Сюжеты

Правосудие скрылось за горизонтом

Почему суд по делу о крушении в Охотском море буровой платформы «Кольская» загнали в недосягаемую глушь

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 34 от 3 апреля 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Галина Мурсалиеваобозреватель «Новой»

Почему суд по делу о крушении в Охотском море буровой платформы «Кольская» загнали в недосягаемую глушь

Фото: РИА Новости

Изначально заседания планировалось проводить в городском суде Поронайска на Сахалине. Какое отношение имеет этот маленький городок с населением 15 тысяч жителей к резонансной трагедии — массовой гибели моряков и нефтяников? Давайте вспомним: буровая платформа «Кольская», на которой находились 67 человек, затонула 18 декабря 2011 года во время буксировки в Охотском море. Спасти удалось 14 человек. Среди погибших моряков — 36 из Мурманской области. Найти и опознать удалось только 9 тел, которые похоронены на мурманском городском кладбище.

Ни один из тех, кто выжил, и из тех, кто погиб в штормовых пятиметровых волнах, в Поронайске не жил. Ни один из тех, кого в уголовном деле официально называют «потерпевшими» и «свидетелями», там тоже не живет. Где находится этот город? Почти в 300 км на север от Южно-Сахалинска. Из Поронайска раз в день ходит поезд. На машине туда и обратно за день не обернешься. Так почему — Поронайск?

— Формально это самый близкий к месту трагедии населенный пункт, а неформально — явный намек: все должны понять, что это событие местного значения, и его будет рассматривать соответствующего уровня суд, — говорит Елена Богуш, вдова старшего механика по буровому оборудованию платформы «Кольская» Ильи Карташева. — Больше никому это не интересно, страна может спать спокойно.

В ст. 32 п. 3 УПК говорится: «Если преступления совершены в разных местах, то уголовное дело рассматривается судом, юрисдикция которого распространяется на то место, где совершено большинство расследованных по данному уголовному делу преступлений или совершено наиболее тяжкое из них».

«Кольская» утонула в Охотском море, но руководство операцией по спасению платформы осуществлялось оперативным штабом судовладельца АМНГР (ОАО «Арктикморнефтегазразведка») из Мурманска. Там же планировалась и сама зимняя буксировка, которая, по мнению всех независимых экспертов, и привела к трагедии. На фотографиях, запечатлевших крушение, видно, что огромная платформа перевернулась мгновенно, все 67 человек просто не успели отплыть от образовавшейся воронки. Но на платформе в тот момент должны были находиться максимум 15 человек: перегон — дело моряков, а не бурильщиков и геологов. Во всех более или менее цивилизованных странах мира специалистов отправляют вертолетом, на всех платформах есть для них площадки. Это быстрее, удобнее, но… дороже.

На «Кольскую» погрузили всех. Выжившие писали на интернет-форумах, что им перед отъездом начали срочно придумывать судовые роли, бумажки какие-то рисовали — «для чего этот человек нужен на платформе». Люди на «Кольской» оказались в ледовой ловушке, им физически было из нее не выбраться. Платформа находилась в море, в десятках километров от берега! Ушло последнее судно, потому что в Магадане порт уже замерзал. Еще немного, и льды затерли бы платформу, надо было уходить. Профессионалы: бурильщики, инженеры и геологи — оказались в заложниках.

— Провести суд в максимально закрытом режиме, чтобы туда не смогло попасть большинство потерпевших, не доехали бы журналисты, — в этом я вижу объяснение тому, что суд решено было устроить буквально на краю света, — продолжает свой рассказ Елена Богуш. — Чтобы страна узнавала о происходящем лишь из официальных источников. Как это и случилось сейчас: все газеты и сайты просто перепечатали официальный пресс-релиз ДВСУТ (Дальневосточное следственное управление на транспорте Следственного комитета РФ.Г.М.) без каких-либо своих комментариев. И многие федеральные СМИ его просто не заметили.

А родственники погибших заметили. Вот что они говорят и пишут:

«В пресс-релизе ДВСУТ много внимания уделяется чисто техническим причинам гибели платформы — «превышение скорости, повреждения опорной колонны…» и пр. Вопрос о допустимости зимней буксировки следствие не рассматривало, очевидно, потому, что решение о ней принимали вовсе не те, кого назначили обвиняемыми».

Родственники задаются закономерными вопросами: что именно заставило людей работать уже после завершения сезона бурения? Почему они оказались там в декабре? Им известно имя человека, подписавшего приказ о зимней буксировке «Кольской». Это бывший и.о. гендиректора АМНГР Мелехов. Хотя в обвинительном заключении в качестве «исполняющего обязанности заместителя генерального директора по безопасности мореплавания» АМНГР назван совершенно другой человек — Б. Лихван.

«На самом деле Б. Лихван был назначен и.о. гендиректора АМНГР лишь на время буксировки платформы, — заявляют родственники. — Когда сам и.о. гендиректора и его заместитель по флоту отбыли в командировки, причем последнему ее продлили задним числом, уже после гибели платформы. Но такое удачное совпадение не вызвало никаких вопросов у следствия. До и после буксировки Лихван являлся заместителем начальника службы эксплуатации флота и безопасности мореплавания. Начальником службы был М. Терсин, которого отправили на «Кольскую» ответственным за буксировку, — подобной должности вообще не предусмотрено, по инструкции начальником буксировки назначается капитан одного из судов-буксировщиков. Вдумайтесь: в гибели платформы обвиняют заместителя ответственного за буксировку, руководившего ею с платформы, за то, что он, будучи временно назначен и.о. гендиректора, плохо руководил из Мурманска своим начальником, находящимся на борту «Кольской»! Абсурд…»

— О многом не говорится в пресс-релизе следственного управления, зато упомянуто «уникальное подводное обследование затонувшей буровой установки с применением глубоководного аппарата Triton, — говорит Елена Богуш. — Аппарат действительно прекрасный, нескольким родственникам погибших по приглашению следователя удалось увидеть эту операцию на месте затопления «Кольской». Жаль только, что она ничего не дала, да и не могла дать для установления причин трагедии. И нет в том вины участников обследования. Да и какая разница, «кувыркнулась» (как выразился один моряк на судне-буксировщике) платформа носом или левым бортом? Есть несколько томов подробного описания причин смерти так и не найденных тел. О причине догадываетесь? «Они утонули». Зачем мне читать о предполагаемых причинах смерти моего мужа, если я точно знаю, что он доплыл до буксира «Нефтегаз», но поднять на борт его не смогли? Люди на борту могли посмотреть на часы и точно сказать, когда это было. И почему. Я не буду подавать на них за это в суд, я просто хочу знать правду. А следствие мне вместо нее — экспертизу с предположениями…

Елена Богуш была первой из тех, кто возмутился рассмотрением дела «на краю света». Ее ходатайство о переносе дела пришло первым в Поронайский суд. Этого оказалось достаточно, чтобы председатель суда поставил вопрос о переносе суда в Мурманск перед Сахалинским областным судом: по закону принимать решение об изменении территориальной подсудности может только вышестоящий суд. А в Сахалинском суде ответили, что с учетом важности дела окончательное решение о подсудности будет принимать Верховный суд РФ.

Примеру Елены последовали мурманчане и потерпевшие из других городов Центральной России. Теперь они отправляют заявления в Сахалинский областной суд с просьбой направить уголовное дело для рассмотрения по существу в Мурманск.

Люди надеются...

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera