Мнения

Ну, с богом… Париж создал комитет по борьбе с мракобесием

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 26 от 16 марта 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юрий Сафроновсобкор в Париже

В пятницу мэр Парижа объявила о создании в городе Наблюдательного комитета по вопросам светскости. В России такой комитет мог бы получить неофициальное название «…по борьбе с религиозным мракобесием»…

Французы, правда, не употребляют этот термин, когда говорят об опасностях, которые религия принесет в случае, если получит доступ (идеологический или финансовый) в государственные институты. Не употребляют просто потому, что служителям культа давно уже указали их место (в культовых сооружениях и не дальше)… Так что в нынешних условиях страна почти не имеет шансов погрузиться в религиозное мракобесие. Другое дело, что условия нужно постоянно поддерживать в надлежащем состоянии. Для этого в 2013-м году президент Олланд запустил национальный Наблюдательный комитет по вопросам светскости, а сейчас такие комитеты начинают открываться на местах: пару месяцев назад — в регионе Рона-Альпы, потом в Провансе, в пятницу — в Париже...

Их цель — защита светскости, т.е. «возможности и веровать, и не веровать», как говорит премьер-министр Вальс. Эту возможность страна охраняет свято.

Национальный комитет подчиняется правительству и состоит из сенаторов, депутатов, юристов, писателей, философов… Бороться эти солидные господа должны не с «оскорблением чувств верующих», а наоборот, с тем, чтобы такие формулировки не возникали. Господа должны думать над тем, как поддерживать веру в светские ценности в школах; предлагать решения, которые будут смягчать трения между представителями разных религий; вырабатывать правила по недопущению вмешательства церкви в дела светских институтов.

Никакие государственные институты — от районных яслей до Елисейского дворца – не имеют права размещать в своих стенах религиозные символы или делать заявления, которые могут быть истолкованы в пользу религии.

Поэтому очень трудно представить себе, что условный французский религиозный деятель (например, с нанопылью под ногтями) осмелится указующим перстом направлять республиканскую паству к избирательным кабинкам или выступать с политической программой с трибуны парламента.

Трудно себе представить и то, что кто-нибудь во Франции положительно выскажется в адрес убийц, которые «мстили за пророка», и не будет приглашен в суд, чтобы получить штраф и (или) небольшой тюремный срок. Для начала.

А чтобы прокуратуре было легче отслеживать подобные случаи, существуют наблюдательные комитеты по вопросам светскости.

Потому что, хоть церковь во Франции и отделена от государства с 1905 года, но борьба за светскость продолжается. Сегодня основная мишень — джихадизм, вчера — католический интегризм, завтра, не приведи господи — что-нибудь пострашнее.

К тому же, до сих пор возникают мелкие «эксцессы на местах». Например, в конце прошлого года в холле здания Генерального совета Вандеи выставили рождественские ясли. С подачи Наблюдательного совета суд постановил убрать религиозные символы из органа республиканской власти.

Ближайшая задача — добиться отмены архаичной статьи о богохульстве, которая до сих пор действует в Эльзасe. И хотя статью не применяют, председатель Совета, господин Бьянко считает, что она «смотрится дико»* — особенно на фоне трагедии «Шарли Эбдо».

Кстати, за отмену статьи выступают и региональные религиозные шишки. Для сравнения, последняя новость о религиозном функционере из российского региона звучит так: «Напутствуя бойцов (на войну с Украиной — Ю. С.), служитель храма Иннокентия Московского Владимир Зайцев заявил: «Если придется, а придется обязательно — бейте фашистскую сволочь и ничего не бойтесь».

Если кто-то еще не понимает, почему адекватная власть должна стоять на страже светскости, пусть подумает о собственной безопасности. В обстановке религиозного мракобесия под угрозой находятся все. Даже мракобесы. Религиозные споры взрывоопасны, а светскость — это еще и защита от агрессии, которую фанатики могут проявить хоть на улице, хоть в суде.

В цивилизованном светском государстве никто не подумает открывать уголовное дело за «оскорбление» пророка, Иисуса или Прозерпины с Бахусом. Да и можно ли оскорбить пророка сильнее, чем это сделали террористы в редакции Charlie Hebdo… Ведь даже словесные нападки на «неверующих» противны самой природе религии. Как сказал на днях на круглом столе «Литература и светскость» Таар Бекри, тунисский поэт и преподаватель университета Париж X, «защищая единственное толкование священного текста, мы его убиваем».

«Религиозное мракобесие может возникнуть только на истощенной почве, в обществе, которое потеряло ориентиры и не может обрести свою идентичность», — добавил Жан-Батист Пара, другой поэт, редактор журнала «Европа».

 

* Статья осталась в местном законодательстве, т.к. в момент отделения церкви от государства (1905) регион входил в состав Германии.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera