Сюжеты

Сезон феномена

Послеолимпийская зима оказалась традиционно богата на сенсации, но и на этом фоне конькобежец Кулижников — вне конкуренции

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 24 от 11 марта 2015
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Владимир Мозговойобозреватель «Новой»

Послеолимпийская зима оказалась традиционно богата на сенсации, но и на этом фоне конькобежец Кулижников — вне конкуренции

Павел Кулижников — новая звезда конькобежного спорта
РИА Новости

Феномены в спорте порой появляются словно бы из ниоткуда, из почти полной безвестности. Это после кажется, что выход переписавшего все рекорды суперчемпиона на мировую спортивную арену был совершенно естественен и даже предопределен, но до сих пор алгоритм явления не выявлен. Слишком много должно сойтись факторов, чтобы известный только специалистам спортсмен с необычайной легкостью и, казалось бы, ни с того ни с сего становится абсолютным лидером — причем в том виде, где и без того лидеров хватает.

Я про коньки и про 20-летнего Павла Кулижникова, который в дебютном сезоне за полгода первенствовал на 10 этапах Кубка мира, в Херенвене на знаменитом «Тиалфе» стал чемпионом мира на дистанции 500 метров с рекордом для равнинных катков, а в начале марта безоговорочно выиграл спринтерское многоборье на чемпионате мира в Астане. Королевскую «пятисотку» в российские времена на чемпионатах мира на отдельных дистанциях вообще никто с золотыми секундами не заканчивал, а спринтерское многоборье в последний раз выигрывал Сергей Клевченя 18 лет назад.

И никаких признаков возрождения вроде бы не было: времена, когда имена наших конькобежцев-спринтеров были на слуху у всей страны и всего мира, относились еще к той стране, которой давно нет. Великих Евгения Гришина и Валерия Муратова помнят разве что те, кому за 50. В сравнительно недавние годы отдельные успехи не могли вернуть и малую толику той популярности, которой обладали коньки, и в первую очередь спринт — вид, с которым по концентрированности, бритвенной остроте и взрывной энергетике может сравниться разве что спринт легкоатлетический. А коньки, особенно в их нынешнем «космическом» оснащении, требуют еще и филигранной технической отточенности.

В олимпийском Сочи на «Адлер Арену» я ходил ровно до тех пор, пока не утратил надежду увидеть что-то другое, кроме дежурных побед невероятных голландцев. Они взяли 23 медали из 36 возможных, на двух спринтерских дистанциях у мужчин отдали всего одну награду — естественно, не золотую, а олимпийский чемпион на «пятисотке» Михел Мулдер добавил еще и бронзу на «тысяче». О том, чтобы победить таких «летучих» в ближайшем будущем (а ведь оставались и канадцы, и американцы, и немцы, и японцы), можно было только мечтать.

В Астане на спринтерском чемпионате мира на новом ледовом овале «Алау» стартовую «пятисотку» Мулдер бежал с Кулижниковым, и недавний юниор из Коломны сделал чемпиона как мальчика — я глазам своим не мог поверить. Такого изумительного по технике бега, такой легкости и одновременно скоростной мощи просто неоткуда было у нас взяться! Потом Кулижников взял бронзу на «тысяче», а во второй день вовсе с блеском выиграл обе дистанции, привезя ставшему вторым в общем зачете голландцу (а кому же еще?) Хейну Оттерспееру больше балла, что по конькобежным меркам отрыв невероятный. Большего отрыва удавалось достичь только легендарному Эрику Хайдену и почти четверть века назад — знаменитому Игорю Железовскому.

Самодовольства не наблюдалось, но и трепета перед грозными именами соперников не чувствовалось вовсе, вроде как для Кулижникова обыгрывать фаворитов — обычное дело. Раньше побеждали голландцы, а теперь мы, потому что тоже умеем, — примерно так высказался тренер Павла, серебряный призер Олимпиады-2006 Дмитрий Дорофеев (если кто помнит — тот самый, кто на церемонии открытия нес флаг российской делегации). Напряженные тренировки, грамотная подводка к главным стартам, правильная тактика — все эти важные и даже краеугольные вещи, о которых говорил Дорофеев, далеко не всё объясняют.

 

Не объясняют феномена. Может, объяснения и нет, в принципе. Конечно, если бы по соседству с Кулижниковыми в Коломне не построили конькобежный центр; если бы переехавшая из Воркуты семья не отдала 12-летнего разносторонне развитого Пашу «в коньки»; если бы у него не хватило терпения заниматься «скучным» по сравнению с другими видом спорта; если бы его грамотно не вели тренеры; если бы не пришли успехи на Спартакиаде учащихся…

Было и еще одно «если бы…», только с противоположным знаком. Олимпиада-2014 могла открыть миру феноменального спринтера, которого мои коллеги успели окрестить «конькобежным Усэйном Болтом», но будущий чемпион в прошлом феврале еще только заканчивал отбывать двухлетнюю дисквалификацию. За конкретное разгильдяйство: в трактовке самого Павла, он выпил «не тот» энергетический напиток. Обнаружившийся в нем метилгексанамин страшным грехом не считается, под запрет попадает разве что в соревновательный период, а это как раз был победный для Кулижникова юниорский чемпионат мира в Японии.

Далеко не все штрафники, кого ловят в юном возрасте, остаются в спорте, еще меньше тех, кто способен подняться. Какая разница, злонамеренным было нарушение или по-детски глупым, — наказание есть наказание. Кулижникова не бросили, крест на нем не поставили. Кажется, он ни дня не сомневался, что вернется, и, вместо того, чтобы сойти с круга, два года вкалывал и наматывал круги. Возвратился абсолютно «чистым» (его как «бывшего» продолжают проверять с особым тщанием), поумневшим и готовым удивить конькобежный мир. О нем по понятным причинам успели забыть, эксперты весной прошлого года эту фигуру даже на горизонте не видели, и к осеннему появлению Кулижникова, взорвавшего умиротворенную тишину послеолимпийского сезона, никто не был готов.

Естественно, восторг выражали с оглядкой. Норвежец Эспен Хваммен вообще еще в начале сезона заявил следующее: «Система не работает, если бывший «допер» может вернуться через два года и наслаждаться победами». Еще бы: действительно «из ниоткуда» возникает не просто конкурент, а юнец с пятном в биографии, который с ходу выигрывает 7 из 10 «пятисоток» на этапах Кубка, становится чемпионом мира и вот-вот может забрать сразу три «Хрустальных глобуса», включая самый главный. Что-то здесь нечисто: история конькобежного спорта ничего подобного не знала.

Так Кулижников от трудных вопросов и не отмахивается, ведет себя обезоруживающе открыто — как человек, которому нечего скрывать. Выдающиеся спринтеры, которых он подвинул с пьедестала и чьи рекорды Павел может побить в ближайшем будущем (включая семилетней выдержки рекорд канадца Джереми Уотерспуна на «пятисотке»), удивления не скрывают, но в справедливости успехов новой звезды не сомневаются. Созвучное трудной для иностранцев русской фамилии прозвище Калашников, против которого Кулижников не возражает, ему не в России дали.

 

Послеолимпийский зимний сезон оказался традиционно богат на сенсации, российских тоже хватало. 23-летний саночник Семен Павличенко обыграл самого Феликса Лоха и стал первым после 34-летнего перерыва чемпионом мира. 25-летний конькобежец Денис Юсков в блестящем стиле выиграл чемпионат мира на дистанции 1500 метров. Вечно «серебряный» лыжник-ветеран Максим Вылегжанин на провальном для команды чемпионате мира вырвал-таки свое первое большое золото в скиатлоне. Чемпионом мира стал сноубордист Алексей Соболев. В горных лыжах, что вовсе из разряда невозможного, один этап Кубка мира остался за Александром Хорошиловым. Увы, плохо поддерживают положительную тенденцию на чемпионате мира в финском Контиолахти биатлонисты, но к этому, впрочем, можно было быть готовым.

Но уходящий сезон войдет в историю прежде всего как «сезон Кулижникова». Потому что никто из российских спортсменов в обозримом прошлом не дебютировал столь ярко и победительно и не доминировал столь тотально, как он, — да еще в знаковых дисциплинах, традиции в которых, казалось, были утрачены надолго. Для современной России подобное явление, возникающее отнюдь не благодаря системе, есть редкость чрезвычайная.

Феноменальный старт совсем не означает, что Кулижников, поставив на уши весь конькобежный мир, пришел надолго, и уже пора считать его будущие медали, в том числе олимпийские. Да, у нас даже в новейшие, не слишком богатые на таланты времена, особо одаренные спортсмены все-таки появлялись. Но, если брать традиционные и не зависящие от субъективных оценок дисциплины, полностью реализовать свой потенциал и на протяжении длительного времени оставаться безусловным номером первым мало у кого получалось: жизнь на вершинах помимо дара требует самоотречения и неизбывной жажды побеждать, а это удел избранных.

Шанс стать таковым Павлу Кулижникову дан. Осталось этим шансом распорядиться.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera