Да, я понимаю».

— В последние годы у Миронова изменился стиль руководства «Справедливой Россией»?

— Изменились персоналии, которые определяют курс. Сменились руководители многих региональных отделений. Ведь тот разгром, который сейчас у нас в Петербурге, он же до этого был и в других регионах.

— Вы ожидали, что вас могут отстранить от руководства региональным отделением партии в Санкт-Петербурге?

— В общем, ожидала, да.

— А почему выбор пал на Олега Нилова? Это потому, что он уже был в свое время (2007—2011 гг.) руководителем фракции в Заксобрании Петербурга?

— Да, в свое время он был. Он тогда ушел, потому что были плохие электоральные результаты.

— Вы с коллегами раскритиковали «План первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности в 2015 году», разработанный правительством России, и отправили свои предложения президенту Путину. Есть уже какой-то ответ из Кремля?

— Пока нет.

— Не могла ли ваша критика этого правительственного плана стать причиной того, что партия решила от вас избавиться?

— Я думаю, что не из Кремля здесь исходит инициатива. Есть опасность внутрипартийной конкуренции, причем на федеральном уровне. Это делается, чтобы избежать конкуренции внутри партии.

— А внутрипартийная конкуренция — это между вами и Мироновым?

— Да, я думаю, да, между двумя стратегиями развития партии, которые условно можно обозначить как «профессиональная альтернатива» и «маргинально-эпатажный популизм».

— То есть по большому счету Миронов убирает своего главного конкурента.

— Да, по факту подавляются позиции «профессионалов», конструктивной оппозиции. В какой-то степени здесь играет роль еще и Смольный, потому что господин Полтавченко и его администрация, конечно, хотели бы видеть гораздо более послушного человека и менее популярного во главе регионального отделения «Справедливой России». Но я не понимаю, что они тут выигрывают, потому что я все равно из города никуда не уеду, и я все равно остаюсь депутатом Государственной думы.

 

«Не могу себя представить ни со "Справедливой", ни с "Единой Россией"...»


РИА Новости

— В следующем году выборы в Госдуму. С кем «Справедливая Россия» пойдет на эти выборы? И будет ли на этих выборах позиционировать себя как оппозиционная партия?

— Это уже вопрос к «Справедливой России». Для меня эта страница перевернута.

— Вы уже не считаете себя членом «Справедливой России»?

— Нет, я и внутренне не считаю себя членом этой партии. Конечно, я остаюсь во фракции, потому что по нашему законодательству из фракции невозможно уйти. Я была лидером списка «Справедливой России», поэтому, естественно, я буду выполнять свои депутатские обязанности до конца избирательного цикла, до конца созыва. Но в будущий избирательный цикл я абсолютно точно со «Справедливой Россией» не пойду.

— А на следующих выборах, например, с «Единой Россией» вы себя можете представить?

— Нет, не могу.

— Вы говорили, что будете реализовывать новый перспективный политический проект. Но в нынешних российских условиях зарегистрировать партию крайне трудно, не говоря уже о том, что на это нужны очень большие деньги. Как вы планируете реализовывать ваш проект?

— В свое время мы создавали (и она функционировала в течение нескольких лет) Партию развития предпринимательства, которая была потом преобразована в Общественную организацию развития предпринимательства. Она существует до сего времени и имеет отделения в более чем 50 регионах. Она может быть достаточно легко преобразована в политическую партию, может быть, даже с измененным названием.

Другое дело, я полагаю, что на выборы нужно идти большим, крупным блоком, в зависимости от того, будут разрешены блоки или не будут разрешены блоки на будущих выборах. Должна быть достаточно большая коалиция социально ориентированных партий, ориентированных на поддержку реальной экономики, тех, кто предлагает стране альтернативный социально-экономический курс. И при этом это должна быть коалиция, которая четко придерживается демократических прав и свобод, выступает за честные выборы не на словах, а на деле. Понятно, что это должен быть некий конгломерат уже существующих партий. Как это будет юридически оформлено — ну это как раз предмет продумывания деталей этого политического проекта.

— А вы успеете все это сделать до выборов 2016 года?

— Я думаю, да, времени достаточно, чуть меньше двух лет, достаточный срок.

— Возможен ли вариант, что вас пригласят на работу в правительство. И тогда весь этот скандал с уходом из партии, все ваши политические проекты просто уйдут в песок.

— Я понимаю, что сейчас у страны большая востребованность в альтернативном финансово-экономическом курсе. Если мне будет предложена должность экономического вице-премьера с правом замены и формирования министров финансово-экономического блока и эта позиция позволит мне реализовывать этот курс и мне будет дан карт-бланш, то — да, я готова. Что касается моего политического проекта, то я же не одна. Тогда тем более для обеспечения этого нового финансово-экономического курса нужно политическое обеспечение в виде партии или блока.

P.S. Олег Нилов — о работе Оксаны Дмитриевой в «Справедливой России» и о ее новом политическом проекте:

«Я считаю, что в партийном строительстве деятельность Оксаны Дмитриевой непрофессиональна. Во многих вопросах, бюджетных, экономических, финансовых, — да. В вопросах партийного строительства — непрофессиональная работа. <…> У нас в партии можно заниматься общественной деятельностью. Я, например, много лет возглавлял Федерацию фигурного катания в Санкт-Петербурге…»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera